На золотых приисках

Сергель Сергей Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На золотых приисках (Сергель Сергей)

Ты как-то говорил мне, что тебя интересует жизнь

сибирских приисков, и ты хотел бы на них поработать.

Могу помочь тебе осуществить свое желание. Дело в том,

что я получил летнюю практику на большом руднике

в горах Кузнецкого Ала-тау и здесь познакомился с одним

человеком, ищущим себе старшего рабочего на начина-

ющееся золотое дело. Этот человек представляет из себя

нечто среднее между обыкновенным таежным бродягой-

золотоискателем и мелким золотопромышленником. До по-

следнего времени дела его были очень плохи, но этою весною он

нашел себе компаниона с небольшими средствами, с помощью

которых расширяет свои работы. Ему нужен второй человек

(один уже есть), которому он мог бы вполне довериться, и

который утайкой золота или воровством его не спутывал бы

его поисковых работ. Он может оплатить тебе проезд до

места работы и дать вознаграждение в размере — 50 руб.

в месяц.

Если согласен взять эту работу, то телеграфируй об этом

немедленно по адресу: с. Тисуль, Мариинского уезда Том-

ской губернии, Степному, и тотчас выезжай на работу. Если

денег нет, займи, Степной тебе их уплатит по приезде в Тисуль.

Путь таков — поездом до ст. Тяжин (за Мариинском),

от Тяжина на подводе до Тисуля. Если Степного в Тисуле

не окажется, то поезжай прямо на работы, на прииск По-

луденный. Денег на дорогу надо иметь рублей 35.

Итак, решай и немедленно телеграфируй тот или иной

ответ. До телеграммы Степной никого нанимать не будет.

О своем житье напишу в другой раз. Всего лучшего.

Письмо приятеля обрадовало меня чрезвычайно. Оно

принесло мне совершенно неожиданный и очень интересный

выход из крайне тягостного материального положения.

Вместе с окончанием учебного года окончились и все мои

заработки в виде разного рода уроков, и я очутился в по-

ложении рака на мели.

Недолго думая, достал в землячестве заимообразно три-

дцать пять рублей, уложил нехитрые вещи в спинной походный

мешок, купил руководства по золотой разведке и по метал-

лургии золота и на другой день уже мчался на восток

в вагоне прямого сообщения Петербург — Иркутск. Как ни

тянуло меня смотреть в окно вагона, я в него не смотрел,

и весь ушел в штудирование руководств по золотому делу,

чтобы не быть на работе, как, в темном лесу.

Мелькали станции, города, губернии, пересекались огром-

ные реки, кончались леса и раскидывались необозримые

степи, и снова подступали темные леса, у меня же в голове

было золото, кварцевые жилы, пески с золотом, амальгама-

ция, хлоринация, цианирование и т. д. и т. д.

В возке продолжал приводить в порядок усвоенный

материал, и к Тисулю золотое дело уже не было для меня

китайской грамотой.

Кроме того, я уже знал, что горы Кузнецкого Ала-тау

являются особою горною группой, лежащею к северо-востоку

от великого Алтая, что эти горы относятся к средневысот-

ным и вечных снегов на своих вершинах не имеют. Про-

резаются эти горы главным образом двумя реками — Томью и

Кией. Обе текут с юга на север, Томь через западную по-

ловину горного массива, Кия через восточную. Томь впадает

в великую реку Обь, Кия в большой приток Оби Чулым.

Обь ограничивает горы с запада, Чулым с востока. К юго-

востоку от Кузнецкого Ала-тау начинается горная Монголия.

В Тисуле Степного не оказалось. Поэтому нанял здесь

верховую лошадь с верховым же проводником и отправился

на Полуденный.

Скоро на горизонте засинели волны гор. Ближе и ближе

надвигаются молчаливые великаны. Вот ближние громады

из чисто синих становятся зеленоватыми, начинают выри-

совываться темные лощины и ущелья, падающие вниз серые

утесы.

Оставляем колесную дорогу и сворачиваем на узенькую

верховую тропку. Начались горы. Тайга приняла нас в свои

зеленые объятия. Дорожка прихотливо зазмеилась по скло-

нам гор, сбегала вниз к шумным потокам, взбегала на

невысокие перевалы.

Наконец, подъехали к Кие. Широкая река быстро

мчится меж скалистых, поросших тайгой, берегов. Провод-

ник понукает лошадь итти в реку, здесь брод. Я еду за

ним. Лошади прядут ушами, осторожно ступают, напра-

вляясь наискось к противоположному берегу. Вода бурлит

кругом лошади, окатывает брызгами ноги. Оступись конь,

упади, тогда уже ему не подняться на ноги: вода покатит

и потопит на глубоком месте.

Берег близко, лошади выходят из воды, фыркают. Здесь

в зимовке проводим ночь и утречком на холодке отпра-

вляемся дальше.

После полудня за поворотом тропки показались три

строеньица Полуденного.

Когда мы подъехали к крыльцу, из дома вышел пожилой

человек, отрекомендовался хозяином прииска Степным и

приветливо ввел меня в помещение.

— А вот моя правая рука, Трофим Гаврилович Адриа-

нов,— указал Степной на вошедшего молодого служащего.

Последний застучал кулаком в досчатую перегородку.

— Фаина Прохоровна, готовь скорей самовар, да поесть

чего-нибудь получше!

— Ладно, поспеете, — послышался из-за перегородки

недовольный женский голос.

Когда-то здесь был прииск, кипела работа, и лихора-

дочно суетились люди, промывая драгоценные пески и со-

бирая блестящие, крупные зерна золота. Об этой былой

работе говорят огромные свалы промытой гальки, полусгни-

вшие и развалившиеся остатки плотины и лотков для воды,

искусственное русло шумливой речки Полуденного Кундата

теперь обратившееся в болото, да три плохонькие строения,—

в одном из них жил, вероятно, управляющий прииском, во

втором помещались рабочие, а третье служило амбаром.

На последнем уже не было крыши: ее растаскали на

дрова летучки, т.-е. артели вольных золотоискателей. По-

стройки эти были совсем плохи и видом своим напоминали

трех дряхлых старух, опустившихся бессильно у дороги

отдохнуть; срубы сселись, обе крыши посредине вогнулись,

сквозь множество щелей проникала дождевая вода и вры-

валось холодное дыхание ветра. Строения стояли в котло-

вине на правом берегу речки. Чтобы выйти к ней, нужно

было сначала перейти по бревнам пруд — остаток старого

русла—весь наполненный черными головастиками, и пере-

сечь заросли тальника, который местами зелеными густыми

букетами наклонялся над самою водою, местами отступал

от нее, очищая засыпанные желто-серою галькою косы.

Кругом жилья пышно разросся малинник, а за ним, от

обоих берегов Кундата, поднялись к верху широкие разма-

шистые горы. Темнозеленая густая щетина тайги покрыла

их сверху до низу, легко устремляясь к небу бесчислен-

ными тонкими, как иглы, верхушками пихт и елей. На

волнистых вершинах они вырисовываются, как воздушные

зубцы величественной зеленой стены. Гигантские синие

и красные колокольчики, вспыхивающие голубым и красным

пламенем под потоками лучей горячего солнца, ослепительно-

желтый курослеп, ромашка, ярко-оранжевые звездочки-

огоньки, стыдливо прячущиеся незабудки, трепещущие от

свежести и аромата ландыши, высокая и густая трава — все

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.