До чего ты хороша!

Стюарт Ким

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
До чего ты хороша! (Стюарт Ким)

1

Изабелла вышла из метро, быстро миновала контроль и, не глядя по сторонам, широкими шагами направилась вверх по лестнице, ведущей на площадь Шеридан-сквер. Если бы она обратила больше внимания на окружающих ее людей, она бы заметила восторженные взгляды, которые дарили ей мужчины из толпы.

Но окружающие не вызывали у Изабеллы никакого интереса. Сейчас ей хватало собственных забот и проблем.

«Я недовольна, — призналась она себе. — Моя жизнь проходит монотонно и однообразно. Не хватает будоражащего беспокойства. Мне просто надо снова влюбиться!» Она тихо засмеялась. Прохожие удивленно оглядывались на молодую женщину. Удивление, однако, было не слишком сильным: в Нью-Йорке привыкли к вещам более серьезным, чем беспричинный смех.

«Почему ты одна, Изабелла Картер? — спрашивала она себя. — Только потому что слишком привередлива. В любом мужчине ты находишь недостатки. Ни один не отвечает твоим требованиям!»

Несколько расстроенная она шла по Гудзон-стрит. Рядом, на соседней улице находилась ее художественная галерея.

Изабелла могла бы вовсе не работать. Отец оставил им, ей и сестре Харрит, хорошее состояние, позволявшее жить в достатке. Но в отличие от Харрит Изабелла хотела чем-нибудь заниматься. С давних пор ее интересовало искусство. Истратив часть наследства, она купила маленький магазин, изящно обставила его и начала продажу картин, скульптур и графики. У нее было деловое чутье, и, будучи хорошим специалистом, на аукционах она часто с удивлением наблюдала за присутствующими.

Наморщив лоб, Изабелла на мгновенье задержалась у витрины своего магазина. При этом освещении репродукции Пикассо теряли свою выразительность. Надо изменить расположение предметов в витрине.

Исполненная энтузиазма, она вошла в магазин. Из задних помещений показалась молодая женщина.

— О, Изабелла, хорошо, что ты пришла! У меня был сложный клиент, с которым я не справилась, — поведала Кетлин, ее помощница.

Изабелла рассмеялась.

— Ты не справилась с мужчиной, Кети, вот это новость!

Продавщица бросила ей кокетливый взгляд.

— Я говорила о клиенте, а не о мужчине.

— Клиент тоже мужчина.

Кетлин зевнула.

— Да, с этим я должна согласиться. А этот клиент к тому же потрясающий мужчина. Но он даже не посмотрел на меня. — О своем разочаровании она объявила во всеуслышание.

— И что, почву выбили у тебя из-под ног, я права?

— Не совсем так, — ответила Кетлин, — хотя это и задело мое тщеславие.

— Боже мой, — засмеялась Изабелла, — если бы я каждый раз обижалась только потому, что у какого-то мужчины не нашлось для меня восхищенного взгляда, я бы давно уже была в психиатрической клинике.

Кети обиделась.

— Ты представляешь меня каким-то вампиром, убивающим мужчин.

— А ты не вампир?

Кетлин невольно засмеялась.

— Может быть, и вампир, но, во всяком случае, я не убиваю своих мужчин.

— Да, но женщинам, к которым мужчины от тебя уходят, приходится помучиться, чтобы восстановить их уверенность в себе, которую ты похитила.

— Ты вульгарна, — посетовала Кетлин. — Со мной мужчины чувствуют свое великолепие…

— Пока ты не столкнешь их с пьедестала…

— Ну, если они не столь великолепны… — Кетлин надулась.

— В таком случае лучше бы им вовсе не испытывать чувство собственного великолепия, — добавила Изабелла.

— Но я могу любить только великолепного мужчину.

— Если ты наберешься терпения, то встретишь его обязательно.

Кетлин покачала головой.

— Тогда я снова стану девственницей. А я совсем не хочу вести монашеский образ жизни, как ты в последнее время. — Она искоса посмотрела на Изабеллу. Не зашла ли она слишком далеко в своих откровениях?

Однако хозяйка лишь рассмеялась.

— Этим ты меня не проймешь. Я не бабочка, порхающая с цветка на цветок. Или мужчина подходит мне во всех отношениях, или я сплю одна в своей кровати.

— Ну, тогда спокойной ночи.

