Проказница

Третьякова Наталья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Проказница.

Все мы были детьми. Детство и шалость неотделимы друг от друга, потому что в экспериментах, которые ставят над собой дети, они находят суть, рациональное зерно и делают выводы, что есть «хорошо», а что «не очень». И порой печальный опыт тоже является опытом, хотя, казалось бы, и хвастаться особо-то и нечем.

Татка была из тех любознательных и смышленых детей, которым все надо знать, везде залезть, потому что только на собственных шишках понимаешь суть предмета и осмысление того, что ты вытворил в данную минуту.

Так как Татка росла среди дворовых мальчишек, то и затеи у нее были мальчишечьи. Но, что тут можно поделать, если в куклы мальчики наотрез отказываются играть, или прыгать на скакалке? Не получается у них дружить с той самой скакалкой или обручем, ну, не приспособлены пацаны к этому мастерству, не обучены!

Зато, Татке почти не приходилось уступать мальчишкам ни в чем. Надо залезть по высокой лестнице, ведущей на крышу сарая – да, запросто! Надо спрятаться во дворе, чтобы трудно было найти – легко! И так во всем.

Как-то раз собрались мальчишки, мал, мала, меньше, и решили покорить дерево. Во дворе конторы рос огромный, старый абрикос, который радовал плодами детей летом, да и весной зеленые упругие продолговатые абрикосики тоже уходили за милую душу, вызывая потом потуги в детских животах. Но, как можно было отказаться от вкусных кислинок? Правильно, никак!

Так вот, встали мальчишки вокруг этого дерева и решили проверить на прочность высокую толстую ветку. Идея была такой: влезть на нее и попробовать перекинуть веревку для того, чтобы потом сделать качели, привязав к этой веревке палку вместо сиденья. А кто полезет? Правильно, самый смелый «мальчишка» - это Татка. Подсадили ее пацаны на первую ветку, и поползла девчонка вверх, цепко хватаясь за веточки, выбирая ногами упругие сучки, которые могли выдержать вес ребенка. А мальчишки снизу подзуживают:

- Лезь, Татка, выше. Еще выше. Вот, а теперь левее. А вон, смотри, куда ногу ставишь!

Кричат, галдят, подают советы. А она ползет, не зная страха. Добралась. С торжеством глянула вниз на мальчишек. А потом поняла, что веревку-то забыла! Спускаться надо. А . . .как? Ветка качается. Страшно до жути. И понимает Татка, что ей теперь на дереве придется жить на веки вечные. Разревелась в голос, а мальчишки успокаивают:

- Не плачь! Ты аккуратно слазь, как залезла.

Ага, легко сказать! Татка и не знает, как она туда залезла! Влезть – легко, спуститься трудно.

Видят пацаны, что дело плохо, побежали отца звать:

- Дядя Валера, дядя Валера, а ваша Татка на дереве сидит, и слезть не может! Ревет . . . – гудят наперебой детские голоса.

Отец побежал спасать неразумную дочь. Подбежал к дереву и аж присвистнул:

- Ну, ничего себе, дочка, ты даешь! Как ты там оказалась?

- Не знаю, - пищит та. – Качели хотела сделать, а веревку забыла внизу.

Ревет. Боится, что и отец не поможет.

А папа, хоть и спортсмен, но тоже не рискнул взобраться на дерево. Как потом с него с дочерью слазить? Не дай бог, не удержит или сломается под нагрузкой ветка. Убиться можно.

- Подожди, Татка, - кричит ей. – Держись только крепче. Я за лестницей.

Побежал к сараю. А девчонка успокоилась: спасут ее. Надо только терпения набраться.

Идет отец, лестницу несет. Длинную-предлинную. Прислонил ее к стволу, подперев камнями ножки. Пацанам сказал, чтобы отошли подальше. Влез по перекладинам. Протянул руки к дочери. Обхватил ее и стянул на себя. Ноги дрожат, но в руках уже родное сокровище, осталось только вернуть на землю. Потихоньку стали сползать вниз. Вот уже и трава под ногами.

Не стал ругать папа, бесполезно, тем более Татка сама поняла, что больше не стоит таких подвигов совершать. Взял отец веревку, взлетел по лестнице вверх, перебросил через ветку, а внизу приделал удобное сидение для детей, со страхующими ограждениями, чтобы нельзя было выпасть с качели во время полета. Маме, конечно, не сказали о «подвиге» дочери, так как мама была очень чувствительной, и не поняла бы рвения Татки быть лучше, чем мальчишки. Ведь мама ее воспитывала девочкой. И кто виноват, что перевоспитывает ребенка улица, на которой бегают сплошь пацаны? Пронесло Татку на этот раз, избежала наказания. Но, в другой раз снисхождения к ней не было, так как напугала родителей изрядно по своей детской глупости.

Играли дети во дворе в «прятки», прятались, кто куда. Татка не смогла придумать ничего лучше, как спрятаться в общем туалете, стоявшим во дворе. И когда поняла, что ее вот-вот найдут, решила пойти на хитрость, чтобы не быть проигравшей. Оперлась на руки и спустила ноги в дырку, якобы упала . . . Держится на руках, а ноги болтаются в выгребной яме. Тут и пацаны, которые ее решили «затукать». Открыли дверь – картина. Девчонка чуть ли не в дырку туалетную проваливается.

Испугались и с криками:

- Дядя Валера! Дядя Валера! Ваша дочь в туалет упала! – чуть не довели отца до инфаркта.

Папа со всех ног бросился к злосчастному туалету, открыл дверь и, как морковку из грядки, выдернул дочь из дыры. Понятно, что запах от нее стоял еще тот! Так на вытянутых руках и дотащил домой, к маме, крича издалека:

- Готовь воду, мать! Будем чадо от «д. . . ма» отмывать!

Ох, и досталось же Татке за такую глупую сообразительность! Долго в углу стояла после того, как чистая, отмытая и наказанная недоумевала, за что же так жестоко обошлись с ней родители.

Зато мальчишки зауважали эту маленькую «пацанку», как большую. Ни у кого бы не хватило смелости вот так, запросто, «упасть» в туалет!

17 октября 2015 г.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.