Планета-вдова

Кошурникова Римма Викентьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Римма Кошурникова

ПЛАНЕТА-ВДОВА

Планета Альфа во всех отношениях образцовая планета. Например, здесь давно нет войн. Так давно, что альфяне забыли даже это слово. Сражения и битвы происходили теперь совершенно на другой территории — на ниве искусств и науки. И назывались они по-другому — диспутами, соревнованиями, симпозиумами, турнирами и пр. Альфяне гордились своими успехами и вели активную просветительную работу среди планет одной весовой категории.

И во всех других областях общественной жизни тоже был полный порядок. Труд стал потребностью альфян. Каждый работал столько, сколько считал нужным, и там, где приносил наибольшую пользу. Альфянки, например, занимались наиболее ювелирным и деликатным делом, требующим полного выражения их тонко и глубоко чувствующей души: воспитанием подрастающего поколения, приготовлением пищи и тьлафсанированием — укладыванием эластичной массы на проезжую часть дороги для придания ей большей прочности и оптимального коэффициента трения.

Альфянам была отведена самая сложная и трудоемкая область деятельности — умственная работа, требующая максимального напряжения душевных сил и богатырского здоровья. Таким образом, все находилось в естественной гармонии, и планета Альфа равномерно крутилась вокруг собственной оси и родной желтой звезды. Казалось, ничто не предвещало грозы. Но как сказал один альфянский поэт, «беда нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь».

Пришла она совершенно с неожиданной стороны. Очередная перепись населения установила, что процентное содержание альфянок несколько больше, чем альфян. Поначалу этот факт не вызвал большой тревоги: сегодня больше, завтра — меньше, год на год не приходится. Но какой-то новоявленный изобретатель заложил статистические данные переписи в «Астролог», машинку собственной конструкции, и она выдала ошеломляющий прогноз! Имеющаяся диспропорция имеет тенденцию к возрастанию, и к ...тысячному году может достигнуть катастрофических размеров: на сотню альфянок будет приходиться по... одному альфянину!

Альфа считалась довольно цивилизованной планетой в галактике, и научные прогнозы здесь пользовались заслуженным доверием. Поэтому срочно были созданы специальные комиссии по выяснению, во-первых, причин возникновения такой диспропорции, а во-вторых, по ее ограничению и по жесточайшему контролю деятельности альфян.

Всех альфян немедленно изъяли из хаотичной бессистемной домашней обстановки и поместили в специально созданные для них пансионаты, где они денно и нощно находились под неусыпным вниманием светил медицинской науки.

Теперь их сон, отдых и особенно труд были строго регламентированы, посторонние раздражители, как-то — телевизор, компьютер, радио, карты — были практически исключены, а все свидания, нарушающие нормальный эмоциональный потенциал альфян, категорически запрещены.

Но, не смотря на все так решительно и срочно принятые меры, число альфян сокращалось, причем, значительно более быстрыми темпами, чем предсказывал «Астролог». Этому процессу способствовало и появившееся внезапно психическое заболевание. У некоторых индивидуумов оно проявлялось в чрезмерном употреблении тонизирующих напитков, которые тайно и очень изобретательно подопечные изготовляли из обычных насущных продуктов — хлеба, воды, сахара...

Другие избирали иной способ самоубийства — раскладывали себя на атомы с предварительным сожжением карты сборки, без которой, увы, синтезировать несчастного не представлялось возможным. И вот настал день, когда их осталось только трое...

Фи, Ни, Та — эти имена знала вся планета. Это была ее последняя надежда, ее будущее, если хотите, жизнь вообще.

Каждое утро издавался бюллетень о состоянии их здоровья. Каждый проведенный день фиксировался, анализировался и доводился до сведения прекрасных альфянок. Каждую ночь их сон бдительно охранялся самыми достойными и заслуживающими абсолютного доверия стражницами.

Фи, Ни, Та были прекрасными представителями сильного пола. Крепкие физически, с богатырским аппетитом, послушные и покорные, они остро ощущали всю тяжесть взваленной на их плечи ответственности. После ежедневного пятичасового медицинского обследования и обязательной дойки, они сохраняли еще способность разговаривать и даже шутить.

