Александр Михайлович Зайцев

Ключевич А. С.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Александр Михайлович Зайцев (Ключевич А.)

А. С. Ключевич, Г. В. Быков

Александр Михайлович

ЗАЙЦЕВ

1841—1910

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1980

К 52 К л ю ч е в и ч А. С., Быков Г. В. Александр Михайлович Зайцев (1841—1910). — М.: Наука, 1980,175 с.

А. М. Зайцев — ученик А. М. Бутлерова, выдающийся химик-органик, около 40 лет возглавлял кафедру органической химии в Казанском университете. Из его школы вышли E. Е. Вагнер, С. Н. Реформатский, А. Е. Арбузов и другие видные русские химики.

Предлагаемая книга является первой монографией об А. М. Зайцеве. Написанная на основе большого числа ранее неизвестных архивных материалов и литературных источников, она добавляет много нового к имеющимся сведениям о жизни, педагогической и научной деятельности ученого.

18.3

Ответственный редактор доктор химических наук В. М. ПОТАПОВ

21100-060

К

054 (02)-80

88-79 НП 1803000000

От авторов

Казанская школа химиков — уникальное явление в истории русской науки. Труды казанских химиков получили мировое признание еще в первой половине XIX в., а ее представители во второй половине XIX в. занимали кафедры во всех университетах России и во многих других учебных заведениях. Одним из виднейших представителей этой школы был Александр Михайлович Зайцев, возглавлявший около 40 лет, более, чем кто-либо из его предшественников, кафедру химии в Казанском университете.

Биография Александра Михайловича Зайцева — одного из виднейших русских химиков-органиков знаменитой бутлеровской школы — бедна внешними событиями и во многом оставалась недосказанной как им самим, так и теми, кто писал о нем. Первым, казалось бы, должен был восполнить пробелы особо близкий к А. М. Зайцеву ученик его А. Н. Реформатский (правда, с 1889 г. живший в Москве); опубликовав в 1910 г. некролог [1], он стал писать обстоятельную биографию своего учителя для «Журнала Русского физико-химического общества». В ней сказано, что автор «добывал» сведения в Казанском университете, получил их также от двух братьев покойного, от его дына и от казанских профессоров. Была использована и рукопись некролога, подготовленного его братом, С. Н. Реформатским [2]. И все же, по словам биографа, «к великому сожалению, не удалось собрать никаких сведений ни о детских, ни о юношеских — гимназических годах жизни А [лександра] М [ихайловича]. Да и в Университете добытые нами сведения застают А. М. в 1862 году уже оканчивающим курс и увлеченным химией» [3, с. 859].

После такого утверждения никто уже не пытался серьезно изучить историю раннего периода жизни А. М. Зайцева, и были упущены многие возможности. Не исключено, впрочем, что все это соответствовало желаниям самого Александра Михайловича и его родных. Лишь после обстоятельной работы одного из авторов книги (А. С. Ключевича) в архивах Казани (фонд Казанского университета в Гос. архиве ТАССР и др.),авто¬

5

рого (Г. В. Быкова) [4] — в архивах Ленинграда (фонд Министерства народного просвещения в Центральном государственном историческом архиве и др.) стало возможным написание достоверной биографии А. М. Зайцева. Теперь можно показать, что он был главой целой династии Зай- цевых-химиков, состоявшей из его братьев, сына и племянников, которых в литературе часто путают друг с другом и с А. М. Зайцевым вследствие близости тематики работ, а иногда и совпадения инициалов.

При написании настоящей биографии были использованы и новейшие публикации архивных материалов, в первую очередь писем А. М. Зайцева своему учителю и признанному лидеру русских химиков-органиков

А. М. Бутлерову.

В свете общих требований к биографии ученого интересны следующие слова академика П. Л. Капицы: «После торжественного заседания, где выступили ученики Максвелла, делившиеся с нами воспоминаниями, Резерфорд спросил меня, как мне понравились доклады. Я ответил: «Доклады были очень интересны, но меня поразило, что все говорили о* Максвелле только исключительно хорошее и представили его как бы в виде сахарного экстракта. А мне хотелось бы видеть Максвелла настоящим живым человеком, со всеми его человеческими чертами и недостатками, которые, конечно, есть у человека, как бы гениален он ни был» [5]. П. Л. Капица сказал это в 1966 г., выступая с воспоминаниями о своем учителе — Резерфорде. При этом он признался, что и для него «время поглотило все мелкие человеческие недостатки» Резерфорда.

