Феномен

Шепиловский Александр Ефимович

Серия: Библиотека приключений и научной фантастики [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Феномен (Шепиловский Александр)

Александр Шепиловский

Феномен

Глава 1

Я точно узнал — у меня рак. Это конец! Я призвал все свое мужество и силу воли, внушая себе, что совершенно здоров. Это было единственное лекарство. Внушал до отупения, но рак оказался сильнее моей скудной психотерапии. Я худел, слабел… Последнее что видел — это распахнутое окно и хлопья падающего снега. Дышать стало тяжело, сознание по крупицам угасало, мозг холодел, и я понял — это смерть. И не было уже ни сил, ни желания противиться ничему. Не буду утверждать, что я умер, а если и умер, то не знаю сколько времени был мертвым.

Из небытия меня вернуло веселое щебетание птиц. Открыл глаза и не поверил себе: лежу на траве, тепло, цветочки разные, и запах лесной, бодрящий. За белесой тучкой просвечивает диск солнца. Из зимы попал в лето. А в теле по-прежнему слабость. Но необычная обстановка мобилизовала скрытые резерва организма и силы нашлись. Я сел и огляделся. Похоже на парк. Сосны, березы — это понятно, но непонятно откуда в Забайкалье взялись дубы и клены. Увидел спокойный ручеек и, что поразительно — рыбки плавали. Я поднялся. Слегка кружилась голова. Откуда-то слышались голоса. Но не могу же я в трусах и майке, к тому же и босиком показаться на людях. Однако любопытство погнало вперед. Скоро в просветах деревьев увидел молодых людей, гонявших на лужайке полосатый мяч. И не понял, что это за игра: и ногами, и руками, и головой. А посреди поля желтый столб с огромным шаром наверху. Игра, видимо, интересная, потому что было много задора и веселья. Все игроки стройные, загорелые, и одеты как-то не по-нашему: девушки в коротеньких платьицах, сарафанчиках, одни с аккуратными прическами, другие с волосами до пояса, перехваченными обручами. Парни вроде как в шортах, рубашки навыпуск с топорщившимися кружевными крылышками вместо рукавов. Наряды красочные, яркие, но не кричащие. В основном преобладал приятный, удивительной насыщенности, голубой цвет. Я невольно залюбовался акробатическими прыжками и бегом игроков. Когда мяч полетел в мою сторону, я пригнулся и спрятался в кустах. Потом отступил и пошел дальше. И чувствую слабость, силы уходили с каждым шагом. Так можно упасть и больше не встать. И неожиданно наткнулся на молодую женщину в синем одеянии и мужчину в оранжевой накидке с блестками. Ну, будто артисты с арены цирка. Держась за руки, они сидели на большом пуфе и улыбались друг другу. Мне некуда было деваться.

— Тебе нравится быть худым? — удивленно взглянула на меня женщина.

— Устал? — сочувственно спросил мужчина и подвинулся, давая мне возможность присесть. — Отдохни.

Надо бы поговорить с ними, но я ужасно растерялся, и какой-то безотчетный страх погнал дальше. Я злился на себя и хотел уже повернуть обратно, но увидел семенившего мне навстречу опрятного старичка в широкополой шляпе. Вообще, странные у этих людей наряды. Я остановился и уже раскрыл рот, чтобы задать старичку пару вопросов, но пока соображал с чего начать, тот прошествовал мимо. Я чуть не заплакал. А потом гляжу — рядом стоит курносый мальчишка лет двенадцати. Уж перед ним-то я не сробел:

— Послушай, мальчик, у меня что-то память отшибло. Где я нахожусь?

— В парке Шебико. В Чите. А ты сильно страдаешь? Нет аппетита?

Я был далек от мысли, что попал после смерти в рай, я в своем родном городе среди живых людей. И чудовищная догадка пронзила мозг: уж не в будущее ли я перенесся? Это фантастика, но другого объяснения нет, в загробный мир я не верю.

— Какой сейчас год? — спросил я и сжался, сердечко замерло.

— Триста девяносто первый.

Я должен был упасть, однако чудом устоял:

— Ты хочешь сказать: две тысячи триста девяносто первый?

— Да. У тебя что — совсем память отшибло?

Боже, что в мире делается!!! Четыре века прошло! Мне стало дурно и я в изнеможении опустился на траву. Скрытый запас энергии организма истощился, а тут еще такая психологическая нагрузка. Последним усилием воли я удерживал сознание, боясь что каждую секунду могу отключиться навсегда. А ведь в двадцать четвертом веке наверняка умеют излечивать рак.

