Феномен человека

Казначеев Влаиль Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В.П. Казначеев. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА: КОСМИЧЕСКИЕ И ЗЕМНЫЕ ИСТОКИ

НОВОСИБИРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

1991

ВЕЛИКИЕ ТАЙНЫ НЕПОЗНАННОГО

Мы начинаем новую книжную серию «Экономика. Нравственность. Экология». Ее должны составить

научно-популярные, публицистические книги, посвященные взаимосвязям и взаимопроникновениям этой

неразрывной, как мы считаем, триады понятий.

Человек, общество и человечество, средства и условия их существования и развития, соединение в

них материального и духовного, земного и «небесного» начал, их взаимоотношения с окружающим миром,

Природой, Вселенной — все это и многое другое составит предмет размышлений наших авторов и,

надеемся, читателей книг задуманной серии.

Первым берет слово академик АМН СССР Влаиль Петрович Казначеев. В последние годы этот

энциклопедического склада ученый приобрел широкую известность и как один из первых серьезных

исследователей неопознанных явлений — таинственных «пришельцев из других миров», НЛО и т. п.

Поэтому мы осмелились предпослать популярному систематическому изложению фундаментальных

исследований и обобщений автора его недавнее (июнь 1990 г.) интервью научному обозревателю газеты

«Советская Сибирь» Р. Нотману.

Влаиль Петрович! Шквал публикаций о неопознанных летающих объектах задел и «Советскую

Сибирь». В последнее время мы публиковали на эту тему статьи ученого и журналиста, письма

читателей, информации. Одна из них, об НЛО над Затулинкой, вызвала новую серию писем в редакцию. В

них читатели, в частности, просят, чтобы эти события прокомментировали вы, работающий не только

директором Института клинической и экспериментальной медицины СО АМН СССР, но и руководящий

каким-то загадочным комитетом в Москве. Что это за комитет?

— Ничего загадочного в нем нет. Я председатель комитета по энергоинформационному обмену в

природе при Совете научных и инженерных обществ в СССР.

Но почему комитет работает при общественной организации, а не при Академии наук, например?

— А мы рады и этому: хоть какая-то легализация проблемы, которая многие годы не признавалась у

нас официальной наукой. Как пи странно, но и в науке действует еще принцип «этого не может быть, потому

что не может быть никогда». С другой стороны, Совет научных и инженерных обществ — некая

альтернатива нынешней академической монополии. Она может обеспечить свободу поиска, пойти на риск,

взяться за то, что не признается, отвергается. Если вы думаете, что с лысенковщиной покончено, то вы

глубоко заблуждаетесь. Нынешняя наука как бы исключает из сферы своих исследований человека. И тому

есть очень глубокие и давние причины.

Какие же? Понимаю, что об этом надо сказать, хотя не уклонимся ли мы от разговора о

неопознанных летающих объектах?

— Нет, не уклонимся. Мы просто придадим ему совершенно необходимую полноту. Дело в том, что

главный объект современного естествознания — косный (или неживой) мир. Наука, изучая его, проникла в

такие тонкие структуры материально-энергетических потоков, что на изучение живого вещества, в том числе

и живого интеллектуального вещества, места практически не остается. Налицо явная асимметрия в

понимании жизни и интеллекта. Целые когорты медиков и биологов обучаются на основании того, что

изучено в физических, химических и других процессах косного мира. А объяснять процессы в живом

веществе за счет того, что открыто при анализе вещества неживого, невозможно, на мой взгляд. При таком

традиционном подходе нас ждут только поражения.

Но это вроде бы не так уж трудно понять...

— Но совсем и не просто. Пока что в официальной науке разрешается все, когда при объяснении

проблем живого вещества прибегают к той же физике и химии. И не воспринимаются утверждения о том,

что в живом веществе больше неизвестного, чем известного.

Словом, нужен десант, прорыв. И ваш комитет, как я понимаю, выполняет эту роль. Не так ли?

— Если вспомнить историю отечественной науки, то такой десант уже был. Мы имели в

естествознании, философии блестящее созвездие имен. Вспомним работы Лазарева, Флоренского,

Вернадского, Бехтерева, Чижевского, Васильева и других ученых. Из них следует, что живое вещество,

приемля внешнюю среду и включая, конечно, физико-химические элементы, несомненно, отражает в своей

сущности и неизвестные для нас организации. Причем неизвестны они и в космических масштабах, и в

земных. Мы очень плохо воспользовались тем отечественным пластом естествознания, который переживал

ренессанс во второй половине девятнадцатого и начале двадцатого веков. Из наследия того же Вернадского

1

мы сделали большой бюст, а реально из него наука черпает крохи. Огромные протуберанцы дерзкой

отечественной мысли, поднимавшиеся до космических высот, сгорели попусту, не ускорили пока развития

науки. И особенно науки о человеке. На сегодня ситуация такая. За Уралом, например, никто, в сущности, не

занимается проблемами человека и живого вещества. Усилия направлены преимущественно на

потребительские задачи практической медицины, на проблемы биосферно-гигиенического характера, что,

естественно, необходимо, но это мало нас приближает к тайнам живого вещества.

Но ведь наверняка кто-то шел поперек, не поддаваясь общему неприятию. Так было всегда в

науке. И ваша ссылка на Вернадского, Чижевского и других ученых подтверждение тому.

— Конечно. Позволю себе сказать, что и сам я уже сорок лет занимаюсь биофизикой. У нас в

институте изучают клетки, различные организмы животных с целью их взаимодействия. Да еще

взаимодействия друг на друга на расстоянии, в полевых энергетических процессах. Мы изучаем, как

передается биоинформация на расстоянии. Сейчас, в данный момент, у нас оператор находится в Москве, а

клетки под его воздействием меняются в Новосибирске. Недавно мы провели обширный эксперимент, когда

информация шла в Новосибирск из пятнадцати городов страны. Мы ее получаем, воспринимаем, то есть это

достоверный материал. Сейчас с одним из университетов США начата работа по передаче информации. Как

вы понимаете, на весьма большое расстояние.

Но как же это все-таки происходит?

— Окончательного и единственного ответа у меня нет. Но многое уже просто фиксируется приборами.

Пока, например, можно предположить, что у спящих хромосом, не участвующих в активном синтезе, есть

важнейшая функция — «заботиться» о своего рода голографическом фильме Эти хромосомы как бы

«держат» голографическую пространственно-полевую организацию, а работающие, не Длящие хромосомы,

занимающиеся синтезом, только вписывают в этот топографический фильм белково-нуклеиновые и другие

компоненты.

Но ведь это иное видение живого вещества, его сущности...

— Аи надо увидеть по-иному, перейти от химии и физики к биофизике, чтобы понять малоизвестные

свойства живого вещества. НЛО, как бы к ним ни относиться,— это не только загадки, тайны, но и стресс.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.