Перепалка двух женщин могла бы стать более жаркой, но в этот момент в галерею вошел клиент.

Кетлин бросила на него гневный взгляд и удалилась в задние комнаты, вызывающе покачивая бедрами. Мужчина с улыбкой посмотрел ей вслед. Затем он заметил Изабеллу и не смог скрыть своего восхищения.

Он галантно поклонился.

— Вы, конечно, хозяйка галереи? — произнес он. — Я уже был здесь час назад, но леди, как я понял, ваша продавщица, не смогла дать мне нужную информацию.

Его взгляд задержался на стройных ногах Изабеллы. Это слегка разозлило ее. Клиент интересуется ее формами или произведениями искусства, выставленными на продажу?

— На два сантиметра меньше было бы соразмернее, — сказала он вдруг ни с того ни с сего. — Перенапряжены сухожилия. Я согласен, выглядит привлекательно, но, с другой стороны, мои коллеги и я были бы не столь загружены, если бы женщины и обувная промышленность стали благоразумнее.

Изабелла молча смотрела на мужчину. Он сумасшедший?

Тот заметил ее удивление и рассмеялся.

— Не беспокойтесь, я не спятил. Позвольте представиться? Я Джеймс Велдон, врач-ортопед.

Изабелла посмотрела вниз.

— А что вы имели в виду, говоря о двух сантиметрах?

— Высоту каблуков, — объяснил Джеймс Велдон. — Если бы вы только знали, как часто мне приходится лечить повреждения межпозвоночного диска только потому, что в моде высокие каблуки.

— Да, но они изящны, — промолвила Изабелла и растерянно посмотрела на свои туфли.

— О’кей, я же с этим не спорю. Но нога расположена под неправильным углом.

Молодая женщина рассмеялась.

— Вы, наверное, хотите продать мне ортопедические ботинки?

Джеймс Велдон улыбнулся.

— О, я опять наступил на любимую мозоль. Однако чертовски сложно забыть профессию. Я, разумеется, пришел не для того, чтобы давать вам советы относительно вашего здоровья. Напротив, я нуждаюсь в вашей помощи.

— Итак, чем я могу вам помочь? — Изабелла должна была признать, что Джеймс Велдон ей нравится. Он был очень привлекателен и держался с чувством собственного достоинства.

— Я как раз переехал в новое помещение. Сделал ремонт. Однако я хотел бы порадовать своих пациентов не только светлыми, нарядными комнатами, но еще и красивыми вещами. Посещение врача всегда вызывает беспокойство, однако ожидание в красиво оборудованной приемной делает визит более приятным, чем пребывание в мрачной комнате перед дверью инквизитора. — Он криво усмехнулся.

— Вы считаете себя палачом? — удивилась Изабелла.

— Это, пожалуй, слишком сильно сказано, — ответил он. — Однако иногда я вынужден причинить пациенту боль, чтобы помочь. Это вызывает разную реакцию. Некоторые начинают громко кричать уже при виде небольшого шприца, другие же спокойно терпят, когда я вправляю вывих или использую ортопедическую растяжку.

Изабелла содрогнулась.

— Ортопедическую растяжку! Боже мой, звучит ужасно!

— Но в практике ортопеда это неизбежно. Видите ли, наш костный скелет выдерживает только определенную нагрузку… — Он вдруг сложил руки. — Я неисправим! — промолвил он смеясь. — Когда же я перестану донимать людей лекциями об их здоровье и скелете? И мучить таких красивых женщин, как вы!

Изабеллу сердило собственное смущение. В конце концов что тут такого, что ее назвали красивой женщиной, почему комплимент этого врача сковал ее?

Молодая хозяйка галереи прокашлялась.

— Значит, вы ищите картины для своей приемной?

Джеймс Велдон заулыбался.

— Да, и мне необходима ваша консультация.

— Но это дело вкуса, — возразила Изабелла. — А в вашем случае мы должны угодить разным людям. — Она показала рукой на правую стену. — Здесь у меня прекрасные репродукции французских импрессионистов. Они действуют очень успокаивающе.

Джеймс Велдон критически осмотрел картины.

— О, да, они, пожалуй, мне нравятся. — Он помедлил одно мгновение и испытующе посмотрел на Изабеллу. — Вам не покажется неприличной моя просьба проехать со мной и на месте выбрать оптимальное освещение?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.