Круглые суда адмирала Попова

Андриенко Владимир Григорьевич

Серия: Корабли отечества [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Круглые суда адмирала Попова (Андриенко Владимир)

БИБЛИОТЕКА "ГАНГУТ'

Корабли отечества 4

С.-Петербург Издательство «Гангут» 1994 – 20 с.

ISBN 5-85875-011-7

Редактор М.Л.Богданов.

Оформление серии Г.В.Семериковой.

Корректор Н.С.Тимофеева.

Введение

Бурный прогресс военно-морской техники в 50-70-х годах XIX века, связанный с применением на боевых кораблях паровых двигателей и бомбических орудий, а затем и брони, привел к полному перевороту в военном судостроении и развитию связанных с ним отраслей промышленности. Боевое значение деревянных кораблей, составлявших ко второй половине 50-х годов основную силу военно-морских флотов, настолько обесценилось с появлением первых броненосцев, что все морские державы, сообразуясь со своими политическими и экономическими возможностями, вынуждены были начать воссоздание своих флотов. Невиданные ранее бронированные монстры, вооруженные многотонными орудиями, один за другим сходили со стапелей и. . . тут же устаревали, «сраженные» новыми усовершенствованиями и изобретениями.

В России этот переворот пришелся на царствование Александра II. Шефом военно-морского ведомства страны, Морского министерства, был брат императора – великий князь и генерал-адмирал Константин Николаевич, а непосредственно руководил ведомством управляющий министерством вице-адмирал Н. К. Краббе. Всеми вопросами постройки новых судов ведал орган того же министерства, Морской технический комитет (МТК). Но далеко не всегда они определяли «политику» и технику судостроения 60-70-х годов. Контр-адмирал (с 1873 г. вице-адмирал) Андрей Александрович Попов, пользуясь доверием генерал-адмирала, неофициально осуществлял функции генерального конструктора военно-морского флота страны. Этот талантливый и энергичный человек, грамотный моряк и судостроитель, сумел, опираясь на им же подобранных помощников, реализовать большинство своих идей, заложенных в проекты различных по назначению кораблей, в том числе: океанского броненосного крейсера «Генерал-Адмирал», мореходного броненосца «Петр Великий» и, наконец, круглых судов: броненосцев «Новгород» и «Вице-адмирал Попов», царской яхты «Ливадия».

Споры вокруг достоинств этих круглых судов, не имевших аналогов в иностранных флотах, продолжаются и доныне. Тем интереснее будет читателю ознакомиться с фактической стороной истории создания этих кораблей, изложенной по материалам Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ).

305-мм артиллерийская установка на «снижающихся» станках броненосца «Вице-адмирал Попов», боковой вид

Броненосцы для Черного моря

Генерал-адмирал, великий князь Константин Николаевич (1827-1892 гг.)

После Крымской войны (1853- 1856 гг.) русский военный флот* на Черном море практически перестал существовать. Его возрождению политически препятствовали условия Парижского мирного договора 1856 г. о нейтрализации Черного моря, запрещавшие России иметь в составе морских сил более шести судов водоизмещением 800 т и четырех судов водоизмещением 200 т. Не меньшее значение имели экономические причины: более десяти лет после тяжелой и неудачной войны ушло в стране на серьезные внутренние реформы, весьма ограниченных средств казны едва хватало на создание и содержание Балтийского флота. Поэтому неоднократные предложения военного министерства о постройке хотя бы немореходных броненосных плавбатарей для обороны наиболее уязвимых мест черноморского побережья так и не были реализованы.

Только во второй половине 1869 г., после выполнения оборонительных судостроительных программ для Балтики, военный министр генерал Д. А. Милютин получил разрешение возбудить вопрос «о постройке броненосных судов на юге России», причем речь вновь шла исключительно об усилении обороны Днепровско-Бугского лимана и Керченского пролива. В ходе предварительной проработки в Морском министерстве возникшей проблемы А. А. Попов предложил решить ее с помощью круглых судов: «Неприятель решившийся атаковать наши укрепленные береговые пункты, может отважиться на это не иначе как при помощи орудий самого большого калибра, который в данную минуту будет возможен для употребления на практике. Чтобы отразить его, мы должны иметь такие же орудия, а следовательно, проектируя суда, которые дополняли бы нашу береговую защиту как станки для орудий, надо для их вооружения артиллериею избрать наибольший из существующих у нас калибров: поэтому на проектированное судно предлагается поставить 11 д (280-мм – авт.) нарезные или 20 д (508-мм – авт.) гладкие пушки. Уменьшая длину и увеличивая ширину судна можно не только уменьшить его денежную стоимость, но и увеличить водоизмещение. Доведя эту аксиому до конечной степени, т. е. сделав длину равной его ширине, мы достигнем наиболее благоприятных условий как в отношении стоимости так и водоизмещения. Поэтому все ватерлинии его образованы из кругов. Из всех судов, тип монитора наименее подвержен качке и представляет наименьшую площадь для покрытия бронею; проектированное судно, как станок для орудий, есть монитор; оно имеет в центре неподвижную башню которая покрыта бронею, так же как палуба и борт судна. . .[* Круглые суда существовали с глубокой древности у разных народов. В 1868 г. англичанин Эльдер предложил оригинальное круглое судно, обводы которого в подводной части имели сферическую форму: уменьшалась смачиваемая поверхность, и, следовательно, сопротивление воды. Изобретатель хотел использовать его в качестве броненосца, «носителя наибольшего калибра орудий с большой остойчивостью и покойной качкой». Именно Эльдера, в ряде публикаций того времени, и провозглашали отцом идеи круглых броненосцев. Однако предложения существенно отличались: русский «монитор» Попова имел плоское дно и, следовательно, значительно меньшую осадку.] Хотя круговые образования ватерлиний не представляют благоприятных условий для скоростей хода, но зато этот недостаток вознаграждается отсутствием препятствий для поворотливости судна и избытком водоизмещения. Чтобы вполне воспользоваться первым из этих благоприятных качеств, проектированному типу дано два винта, а избыток водоизмещения загружен машиною. . .»

Контр-адмирал А. А. Попов (1821-'1898 гг.)

Проектное изображение круглого броненосца конструкции Жерарда Ноэля (модификация предложения Эльдера)

Судя по дальнейшим событиям, это предложение сразу заинтересовало руководство морского ведомства; для проверки поведения необычного корабля в воде Н. К. Краббе тут же разрешил построить натурную модель: круглую шлюпку диаметром в 3,35 м, снабженную двумя паровыми машинами, временно снятыми с рабочих катеров в Кронштадте.

В вопросе определения места постройки будущих кораблей особого выбора не имелось. Современная судостроительная база была создана только в районе Петербурга. На юге, со времен парусного флота, сохранилось казенное адмиралтейство в Николаеве, где продолжали строить деревянные суда для Черноморской флотилии. В Севастополе действовали мастерские частного Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), судоремонтники которого могли лишь собирать из готовых частей небольшие пароходы. Здесь находился и единственный на весь морской бассейн эллинг для ремонта крупных судов. Не имея средств на строительство новых или реконструкцию существующих предприятий, моряки смогли предложить только компромиссное решение-строить новые корабли в Петербурге, а собирать их на территории Николаевского адмиралтейства, для чего оборудовать на берегу реки Ингул один-два открытых стапеля и поблизости от них построить «броненосную мастерскую» – нечто вроде цеха по обработке металлических конструкций и брони, доставляемых из промышленных районов страны; оттуда же предстояло выписать и опытных рабочих-судостроителей.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.