Биография примет

Мезенцев Владимир Андреевич

Серия: Естествознание и религия [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Биография примет (Мезенцев Владимир)

Суеверие опасно, допускать его существование — в этом есть даже известная трусость. Относиться к нему терпимо — не значит ли это навсегда примириться с невежеством, возродить мрак средневековья? Суеверие ослабляет, оглупляет…

Э. Золя

Почему?

Дорогу перебежала черная кошка — быть неприятности. Разбилось зеркало — большое несчастье. Поговорить через порог — поссориться… Кто не знает этих примет, пришедших в наш век из далеких времен? Уже давно забыты причины, вызвавшие их к жизни, а нелепое суеверие все живет. Оно таится где-то в нашей памяти, рядом с огромным запасом полезных, нужных для жизни знаний, и вылезает наружу даже помимо нашей воли.

Несколько лет назад я отдыхал в деревне, в одном из колхозов Вологодской области. Здесь жил мой фронтовой приятель старшина-разведчик, теперь колхозный бригадир Федор Лопатин. Уже несколько лет он звал меня приехать к нему отдохнуть, и, наконец, я собрался. Хотелось повидать друга, с которым прошел вместе тысячи километров по дорогам войны.

Была у меня и другая мысль. В лесах, окружающих колхоз, было очень много дичи, а я, как и Федя, был заядлым охотником. Поохотиться в вологодских лесах! Этому стоило посвятить свой отпуск.

Мои ожидания оправдались. Охота оказалась отменной. Правда, чаще всего ходил в лес я один, забрав с собой Федину собаку. Сам же он был очень занят в колхозе и лишь изредка мог вырваться на охоту.

В один из таких дней, когда мы вдвоем с ружьями и собакой вышли на улицу, Федя вдруг остановился:

— А, чтоб тебе пусто было! — сердито произнес он и, повернувшись ко мне, добавил — Дело ясное — не будет нам сегодня удачи!

— Это почему?! — удивился я.

— Кошка дорогу перебежала.

Я посмотрел на Федю, не понимая, шутит он или говорит серьезно.

— Что ты смотришь? — несколько смутившись, сказал он, — Такая, брат, примета!

— Примета-то есть. Но ты, что же, веришь этой примете?

— Да нет, не то чтобы верю, но ведь бывает, что и примета не врет.

— Но неужели ты серьезно думаешь, что кошка, перебежавшая дорогу, приносит неудачу?

Видимо, в моем вопросе было столько удивления, что колхозный бригадир не решился сразу ответить.

— Всяко, друг, бывает, — помолчав, сказал он. — Я же сказал, тебе, что особенно не верю в приметы, но бывает, что и кошка… А, впрочем, что там говорить, вот пойдем и увидим.

— Вот это правильно, — согласился я.

В этот день охота особенно удалась. Мы расстреляли все взятые патроны и нагрузились дичью. Мой друг был очень доволен.

— Ну и поохотились! Прямо, как по заказу — для гостя, а? — сказал он, когда мы вышли из лесу и присели отдохнуть.

— Даже кошка не помешала! — ехидно заметил я.

— Что? A-а!.. Ты об этом… Я, знаешь ли, даже и забыл о ней, о кошке-то. Я ведь тебе уже говорил, что особенно не верю в приметы. А вообще-то, какая связь может быть между кошкой и удачной охотой? — продолжал он, как бы разговаривая сам с собой. — Дело ясное — никакой!

Было заметно, что моему другу не хотелось продолжать этот разговор.

Мы сидели молча, и я думал о том, как это получается, что грамотный человек не забывает о приметах, порожденных невежеством и страхом наших далеких предков перед неведомыми им силами природы. Почему до сих пор многие верят в самые нелепые приметы? Что служит причиной этому?

Привычка? Да, она бесспорно играет немалую роль в живучести суеверий. С детских лет сталкиваясь с различными пережитками прошлого, человек настолько привыкает к ним, что уже не задумывается над главным: а можно ли верить тому, о чем говорят суеверная примета, древнее поверье, о чем рассказывали деды?

Из поколения в поколение передаются и закрепляются в сознании предрассудки — вместе с опытом, обычаями, знанием. Недаром говорил К. Маркс, что традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар над умами живых.

