Плененный тьмой

Айви Александра

Серия: Хранители Вечности [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Плененный тьмой (Айви Александра)

Глава 1

Особняк, находящийся в самом сердце Мейфэра, был красив. Расположенный недалеко от Гайд-парка, он гордился своим колонным портиком, а также большой террасой, которая выходила в ухоженный сад с беседкой. Высокими и арочными окнами, из которых лился свет на мощеную улицу, которая была забита дорогими экипажами. Вдоль крыши возвышался ряд мраморных статуй, смотрящих вниз на прибывающих гостей. Интерьер был не менее элегантен.

Мраморные арки, с позолоченной окантовкой и темно-красными стеновыми панелями. И такая же мебель, намекала на египетское влияние (неудачная мода, введенная Принцем-регентом). Изобилие произведений искусства, выбранных больше, чтобы произвести впечатление на общество, а не для того, чтобы искренне восхищаться. Наверху в бальном зале вспыхивали цвета, когда гости кружились под светящимися люстрами. Зал был настолько переполнен, что казалось, будто вся Англия собралась там.

Весенний бал лорда Тредвелла был неофициальным началом лондонского сезона, и одним из самых популярных по количеству приглашенных за весь год. Матери грозились броситься в Темзу, если их дочери не были в числе удачливых дебютанток в списке приглашенных, а политически амбициозные джентльмены, как было известно, предлагали взятки просто, чтобы перешагнуть порог. Здесь собралась влиятельная элита со всей Англии, но они как один затаили дыхание, когда последний гость прошел через двойные двери, рассматривая толпу со скучающим видом.

Виктор, Маркиз ДеРоза был достойным их внимания. И хотя он не крупный джентльмен, он обладал своего рода гладким, точеным телом, которое подчеркивал сшитый на заказ черный сюртук и белые атласные бриджи до колена. Лицо с благородными чертами и широким лбом, орлиным носом и широким ртом, который может застывать с жестокостью или смягчаться с чувственным обещанием. Его волосы были столь же темными и блестящими, как воронье крыло, и свободно спадающие на плечи, а не короткие по моде `a la Titus [1] как у многих молодых денди.

Но именно его глаза привлекли внимание большинства. Чистого серебряного цвета, они были оправлены черным ободком, настолько пронзительные, что никто не осмеливался смотреть в них. Это были глаза хищника. Безжалостный охотник, который считал человека жертвой. И простого взгляда было достаточно, чтобы заставить бедных смертных трепетать.

Некоторых в страхе. Некоторых в вожделении. Всех в уважении.

Они возможно и не понимали, почему так сильно реагировали на изысканного Маркиза ДеРозу, но они инстинктивно подчинялись его воле. Небольшая, насмешливая улыбка изогнула губы Виктора, когда он шел навстречу хозяину и хозяйке, которые трепетали с испуганным восторгом на его неожиданный приезд. В конце концов, Виктор был в Венеции последние шесть месяцев, и вернулся в Лондон только накануне вечером. Никто не знал о его присутствии в городе. Кроме того, он редко снисходил до участия, в таких утомительных званых вечеров, даже перед отъездом из Лондона.

Почему?

Как вождь клана лондонских вампиров, он был самым могущественным демоном в Англии. Стоило ему только пошевелить пальцем, и он будет иметь целый гарем красивых женщин, человеческих или демониц, насыщавших его голод. Крови или секса. А что касается развлечения …

После шести столетий наслаждения самыми экзотическими и редкими удовольствиями, которые можно обнаружить во всем мире (быть единственным мужчиной на острове, заполненном лесными эльфами женского пола, предоставляя свою силу в борьбе против смертельного демона Yegni), бал в мирском обществе был до смехотворности скучен. Или, по крайней мере, должен быть.

Он скрыл свое скучающее выражение, когда его взгляд незаметно пробежался по толпе, пока он не обнаружил женщину, пожалуй, единственную во всем мире, кто мог заманить его в душный, переполненный особняк. Она была здесь. Он уже уловил запах спелых персиков. Да. Она была там. Мисс Джульетта Лоуренс. Его мертвое сердце забилось с волнением, которого он не совсем понимал. Женщина была достаточно красивой. От ее отца беса, она унаследовала тонкие черты лица и длинную копну завитков яркого цвета осенней листвы. Она также была наделена слегка раскосыми глазами, бледно-зеленого оттенка. Но, в отличие от большинства бесов, она была скорее стройная, чем пышная, с врожденным изяществом, которое привлекло его внимание, когда она приехала в Лондон два года назад. Красоты, однако, было недостаточно, чтобы объяснить его параноидальное увлечение этой женщиной. Особенно учитывая, что ее мать была ведьмой.

