Близкие люди

Третьякова Наталья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Посвящается

Добрым соседям

и просто Хорошим людям

Артёмовым Ольге Михайловне

и Виктору Васильевичу -

"Маменьке" и "Папеньке",

как ласково называли этих

близких людей в нашей семье.

БЛИЗКИЕ ЛЮДИ

Семья Третьяковых жила в небольшом домике, так называемом барачного типа, с общим двором и соседями за стенкой. Их жилище состояло из двух комнат, кухни и веранды. Молодой семье предложили пожить в этой «квартире» хорошие знакомые, репрессированные в свое время переселенцы из Ленинграда – Арсений Семенович и Вера Александровна. В квартирке жила сестра Веры Александровны – Зинаида. Вот ее, женщину с ослабленным после инсульта здоровьем, и забрали родственники в благоустроенную квартиру, находившуюся в Четвертом микрорайоне, а молодой чете – Валерию и Лилии – предложили эту освободившуюся жилплощадь для построения «семейного гнезда».

Молодые с благодарностью приняли такой жест доброй воли, так как на отдельное жилье не заработаешь, жить с родителями – перспектива не из лучших, потому что у тех семеро по лавкам и без молодоженов, а тут – отдельное, пусть и не вполне благоустроенное, но свое жилье, с хорошими соседями, большим общим двором, да еще и в центре города Фрунзе, на улице Советской, недалеко от железной дороги. Транспорт ходит часто, уехать можно в любой конец города. В общем, дом оказался самым лучшим подарком молодоженам.

Лилечка – девушка старательная, чистоплотная и работящая, - вымыла, вычистила, обновила благодаря помощи и заботе своего любимого Валерочки все комнаты, украсила занавесками. Молодые приобрели кое-какую мебель. Создали свой уют, в котором можно растить детишек, тем более первенец вот-вот должен был появиться на свет.

Валерий учился в Физкультурном институте, работал учителем в школе, Лилечка трудилась в библиотечном коллекторе, комплектовала книги по школам, учебным учреждениям и организациям. Трудилась молодая семья на благо советского общества и себе.

Жили скромно, трудно, не всегда хватало заработанных денег, но мирились с этим, потому что жизнь была тяжелая не только у них, а добрые люди помогут, кто советом, кто делом, а кто просто участием.

Этими добрыми людьми для молодой супружеской пары стала семья – Вялковских-Есиповых, представителей благородных дворянских кровей, незаслуженно пострадавших в тридцать седьмом году, когда, без суда и следствия, наклеив ярмо «Враг народа», людей тасовали по огромной стране, вырывая целые семьи с малолетними детьми и стариками из привычного бытия, устоявшегося уклада, бросая их на произвол судьбы, закидывая «смутьянов» подальше от центральных городов на окраины Сибири и Средней Азии.

Близкими, но не родными по крови, людьми для семьи Третьяковых стали и соседи, те, которые жили через стенку – Ольга и Виктор, возрастом старше молодой семьи, а, следовательно, мудрее и опытнее. Они помогали, как могли: и советом, и наставлениями и даже материальной помощью, от которой Лиля с Валерой не отказывались. Соседи жили дружно и были друг другу родными, как старшие брат и сестра берут шефство над младшими, учат их, помогают, и, в случае чего, всегда бегут на выручку.

Так случилось и в этот раз. Съездив в четвертый микрорайон в семью Вялковских-Есиповых, чтобы помочь старикам подготовиться к светлому празднику Рождества Христова, - убрать в квартире, обсудить блюда стола и начать приготовления с готовки вкусного холодца, Лиля, будучи в самой последней стадии предстоящего материнства, и Валера – заботливый супруг, вернулись в дом. Поясница у Лилечки раскалывалась, живот тянуло, но она не жаловалась, понимая, что, наверное, просто устала от работы, проделанной за день. Супруг заботливо уложил ее в постель, напоил чаем, а сам сел за стол, чтобы написать несколько конспектов. Утомившись, лег спать далеко за полночь.

Под утро его разбудили вздохи жены.

- Валера, Валера, проснись! У меня все болит. Кажется, началось . . .

- Что началось? – спросонья не понял он.

- Роды начались, в больницу надо.

- Ты, что, Лилечка, какая больница в четыре утра? Там врачи-то еще спят. Потерпи, родная, до утра, а как посветлеет – пойдем.

- Валерочка, а я терпеть не могу, пока посветлеет. Мне нужно сейчас . . .

- Ну, что ты говоришь, милая? Как, не можешь потерпеть? Все же терпят?

- Все-то терпят, а ребенок ждать не будет.

- Так! Что же делать мне, Лилечка?

- Иди, буди соседей, дорогой.

- Ты с ума сошла! Они же спят, им завтра на работу.

- Буди Ольгу! – уже настойчиво сказала Лиля. – Так как мороз на дворе, возьми ложку и постучи в стенку. Они услышат и придут. А ты, пожалуйста, не уходи, а то мне страшно.

- Нет, Лилечка, как ты себе представляешь такую картину. Соседи наши спят, а тут мы стучим ложкой в стенку. Я бы послал по матушке таких звонарей. Лучше, я оденусь и схожу к ним, чтобы объяснить ситуацию.

- Ну, хорошо, беги, милый, только скорее, а то мне совсем невмоготу становится.

Валера быстро оделся и выскочил из дома, чтобы разбудить Ольгу с Виктором.

Дверь открыл сонный хозяин.

- Витя, ты меня, конечно, извини, но там моя Лилька так не вовремя начала, по-моему, рожать. Что делать нам? Ждать до утра?

- А, кто этих баб поймет! Заходи, сейчас Ольгу разбужу.

Витя ушел в спальню, а Валера остался дожидаться в кухне. Ольга вышла достаточно скоро и сразу накинулась на мужчин:

- Что вы меня сразу не разбудили, олухи? Торопиться надо.

- Я думал, что можно потерпеть до утра, - оправдываясь, ответил Валера.

- Ха, потерпеть. Хоть одному бы мужику перетерпеть то, что испытывает женщина в родах. Ну-ка, собрались и бегом, - скомандовала Ольга.

Мужики засуетились. Через минуту, после этого короткого разговора все трое уже были у Лилечки.

Выпроводив мужиков на кухню, Ольга пошепталась с роженицей о том, что надо надеть и как себя правильно вести, чтобы облегчить страдания.

Добрая соседка помогла будущей маме одеться, и они, вчетвером, вышли в морозное утро, чтобы проделать недалекий путь до родильного дома. По дороге мужчины как могли веселыми рассказами и шутками отвлекали женщин от их «страдания» - одной, болезненного, другой – «сопереживательного». Дойдя до дверей роддома, сдали роженицу врачам, пожелав ей успешного разрешения от бремени. Успели вовремя. И хорошо, что не стали ждать до утра, так как уже ближе к трем часам дня родилась маленькая девчушка, которую Ольга, в последствии, назвала Таткой, так как, по сути, явилась для нее крестной матерью, вовремя пришедшей на помощь молоденькой маме Лилечке.

Долго еще, спустя годы, они, сидя в праздники за столом, с теплом и хохотом вспоминали всю эту историю, как Валерочка уговаривал Лилечку потерпеть до утра с родами, как будто от нее зависело – рожать ей сейчас, или завтра. А Татка всегда слушала эту историю, которая рассказывалась бесконечно, но с новыми эмоциональными оттенками, и гордилась ею – историей своего появления на свет. И людьми, которые эту историю сделали реальностью, своеобразной семейной байкой. Людьми, по-настоящему ставшими близкими, хотя и не родными по крови.

16 октября 2015 г.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.