Осколки

Миллер Артур

Жанр: Драма  Драматургия    Автор: Миллер Артур   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Осколки (Миллер Артур)

Broken Glass by Arthur Asher Miller (1994)

Русский текст Аллы Рыбиковой

Действующие лица:

Филипп Гельбург

Сильвия Гельбург

доктор Харри Хьюман

Маргарет Хьюман

Харриет

Стентон Кейз

Действие происходит в Бруклине в конце ноября 1938 года.

Сцена первая

На сцене одинокий скрипач наигрывает простую мелодию. Мелодия затихает. Свет, падавший на музыканта, гаснет. Появляется свет на сцене…

Приемная доктора Харри Хьюмана в его доме. На сцене Гельбург, худощавый, выглядящий напряженным мужчина под пятьдесят. Закинув ногу на ногу, он невозмутимо ждет. На нем черный костюм, черный галстук и ботинки и белая сорочка. Входит жена доктора Маргарет Хьюман, энергичная, крепкая блондинка. В руках у нее садовые ножницы.

МАРГАРЕТ: Он сейчас придет, только переоденется. Могу ли я вам что-нибудь предложить? Чаю?

ГЕЛЬБУРГ: (с легким упреком). Он сказал: ровно в пять.

МАРГАРЕТ: Его задержали в больнице. Этот новый профсоюз организовал забастовку. Представляете? Забастовка в больнице! Просто ужас! И лошадь вдруг захромала.

ГЕЛЬБУРГ: Его лошадь?

МАРГАРЕТ: Он же каждый день ездит верхом по Оушен Паркуей.

ГЕЛЬБУРГ: (более доверительным тоном). Ах, да, я слышал… красиво, должно быть. А вы — миссис Хьюман?

МАРГАРЕТ: Уже несколько лет я приветствую вас на улице, но вы слишком заняты, чтобы замечать это.

ГЕЛЬБУРГ: (с едва скрываемой гордостью). У меня так часто голова забита… (С легкой насмешкой.) А помощник в часы приема — тоже вы?

МАРГАРЕТ: Он был ассистентом в больнице «Маунт Синай». Там мы и познакомились. Теперь всю жизнь жалеет. (Заливисто смеется.)

ГЕЛЬБУРГ: Вы уж посмеяться можете. Иногда слышно на всю улицу до нашего дома.

МАРГАРЕТ: Ничего не поделаешь, вся моя семья так смеется. Я из Миннесоты. Рада, что хоть сейчас с вами познакомилась, мистер Гольдберг.

ГЕЛЬБУРГ: Не Гольдберг, а Гельбург.

МАРГАРЕТ: О, простите!

ГЕЛЬБУРГ: Г-е-ль-б-у-р-г. В телефонной книге встречается только один раз.

МАРГАРЕТ: А звучит, как Гольдберг.

ГЕЛЬБУРГ: Нет, Гельбург. (Подчеркнуто.) Мы родом из Финляндии.

МАРГАРЕТ: О, а мы из Литвы…

ГЕЛЬБУРГ: (на мгновение теряет обладание). Ах.

МАРГАРЕТ: (с изяществом пытается растормошить его). Вы когда-нибудь были в Миннесоте?

ГЕЛЬБУРГ: Штат Нью-Йорк по размеру как Франция. Зачем мне в Миннесоту?

МАРГАРЕТ: Незачем. Но там так много финнов.

ГЕЛЬБУРГ: Ну, финнов везде много.

МАРГАРЕТ: (решительно, показывая на садовые ножницы). Я пошла к своим розам. Так или иначе — поправляйтесь.

ГЕЛЬБУРГ: Со мной все в порядке.

МАРГАРЕТ: О! А выглядите вы слегка бледным.

ГЕЛЬБУРГ: Я? Я всегда такой. Речь идет о моей жене.

МАРГАРЕТ: Ах, как жаль! Она — обворожительная женщина. Надеюсь, ничего серьезного?

ГЕЛЬБУРГ: Он передал ее специалистам. Вот жду заключения. Думаю, он столкнулся с загадкой.

МАРГАРЕТ: Не буду любопытствовать. (Хочет уйти, но не может удержаться.) А что все-таки с ней?

ГЕЛЬБУРГ: Она не может ходить.

МАРГАРЕТ: То есть как?

ГЕЛЬБУРГ: (словно это касается его). Не может встать. Нет чувствительности в ногах. Конечно, все опять вернется, но в данный момент это ужасно.

МАРГАРЕТ: Но я же ее недавно встретила у приказчика. Самое большее десять дней назад.

ГЕЛЬБУРГ: Сегодня девятый день.

МАРГАРЕТ: Такая красивая женщина. Температура?

ГЕЛЬБУРГ: Нет.

МАРГАРЕТ: Слава Богу! Значит, не детский паралич.

ГЕЛЬБУРГ: Нет, в принципе она совершенно здорова.

МАРГАРЕТ: В общем, если кто и способен выяснить, в чем дело, — это Харри. Ему постоянно звонят по поводу всяких консультаций. Из Бостона, из Чикаго… По делу, так у него должна бы быть частная практика на Парк-авеню. Если бы, конечно, хватило честолюбия. Он всегда хотел обычное дело где-нибудь, где его знают. Не понятно даже, почему: мы никого не приглашаем, никуда не ходим, друзья наши живут все в Манхэттене. Так уж вот, и надо людей принимать такими, какие они есть. Я, например, люблю поговорить и посмеяться. А вы не очень разговорчивы, да?

ГЕЛЬБУРГ: (с изощренной усмешкой). Если мне дают вставить слово, то отнюдь.

МАРГАРЕТ: (заливисто хохочет). А вы с юмором. Ну, ладно. Передавайте привет миссис Гольдберг.

ГЕЛЬБУРГ: Гель…

МАРГАРЕТ: (ударяет себя по лбу). Простите, Гельбург. Просто, похоже на Гольдберг.

ГЕЛЬБУРГ: Да нет же, загляните в телефонную книгу, там только один Гель…

Входит Хьюман.

МАРГАРЕТ: (кивает Гельбургу). Пока.

ГЕЛЬБУРГ: Всего хорошего.

Маргарет уходит. Хьюману — за пятьдесят; он, что называется, привлекательного вида мужчина. Но за этим скрывается непреклонный идеализм ученого. Слегка посмеиваясь, он садится за письменный стол.

ХЬЮМАН: Наверное, она прожужжала вам все уши?

ГЕЛЬБУРГ: (великосветски). Бывает и хуже.

ХЬЮМАН: Так уж оно повелось: женщины любят поговорить. (Доверительно усмехается.) Но кем бы мы были без них?

ГЕЛЬБУРГ: Без женщин?

ХЬЮМАН: (замечает, что Гельбург покраснел, делает паузу, затем…). Ну, неважно. Я рад, что вы сегодня смогли зайти. Я хотел поговорить с вами прежде чем пойду завтра к вашей жене. Курите?

ГЕЛЬБУРГ: Нет, благодарю, не курил никогда. Вы не считаете, что это не здорово?

ХЬЮМАН: Еще как! (Закуривает сигарету.) Но знаете, гораздо больше людей умирает от укусов крыс.

ГЕЛЬБУРГ: Крыс!

ХЬЮМАН: Да-да, в основном бедняки, но эта статистика никого не интересует. Вы уже ее видели сегодня или же прямо с работы ко мне?

ГЕЛЬБУРГ: Я подумал, лучше сначала к вам, а не домой, но сегодня после обеда я говорил с ней по телефону: как всегда никаких изменений.

ХЬЮМАН: Как она справляется с инвалидной коляской?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.