Попаданчество оно такое...

Жанр: Попаданцы  Фантастика    2015 год   Автор: 4itaka   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Попаданчество оно такое... ( )

4itaka

Попаданчество оно такое...

- Бззззз! Бззззз! Бззззз!
- Черт, что на этот раз, у кого отказал инстинкт самосохранения? Меня - нет! Достали гады, спать не дают.
- Бзззз! Бзззз!
- Ум, будильник? Он самый, век бы мои глаза его не видели, какой же у него противный звук. Но ведь он не успокоится, пока я его не выключу или нет? Хех, мечтать не вредно.
- Бзззз! Бззззз!
- Все-все, встал я, - Бзззз! Заглохни!
- Вслепую найдя кнопку выключения, я с превеликим удовольствием со всего маху заехал по ней. Наконец, пыточное устройство. Блаженная тишина. Так, а какой сегодня день, а то я совсем из колеи в последнее время выпал? Пятница? Тринадцатое? М-да, чую жопой, этот день я запомню надолго. И он уже мне заранее не нравится.

Подняться, собрать разбросанную по комнате одежду, привести себя в порядок вот такое у меня задание на ближайшее время. Впрочем, это задание я выполняю пять дней в неделю на протяжении вот уже двадцати двух лет, интересно за это хоть какая-то ачивка полагается? Если да, то я ее точно заслужил. Через две минуты, к моему глубочайшему удивлению, я понял, что все еще хочу спать, а этого не может быть в принципе, я из тех людей, что если уже встали, то спать не хотят и такое со мною впервые. Не к добру это, ой не к добру.

Приведя себя в порядок, попутно заскочив на кухню, поставив чайник на кофе и нарезав бутербродов, пошел будить брата. Брат в отличие от меня полноценная сова и он любит поспать подольше, нет, я тоже, конечно, люблю поспать, но не могу спать больше девяти часов как бы не старался. А вот он может, чем и постоянно не брезгует пользоваться. Вот и сложилось у нас, что я просыпаюсь первым, готовлю завтрак и уже тогда иду будить его, а он уже приходит на все готовенькое и только наслаждается. Чертов лентяй (Но-но, сон - это святое! прим. Автора).

- Саня, вставай! Завтрак на столе не трогай он мой, я в ванной!
- Прокричал я, как только открыл к нему двери.

- Угх, еще пять минут...
- приглушенно раздалось из-под одеяла.

- Саня, ленивая ты жопа, вставай давай, мне некогда тебя ждать. У меня сегодня последний день сдачи и я не хочу опоздать, мне же потом все мозги выедят, а придя домой, я повторю эту процедуру с тобой. А зная тебя, так как только я выйду за двери, ты тут же плюхнешься обратно спать.

- Угх, сейчас, дай проморгаюсь, - ну вот, нечего ленится.
- Все, я встал, - по полу быстро пошлепали его босые ноги.

Сам я пошел доставать из стиральной машины свою одежду, которую я туда бросил, нужно ее развешать, чтобы на вечер она полностью высохла. Тем временем пока я занимался столь полезным делом, из соседней комнаты начали доноситься тихие причитания на несправедливость мира, жестокость брата и непонимание другими себя великого, но мне было на это плевать с высокой колокольни. За все время, что мы вместе живем в одной квартире, я уже приобрел полный иммунитет к подобного рода речам из уст брата. Да и все его причитания я выучил назубок еще в первый год, а теперь могу дословно цитировать в любое время дня, хоть ночью, хоть еще когда, в любом состоянии и в любом направлении, они мне как черви залезли в мозг и не хотят оттуда вылезать, сволочи. Брат не то, чтобы был не способен придумать что-то новенькое, совсем нет, он просто был до жути ленив. А потому однажды пересилив себя, он сочинил себе по одной речи на каждый самый паршивый случай своей жизни по-своему мнению и заучил наизусть, и потом начал повторять их раз за разом пока это не вошло в привычку. Потому все его причитания не были наполнены тем обычным возмущением, что возникает у любого другого человека не его месте, а были больше механическими и он причитал просто потому, что так нужно. В общем, этот утренний ритуал стал неотъемлемой частью нашей жизни.