— Я сильно болен, — простонал я. — Умираю.

Мальчик испугано склонился надо мной, пощупал лоб, потом отпрянул и побежал. Издалека раздался его голос: «Не умирай. Я быстро!». Не знаю, сколько времени прошло. Я, казалось, не дышал, ничего вокруг не видел и не слышал, но почему-то запомнил озабоченные мужские и женские лица, потом почувствовал легкое убаюкивающее покачивание и одновременно на голову и грудь легли прохладные эластичные ленты. Хотел сказать, что у меня рак, и сделал для этого невероятное усилие, но ничего не мог сообщить — опять провалился в небытие.

Очнулся я при слабом матово-зеленом освещении: казалось, светился сам воздух. Ничего отвлекающего, на чем можно было бы остановить взгляд. Мысль работала четко и ясно. И, главное, чувствую бодрость, мускулы налиты силой, а аппетит — прямо волчий. Чудеса, иначе не скажешь. Немало я прочел книг о путешествиях во времени, и каждый фантаст представлял будущее по-своему. Тут тебе и интеллектуальные роботы, и межзвездные корабли, и всякие замысловатые штучки. Посмотрим, посмотрим. А уж не сон ли это? И верилось мне и не верилось, ведь я отлично знал, что такого быть не может.

Откуда-то выплыла миловидная женщина и справилась о моем самочувствии.

— Отличное! — бойко ответил я.

— Тогда встань и пройдись.

Я поднялся, зачем-то пощупал на себе гладкое, будто льющееся белье и прошелся взад-вперед, удивляясь неожиданному появлению в палате обстановки и пришторенного окна. А может это и не больница, а что-то вроде станции скорой помощи. Для них, наверное, рак или тот же СПИД, все равно, что для нас насморк. Женщина внимательно проследила за моей походкой и объявила, что я свободен. Хоть бы поинтересовалась, кто я и откуда? И накормить бы не мешало. Куда же теперь идти?

— Вы больных регистрируете? — осторожно спросил я.

— Мы? — переспросила она. — Не понимаю, что тебе еще нужно?

Интересно, все обращаются ко мне на «ты». Может у них принято так. И я тоже перешел на «ты».

— Почему ты меня ни о чем не спрашиваешь? Фамилия там …

— Зачем? Ведь ты здоров. А случай с тобой исключительно редкий. Рак — такая старинная болезнь.

— Так я и сам из старины. Из двадцатого века к вам пожаловал.

— Молодец, — усмехнулась женщина, — к нам из прошлого еще никто не поступал. Ты первый.

Я понял, что она тактично дает понять, чтобы я не завирался. Ладно, не буду пока настаивать, мое заявление неубедительно и доказательств нет. Женщина пожелала мне бодрого настроения и приятных сновидений, показала где выход и с улыбкой удалилась. Я скинул больничное белье, надел измятые трусы и такую же майку, на которой, к стыду своему, заметил дырочку, и конечно же на видном месте, и босиком пошлепал по просторному коридору. Все хорошо, я живой и здоровый, но какая-то бестолковщина. Хоть бы одежонку дали, на улицу стыдно выйти. Да и куда идти? И тут увидел знакомого курносого мальчишку. Он ждал меня. Ох, как я обрадовался!

— Здравствуй! Как тебя зовут?

— Афиноген, — с достоинством ответил он. — Ты выздоровел?

— Спасибо тебе, Афиноген, выздоровел.

— Тогда до свидания.

— Постой! — испугался я, пытаясь его задержать. — Как ты находишь мой спортивно-гимнастический костюм? Нормальный?

— Смешной костюм.

— А заменить его на другой нельзя?

— Ты откуда взялся, что такие бестолковые вопросы задаешь?

— Это моя тайна. Я тебе первому открою ее.

И все как есть рассказал. Думал, что Афиноген удивится, а он пренебрежительно выпятил губы:

— Твой рассказ выдумка. Человек еще не умеет переноситься во времени.

— А к звездам летаете? — не удержался я, хотя и был огорчен ответом.

— Нет. Кто же туда на ракете полетит. Амеба быстрее до Луны доберется. Другие, неракетные принципы ищут. Пространство будут искривлять.

Алфавит

Похожие книги

Библиотека приключений и научной фантастики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.