Служба особого назначения

Чикер Николай Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Служба особого назначения (Чикер Николай)

ОТ АВТОРА

В годы гражданской войны и иностранной интервенции только на Черном море затонуло более 350 боевых кораблей и торговых судов. Немало их лежало и на дне Балтики, Белого и Баренцева морей. Партия и правительство с первых лет существования Советской республики предпринимали усилия к восстановлению и укреплению торгового и военного флотов. В первую очередь надо было поднять из морских пучин затонувшие корабли и суда. Для этого и была создана Экспедиция подводных работ особого назначения — ЭПРОН.

Дело по тем временам было исключительно трудным и сложным. ЭПРОН приступил к нему, насчитывая в своем составе лишь тридцать энтузиастов, не имея ни опыта крупных судоподъемных работ, ни совершенных технических средств, ни обученных кадров. А уже через десять лет его деятельность стала известна всему миру. В первые же годы страна получила десятки кораблей и судов, поднятых со дна Черного, Белого, Баренцева, Балтийского, Каспийского, Японского морей. А всего до начала Великой Отечественной войны эпроновцы вырвали из подводного плена около 450 боевых кораблей и транспортных судов, спасли от гибели 188 судов, терпящих бедствие.

С началом войны ЭПРОН вошел в состав Военно-Морского Флота и стал основным ядром его Аварийно-спасательной службы (АСС).

На счету АСС колоссальный объем работ по подъему потопленных и спасению поврежденных кораблей, по восстановлению разрушенных и строительству новых гидротехнических сооружений, по разминированию и очистке акваторий баз и портов.

Все это вспоминалось нам, ветеранам судоподъемного и аварийно-спасательного дела, в памятные дни января 1971 года, когда отмечался полувековой юбилей АСС ВМФ. На встречах с молодежью, с представителями новых поколений советских военных моряков мы рассказывали о знаменитом ЭПРОНе, его энтузиастах, о героических подвигах спасателей в годы Великой Отечественной войны.

Мы беседовали с юными друзьями и невольно замечали, что многое из того, о чем рассказываем, является для них открытием.

Вот это и побудило автора предлагаемой книги взяться за перо, попытаться в меру своих возможностей рассказать о героических делах флотских спасателей, о Службе особого назначения, как с полным правом можно ее назвать.

Автор выражает глубокую признательность Г. Л. Артюхову, М. Ф. Чекову и многим другим ветеранам ЭПРОНа — АСС ВМФ, а также Е. 3. Соловью и М. И. Хаметову, оказавшим помощь в работе над книгой.

Глава первая

ИСТОКИ

БЫЛО ЛИ ЗОЛОТО НА «ЧЕРНОМ ПРИНЦЕ»?

В один из осенних дней 1923 года в ОГПУ явилась группа инженеров во главе с В. С. Языковым и предложила организовать поиск золота, находящегося на борту затонувшего в Черном море английского судна. Поначалу и сами эти люди, и цель их визита показались чекистам странными. Но необычный рассказ и доводы Языкова заинтересовали Ф. Э. Дзержинского и его сотрудников.

…Случилось это много лет назад, во время Крымской войны. Утром 27 ноября 1854 года у берегов Крыма разыгрался жестокий шторм. Ураганный юго-восточный ветер с дождем и градом, сопровождаемый мощными раскатами грозы, сметал все на своем пути. На внешнем балаклавском рейде из 27 стоявших на якоре британских судов 21 разбилось о прибрежные скалы и затонуло. Вместе с ними на дне оказались основные английские запасы боеприпасов, продовольствия, обмундирования и фуража.

В числе затонувших судов был железный винтовой пароход «Принц» водоизмещением 3000 тонн. Потеря его явилась для англичан особенно чувствительной. На пароходе находилось зимнее обмундирование, утепленные двойные палатки, одеяла и медикаменты для всей британской армии, высадившейся в Крыму. По широко распространившимся слухам, вместе с судном на дно пошло также свыше 5 миллионов рублей золотом — жалованье войскам, осадившим Севастополь. Сам же «Принц» был новейшим судном, чудом техники того времени, составлявшим гордость флота Великобритании.

Закончилась Крымская война, прошли годы, десятилетия. Многие события и эпизоды постепенно стерлись в памяти людей. История же гибели английского парохода не забывалась. Наоборот, становилась все более известной в разных странах, обрастала новыми подробностями, приобретала фантастическую окраску, а к концу века почти обратилась в легенду. «Принца» уже называли «Черным принцем», набитым бочонками с золотом на сумму… 20 миллионов рублей. 40—50-саженная глубина, на которой был погребен пароход, увеличилась в воображении до 100 саженей.

Золото, находящееся на затонувшем судне, не давало покоя многим предприимчивым людям и фирмам различных стран, в том числе и России. Все, конечно, сознавали, что в истории с пароходом многое преувеличено. Однако заинтриговывало то, что ни историки, ни правительственные круги Англии никак не реагировали на легенду.

Искушение добыть с черноморского дна золото до поры не имело под собой реальной почвы: водолазная техника того времени позволяла искателям жемчуга и ловцам губок нырять лишь на глубину 10–15 саженей. Изобретение водолазного костюма — прообраза теперешнего — открыло перед покорителями глубин гораздо большие возможности. К началу XX века люди могли уже спускаться на глубину до 25 саженей. С этого времени и начинаются практические попытки найти «Черного принца».

Точное место гибели парохода никому не было известно. Местные жители предполагали, что он затонул справа от выхода из Балаклавской бухты. Несколько иностранных экспедиций, оснащенных таинственными приспособлениями-снарядами, вели в этом районе поиск, но успеха не добились. Правда, итальянская компания «Рестуччи», по ее утверждению, обнаружила на глубине 54 метров остатки «Черного принца», но от продолжения подводных работ почему-то отказалась.

С 1908 года прилагает усилия к организации поиска затонувшего золота предприимчивый русский инженер В. С. Языков. Собранный им богатый материал был представлен в министерство торговли и промышленности. Начались долгие и изнурительные хлопоты. Лишь в 1914 году Языкову удается получить разрешение на поиск. Но осуществлению предприятия помешала начавшаяся мировая война.

После гражданской войны и иностранной интервенции Языков возвращается к своему замыслу. В различных учреждениях, куда обращался энергичный инженер, идея не находила поддержки. Наконец он с группой товарищей-энтузиастов явился в ОГПУ. Сказал чекистам, что устал от многолетних хлопот и питает последнюю надежду на их поддержку.

Представленные им многочисленные материалы подтверждали отправку на «Принце» золота к берегам Крыма. В беседе с Ф. Э. Дзержинским Языков сообщил, что специалистом его группы инженер-механиком Е. Г. Даниленко разработана оригинальная конструкция стальной рабочей камеры с иллюминаторами и манипулятором — выдвигающимися стальными руками-клещами, позволяющими производить элементарные работы под водой. Проект предусматривал размещение в камере трех наблюдателей. Подача воздуха должна была производиться с обеспечивающего судна по резиновому шлангу.

Предложение группы Языкова выглядело заманчивым. Расчеты показывали, что затраты на его осуществление будут незначительными. После внимательного изучения представленных материалов и соображений, высказанных В. С. Языковым, Е. Г. Даниленко и Д. А. Карповичем, принимается решение создать при ОГПУ специальную организацию для поиска «Принца». Приказом по ОГПУ № 528 от 17 декабря 1923 года была сформирована Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Начальником Экспедиции назначается чекист Лев Николаевич Захаров (Мейер).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.