Вернувшись на кухню я застал там полностью одетого брата уже жрущего мои бутерброды (!) и пьющего мой кофе (!!). Никто не смеет жрать мой хавчик, никто!

- Сань, а Сань, тебе удобно?
- Начал я издалека.

- Угумс!
- Так как в этот момент его рот был полностью занят моим бутербродом, который он усиленно старался пережевать, что делало брата похожим на хомяка, то он смог только невнятно что-то промычать и энергично замотать головой в знак согласия.

- Хорошо себя чувствуешь?

- Угу, - очередной кивок.

- Наверное, вкусно, да?

- Эээ да, очень вкусно, - кажется, он что-то заподозрил вон, как насторожился.

- Хорошо, - ласково-ласково проговорил я, и брат окончательно понял, что что-то явно не так.

- Эм, у тебя ничего не случилось?
- Как-то простодушно с легкой долей участия спросил он, тем временем его глаза уже искали пути отступления.

- Да-да у меня все хорошо не считая того, что ты сожрал все мои бутерброды!
- всегда хотел сделать одну вещь, вот только никогда не было подходящего повода, а если случай и был, то было неподходящее время или место. Найдя взглядом один из двух оставшихся еще с прошлой недели пирожков, я одним резким движением схватил его и кинул сторону брата, хотя я и кидал не с целью задеть брата, а с целью просто напугать, он не зная этого, резко бросил мне навстречу находящийся в его руке бутерброд. Два снаряда стукнулись ровно посередине пролета, пока я очумело смотрел на результат точности моего брата, он, не теряя ни секунды скрылся за проемом двери. Вот же, одним словом мелкий. Бежать преследовать его мне было лень, да и весь запал разом прошел. Бутерброд была жалко ни за что ведь погиб, придется ведь сначала все делать.

С грустью в последний раз бросив взгляд на дело рук нечистых хари одной сиятельной, я все же смирился с тем, что мне придется делать себе завтрак сначала. Не то чтобы это было мне в тягость пару минут и все будет готово снова, но все же это в меньшей степени раздражало.

Сидя на одном единственном более-менее целом стуле я, качаясь на нем, размышлял о том, что мне сегодня делать. Универ это понятно и неизбежно, он уже давно стал тем малым злом, с которым я уже, года так три, смирился. Радовало меня то, что делать мне там сегодня особо нечего всего лишь сдать одну практическую работу да выслушать от преподавателя, какой я безответственный тип, но это привычно и понятно, а потому не страшно. После этого у меня будет как минимум два часа свободного времени, которые я смогу потратить на все, что мне заблагорассудится, что весьма и весьма хорошо. Естественно к часам трем дня мне нужно будет быть при полном параде на месте дислокации юных энтузиастов и их более зрелых товарищей и наставников, что проливают свет учения в наши темные головы путем тяжелый физических тренировок. А если говорить по-простому, то в три часа начинается занятия в одном из клубов исторической реконструкции. Главою клуба был старый исторический реконструкщик по имени Максим Максимович, он очень не любил когда кто-то опаздывает.

На сегодняшний вечер у меня тоже есть свои планы, Женя пригласил отпраздновать свою днюху, а так как он не знал слова умеренность, то есть все шансы, что пиршество продлится аж до самого утра, в принципе в этом нет ничего плохого, вот только мне опять, как самому непьющему и неприемлемому алкоголь в больших дозах, придется всех развозить по домам, ибо буде, как в прошлый раз, ночевать в парке не очень приятно.

За такими мыслями не заметил как доел последний бутерброд из последней мною сделанной партии, кинув жалостливый взгляд на пустую тарелку, я был вынужден признать поражение, реальность никак не хотела неким магическим образом наполнить пустую емкость блаженной едой. С грустным вздохом поднявшись на ноги, я убрал грязную посуду со стола, скидав ее в раковину и пошлепал в свою комнату за зачеткой, в которой одинокой сиротой пустовала последняя строчка.

- Олег, - в мою комнату засунулась голова брата, быстро обведя глазами комнату и найдя меня удовлетворенно улыбнулась.
- Знаешь, мне что-то нехорошо...

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.