— Слушай, Ни, ты сегодня был неосторожен! На игровой площадке проявил излишнюю заинтересованность к устройству двигательного механизма самоходки.

— А ты?.. Тоже хорош! Два раза подтянулся на ветке овереда!

— Не будем ссориться, — вмешался Та. — Все знают, что любая наша небрежность может стать роковой. Нас разъединят и лишат последней свободы передвижения! Предлагаю лучше обсудить, что у нас есть.

— Согласен. Расчеты по локализации антигравитационного тоннеля почти готовы, — сказал Фи. — Очень трудно одному, — пожаловался он. — Устаю.

— Ну разумеется, иметь в распоряжении ВЦ лучше, — съехидничал Ни.

— Угомонись! Лучше скажи, информация о ближайших соседях готова? — задал вопрос Та. — Ты должен был собрать ее на прошлой неделе.

— Полный ажур. Хотя с братьями по разуму договориться оказалось не легче, чем с нашими стражницами.

— У меня тоже порядок, — сказал Та. — Препарат, который позволит нам не аннигилировать при переходе через нуль-пространство, есть!

— Пробный пуск? — осторожно спросил Фи.

— Боюсь, что на испытания не остается времени, — заметил Ни. — Мне удалось подслушать один любопытный разговор. Нас решено уложить в анабиоз до выяснения причин катастрофы. “Они” не хотят рисковать последними экземплярами, то есть, нами.

— Когда?

— Не знаю. Но поторопиться следует. Если хотим отсюда выбраться.

Каждое новое дело — риск, поездка в "незнаемое". Разумеется, возможны и неудачи, и даже жертвы. А бывают и просто непредвиденные, неучтенные случаи. К примеру, когда на мирно идущего прохожего сваливается кирпич...

Такой незапланированный «кирпич» свалился на головы Фи и Ни, когда они, приняв фиксирующий препарат, пытались воспользоваться антигравитационным тоннелем. Их выловили элементарной крупноячеистой сеткой, которая на всякий пожарный случай была установлена на двух главных направлениях: к центру галактики и к недавно открытому и очень модному скоплению голубых звезд, где по всем показателям должны существовать обитаемые миры.

Побег удался лишь одному из троих — Та. Он просочился только потому, что взял ориентир на окраину глубокой провинции Млечного пути, в окрестности системы желтой звезды, куда никто никогда не летал и тем более не бегал.

Планета овдовела...

Горю не было границ. Вся звездная система из чувства солидарности не снимала траура в течение года. Во все концы вселенной было послан SOS, что планета Альфа звездной системы Икс, западного района галактики номер... овдовела в результате странной эпидемии, причины которой остались невыясненными. «Ищу планету-вдовца, — говорилось в сообщении. — Братья по разуму, не дайте погибнуть своей сестре!»

…Та вернулся с дежурства в свою полуподвальную комнатенку. Правда, теперь он звался Таран Юлий Михайлович — на этой планете любили длинные имена — и имел две руки, две ноги и одну голову. Но это, так сказать, мелочи, по сравнению с той опасностью, которой он избежал. В конце концов, можно привыкнуть и к вертикальному положению тела, и к той отвратительной животно-растительной диете, которая господствовала тут всюду. Ему, альфянину, были по силам и не такие испытания. Главное, он жил и работал! У него было замечательное занятие, о котором на родной планете он мог только мечтать. Работа не требовала напряжения душевных сил и даже минимального расхода мыслительной энергии. А самое приятное, она не была «дефицитом»!

Вот уже тридцать оборотов этой планеты Та чистил сточные канавы. «Ассенизатор», — гордо называл себя альфянин. Кто бы мог подумать, что ему удастся занять такое высокое положение! Его ждут! Радуются его приходу! Кланяются и благодарят! Его жизнь обрела смысл, а он — свободу! Никто больше не караулил его сон, не следил за его питанием, не изучал выделения его тела, не ограничивал его эмоции и не регулировал его сексуальные контакты. Свобода! Свобода во всем и навсегда! — и он заразительно смеялся, рассматривая в зеркало свое новое, гладкое неузнаваемое лицо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.