Он ненавидел ведьм. Не только потому, что его единственной слабостью, как вампира, была магия, но еще потому, что его брат, Данте, был похищен целым шабашем ведьм и прикован их заклинаниями на всю вечность. Никчемные шлюхи. И хуже, Джульетта в настоящее время под защитой могущественного мага, Джастина, Лорда Хоторна. Он ненавидел магов, так же сильно, как ненавидел ведьм. Особенно высокомерных, напыщенных магов, которые не обладают здравым умом, чтобы подчиниться для их же блага.

Так почему же он все больше и больше был поглощен дикой нуждой владеть Мисс Лоуренс, как его собственностью? Виктор попытался признать, что это было не что иное, как факт того, что Джульетта упрямо отказалась поддаваться его обольщению. Прошли столетия с тех пор, когда женщина якобы была безразлична к его чарам. Что было более соблазнительно, чем добыча, которая достаточно умна, чтобы попытаться бороться? Он даже ездил в Венецию, чтобы доказать, что его увлечение женщиной было не более чем мимолетным помешательством, и легко устраняемым. К сожалению, все, что ему удалось доказать, что мисс Джулиетте Лоуренс было предназначено его изводить, независимо от расстояния между ними. Он заполнил свои ночи самыми привлекательными женщинами и обильными развлечениями, но он не мог избавиться от ноющей нужды вернуться в Лондон. К Джулиетте.

Его губы искривились, когда он смотрел, как она напряглась и медленно повернулась в его сторону, запоздало чувствуя его присутствие. Предсказуемое выражение ужаса исказило ее прекрасные черты, прежде чем она украдкой стала пробираться сквозь толпу, явно собираясь убегать. Он двинулся вперед. Погоня началась и ей не удастся убежать. Начиная с сегодняшнего вечера, Джульетта будет платить за превращения его практически в евнуха.

- Милорд...
- не подозревая, как близко он подошел к тому, чтобы умереть быстрой, кровавой смертью, Лорд Тредвелл преградил путь Виктору и схватил его за руку.

- Мы никогда не ожидали... такой восторг...

Виктор подавил бурное желание вырвать горло хозяину. Даже если Джулиетте удастся ускользнуть, нет места, где она могла спрятаться. Вместо этого, он посмотрел на пухлые пальчики, которые впились в его Брюссельские кружева, которые выглядывали из-за кромки рукава его сюртука.

- Мой дорогой Чарлз, не могли бы вы убрать руку с кружева, если бы не оно, плохо было бы моей руке.

Тредвелл отдернул свою руку, опустив ее под свой красно-коричневый сюртук за носовым платком, чтобы вытереть пот с его покрасневшего лица.

- Тысячу извинений!
- Дворянин нервно откашлялся, его обычное самодовольное превосходства явно отсутствовало.
- Пожалуйста, позвольте мне представить мою жену.
- Он махнул незанятой рукой в сторону пухлой блондинке, моложе его больше, чем в два раза, которая стояла позади него.

- Летти, это Маркиз ДеРоза. ДеРоза, моя жена, Леди Тредвелл.

Виктор изящно поклонился.

- Очарован.

- Ох.
- Женщина резко взмахнула веером, широко распахнув глаза и приоткрыв губы в женском восхищении.
- Ох.

Тредвелл отрывесто засмеялся, хлопая Виктора по плечу, как будто он имел полное право прикасаться к самому мощному демону в Англии.

- Я говорил, что вы совершенно потрясете бедную девочку.

Он подмигнул Виктору, который был абсолютно равнодушен к внезапному смущению его жены.

- Позвольте мне сопроводить вас в к карточной комнате. Таким образом, вас не побеспокоят хихикающие женщины. Вызывающие Всегда лучше избегать их, когда возможно, а?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.