В своей работе мы пытались представить А. М. Зайцева «настоящим живым человеком» в его связях и взаимоотношениях с окружающими. Отбрасывая мелкие недостатки, старались не «засахарить» образ ученого.

Настоящая книга состоит из двух частей. Часть I (Биография и педагогическая деятельность), а также раздел «Связь А. М. Зайцева с жировой промышленностью» написаны А. С. Ключевичем, часть II (Научная деятельность), а также раздел «Курс органической химии» — Г. В. Быковым. Библиография трудов А. М. Зайцева по химии, публикуемая в настоящей книге (составитель Г. В. Быков), уточнена и значительно пополнена по сравнению со списками его работ, опубликованными ранее.

Часть первая

Биография.

Педагогическая деятельность

Глава 1

Детство, гимназия и университет

Есть указание, что предки А. М. Зайцева жили в Казани еще до завоевания ее Иваном Грозным [6]. Это позволяет предполагать, что они были торговыми людьми — посредниками в торговле Русского государства со странами Востока. Отец Александра — Михаил Саввич, бывший по записи 1841 г. купеческим сыном, а позднее купцом 2-й гильдии, являлся почетным потомственным гражданином. Он вел оптовую торговлю чаем и сахаром, и старшие сыновья его — Николай и Иван — также занимались торговлей [2, с. 858].

Примерно в 1838 г. Михаил Саввич овдовел и женился на Наталье Васильевне Ляпуновой. Брат ее, Михаил Васильевич, весьма успешно — со степенью кандидата* и серебряной медалью — закончил в 1839 г. Казанский университет, а с 1840 г. стал астрономом-наблюда- телем (на правах адъюнкта**) в его обсерватории. С 1850 по 1855 г. он даже заведовал обсерваторией и руководил практическими занятиями студентов (при окладе экстраординарного профессора) [7]. В его домашней библиотеке было много книг не только по математике и астрономии, но и по философии, истории, этнографии, политической экономии и литературе [8].

* Степень кандидата присуждалась лицу, окончившему университетский курс с высокими оценками и с представлением небольшой «диссертации», т. е. дипломной работы (экспериментальной, теоретической, обзорно-статистической и т. п.). Остальным давалось звание действительного студента,

** Адъюнктом назывался помощник профессора, это была младшая ученая должность.

7

От второй жены Михаил Саввич имел трех сыновей: Константина *, Александра и Михаила. В 1847 г. Наталья Васильевна умерла от холеры, оставив мужу трех малолетних детей. Тогда Михаил Саввич вновь женился. Третья его супруга происходила из рода Доленго-Грабов- ских [9]. В семье М. С. Зайцева появились еще два сына: Павел и Алексей.

Мы видим, как рано остались на попечении мачехи дети Натальи Васильевны, в том числе шестилетний Александр. М. С. Зайцев хотел, чтобы его дети от второго брака пошли по торговой части. По словам С. Н. Реформатского, подобные намерения главы семьи «совершенно расходились с призванием молодого юноши: его влекли к себе науки» ,[3, с. 1]. Но М. В. Ляпунов сумел убедить М. С. Зайцева, что времена изменились и что дети должны получить хорошее образование. По крайней мере об Александре мы знаем, что Ляпунов при участии своих сестер готовил его к поступлению в гимназию.

IV—VII классы 2-й Казанской гимназии тех лет назывались специальными — в них готовили учащихся либо «на службу», либо «в университет». Первым преподавали в большом объеме законоведение, вторым — более трудный предмет, латинский язык, а также естествознание. Физика изучалась (всеми) в небольшом объеме, а химии вообще не было.

Казанский университет с большим трудом набирал юношей в студенты, и тех, кто имел в аттестате латынь, принимали без экзамена. Александр Зайцев учился в гимназии «на законоведа» и окончил ее, не стал медалистом [13]. Однако, перейдя в VII класс, он мог уже «заразиться» интересами своего старшего брата Константина, с успехом начавшего учиться на камеральном отделении юридического факультета университета. Решив последовать его примеру, Александр занялся латынью и с помощью Ляпунова одолел ее. С небольшим опозданием он сдал экзамен и 25 августа 1858 г. стал «камералистом». После этого в документах университета Констан¬

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.