Можно с уверенностью сказать и о том, что отдельные совпадения — по месту и времени — двух различных событий давали в прошлом начало многим суеверным приметам. Это также одна из причин их живучести.

Десятки и сотни раз мы наблюдаем, как дорогу перебегает черная кошка. Мелькает и тут же забывается мысль о смешной примете. И, действительно, с вами не происходит ничего неприятного. Но вот после одной из встреч с четвероногим «носителем зла» у человека происходит какая-то неприятность. Его память услужливо напоминает: перед этим была черная кошка! И теперь его уже трудно убедить в том, что совпадение ни о чем не говорит.

Трудно потому, что он хорошо запомнил — на многие годы! — этот случай и совсем забыл все остальные. Ведь если из десяти случаев какая-либо примета окажется верной хотя бы только один раз, мы запомним это скорее, чем все несовпадения. Таково, к сожалению, свойство нашей памяти.

Но это справедливо лишь при том условии, если сам человек склонен к суевериям. Хорошо сказал об этом английский философ-материалист Ф. Бэкон: «Разум человека все привлекает для поддержки и согласия с тем, что ой некогда принял, — потому ли, что это предмет обшей веры, или потому, что это ему нравится. Каковы бы ни были сила и число обстоятельств, свидетельствующих о противном, разум не замечает их, или пренебрегает ими, или отводит и опровергает их посредством различий — с большим и пагубным предупреждением, — чтобы достоверность тех прежних заключений оставалась ненарушенной. И потому правильно ответил тот, который, когда ему показали повешенные в храме изображения спасшихся принесением обета от опасного кораблекрушения и при этом добивались ответа, признает ли теперь он могущество богов, спросил в свою очередь: „А где изображения тех, кто погиб после того, как принес обет?“.

Таково основание почти всех суеверий — в астрологии, в сновидениях, в предзнаменованиях и тому подобном. Люди, услаждающие себя подобного рода суетой, отмечают то событие, которое исполнилось, и без внимания проходят мимо того, которое обмануло, хотя последнее бывает гораздо чаще».

Мы не сказали еще о главном — о связи суеверий с религией. Проповедники современных религиозных верований открещиваются от заблуждений суеверного ума. Это-де заблуждение дикарей, ложная вера. Но ведь это весьма похоже на тот случай, когда неблагодарный сын отказывается от своих родителей! У истоков всех современных религий стоят именно те представления о мире, которые породили суеверия, дожившие до наших дней, в том числе самые бессмысленные. Суеверные приметы были ступенькой к религии, а впоследствии стали ее постоянными спутниками.

Богословы стараются отмежеваться от верований первобытных людей, но многие остатки этих верований нетрудно разыскать в Библии, увидеть в религиозных обрядах. Достаточно вспомнить ритуал христианского крещения — кому не известно, как много в нем от древней магии «язычников».

И главное даже не в этом, а в том, что сама действительность показывает нам теснейшую связь религии как системы определенных идеалистических взглядов с теми суевериями, которые человечество все еще хранит с дней своего младенчества. Тот, кто верует в бога, верит и в «чертову дюжину», и в «вещие» сны, и во всякого рода гадания и предзнаменования— верит потому, что убежден в существовании связи реальной жизни с чем-то необъяснимым, неведомым, «потусторонним».

Связь религиозных представлений и всякого рода суеверий бесспорна. В сознании религиозного человека мирно уживаются современная вера в единого бога и мировоззрение дикаря, ибо в основе того и другого лежат одни и те же представления о природе — представления младенчества человеческого общества.

Наконец, нельзя не подчеркнуть того важнейшего обстоятельства, которое неизменно питало и питает веру во всякого рода приметы и гадания. Узнать будущее — вот в чем самая привлекательная сторона этих суеверий! Заглянуть вперед, увидеть заранее, «что день грядущий нам готовит», — эта волнующая мечта неизменно следовала за человечеством во все времена его истории. И это не было простым любопытством, необходимость предвидеть возникла уже с той поры, как человек вышел из мира животных и начал заниматься целенаправленной деятельностью.

Алфавит

Похожие книги

Естествознание и религия

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.