Рассказы. Миры Роберта Хайнлайна. Том 24

Хайнлайн Роберт Энсон

Серия: Миры Роберта Хайнлайна [24]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рассказы. Миры Роберта Хайнлайна. Том 24 (Хайнлайн Роберт)

Роберт Хайнлайн

РАССКАЗЫ

МИРЫ РОБЕРТА ХАЙНЛАЙНА. ТОМ 24

НАЗНАЧЕНИЕ В ВЕЧНОСТЬ

Assignment in Eternity (1953)

БЕЗДНА

Посвящается Спрэгу и Кэтрин

Ракета, стартовавшая с базы первой лунной четверти, доставила его на станцию Пьед-а-Терра. Фамилия, под которой он путешествовал, благодаря его предусмотрительности начиналась на букву «А», так что он прошел портовую инспекцию и попал в снующий по туннелю к городу челночок до основной оравы пассажиров. Оказавшись в машине, он сразу пошел в мужской туалет, заперся там. Живо застегнул пряжки страховочного ремня, сунул его крюки в держатели на стене и неуклюже наклонился, чтобы достать из чемодана бритву. Тут его качнуло и, несмотря на ремень, он ударился головой — и выругался. Выпрямился и пустил в ход бритву. Усы исчезли; он подкоротил баки, прошелся по краям бровей; полотенцем стер масло, заставлявшее волосы лежать гладко и, расчесанные, они превратились в волнистую гриву.

Машина теперь шла ровно, достигнув трехсот миль в час; он выбрался из страховочного ремня, не вынимая крюков из держателей, молниеносно стащил с себя лунный скафандр, достал из чемодана и надел повседневный костюм из твида, пригодный для прогулок по Земле и абсолютно неприемлемый для снабженных воздушными кондиционерами коридоров Лунной Колонии. Туфли он сменил на прогулочные башмаки, которые достал из чемодана. Джоэл Абнер, коммивояжер, исчез; вместо него появился Джозеф Гилеад, исследователь, лектор и писатель. Оба эти имени использовались по необходимости, ни одно из них не было его подлинным.

Лунный скафандр он изрезал на ленточки и выкинул их в унитаз, туда же швырнул идентификационную карточку «Джоэла Абнера», затем отодрал пластиковое покрытие чемодана и отправил обрывки вслед за всем остальным. Теперь чемодан стал жемчужно-зеленого цвета с грубой поверхностью, а не темно-коричневым гладким, каким был прежде. Его несколько тревожили туфли: он побаивался, как бы они не засорили канализацию. Пришлось запихнуть их в мусорный ящик.

В то время как он их запихивал туда, прозвучал сигнал, предупреждающий об изменении скорости; он едва успел влезть обратно в ремень. Зато к тому моменту, когда челнок погрузился в магнитное поле и остановился, от Джоэла Абнера не осталось ничего, кроме ничем не примечательного нижнего белья, самых обычных туалетных принадлежностей, да десятков двух катушек с микропленками, которые могли принадлежать и коммивояжеру, и писателю-лектору — если их не рассматривать внимательно. А он, пока жив, намеривался не допустить, чтобы их рассматривали.

Выждав в туалете и убедившись в том, что последний пассажир покинул машину, Гилеад прошел в следующий вагон, вышел через его дверь и направился к лифту, чтобы подняться на поверхность.

— Отель «Новая Эра», сэр, — умоляюще произнес чей-то голос прямо у него над ухом. Чья-то рука ухватилась за ручку чемодана.

Он подавил рефлекс, побуждавший его отобрать чемодан, и оглядел говорившего с головы до ног. На первый взгляд тот показался коротышкой-подростком в аккуратной форме и в шапочке. При дальнейшем разглядывании у него обнаружились преждевременные морщины и черты, по крайней мере, сорокалетнего мужчины. Глаза были подернуты пеленой. «Что-то с гипофизом, — подумал капитан, — да еще и под хмельком».

— Отель «Новая Эра», — повторил гостиничный агент. — Лучшее механическое обслуживание в городе, сэр. Тем, кто только что прилетел с Луны, положена скидка.

Капитан Гилеад, когда останавливался в городе под этим именем, всегда обосновывался в добром старом «Савое». Но идея насчет «Новой Эры» ему импонировала: в этой невероятно громадной, кишащей людьми и ультрамодерновой гостинице он сможет оставаться незамеченным, пока не выполнит то, что должен.

Очень капитану не хотелось выпускать из рук чемодан. Но, не позволив агенту нести багаж, он разрушит образ; это привлечет внимание к нему — да и к чемодану. Капитан решил, что болезненный недоросток нипочем не обогнал бы его, даже если бы он, Гилеад, передвигался на костылях; достаточно будет не спускать с чемодана глаз.

— Веди, друг! — дружелюбно ответил он, выпуская чемодан.

Не возникло ни малейшего замешательства: он отдал чемодан, как только гостиничный агент ухватился за него.

— О'кей, шеф!

Агент первым вошел в пустой лифт, продвинулся в глубину кабины и поставил чемодан рядом с собой на пол. Пока в лифт втискивались другие пассажиры, Гилеад расположился так, чтобы твердо опираться ногой о чемодан и стоять лицом к выходу. Машина тронулась.

В лифте была давка; на Гилеада нажимали со всех сторон, — но он заметил, что со спины по совершенно непонятным причинам его толкали особенно сильно.

Гилеад сделал внезапное движение правой рукой и сжал чье-то костлявое запястье. Он стоял неподвижно, и тот, кому принадлежала рука, не пытался ни вырваться, ни сопротивляться. Так оба и оставались в той же позиции, пока лифт не достиг поверхности. Когда пассажиры вышли, Гилеад левой рукой нащупал чемодан, а правой вышвырнул схваченного им человека из лифта.

Им, конечно же, оказался агент, а в кулаке у него был зажат бумажник Гилеада.

— Вы его чуть не потеряли, шеф, — объявил коротышка без малейшего смущения. — Он уже у вас из кармана вываливался.

Гилеад взял бумажник и засунул его во внутренний карман.

— Через молнию выпал, — бодро согласился он. — Что ж, сейчас отыщем фараона. Недоросток попытался вырваться:

— Не докажете!

Гилеад продумывал оборонительную тактику. Действительно, не докажет. Бумажник — у него. Что до свидетелей, так пассажиры лифта уже разошлись, да они и не видели ничего. Лифт был автоматический. Гилеад просто оказался бы в глупой ситуации — ни с того ни с сего схватил другого гражданина за руку. Да и самому-то ему совсем не хотелось встречаться с полицией.

Он отпустил запястье:

— Ступай своей дорогой, друг. Мы квиты.

Недоросток не шевельнулся:

— А мои чаевые?

Гилеаду начинал нравиться этот негодник. Он вытащил полкредита из кармана с мелочью и швырнул монету агенту. Тот поймал ее на лету, но не уходил.

— Давайте поднесу ваш чемодан.

— Нет уж, спасибо, парень. Я найду твою восхитительную гостиницу самостоятельно. Иди своей дорогой!

— Ах, вот как? А мои комиссионные? Мне надо нести ваш чемодан, а то как же узнают, что это я вас сюда приволок? Давайте!

Непрошибаемая настойчивость этого парня просто восхищала Гилеада. Он отыскал монету в два кредита:

— Вот тебе твои чаевые. А теперь — проваливай, пока я тебе не дал под зад коленом!

— Это вы-то?

Гилеад хмыкнул и двинулся к главному входу в отель «Новая Эра». Он заметил, что недоросток не отошел назад к лифту, как следовало ожидать, но по-прежнему не отстает от него ни на шаг. Гилеад обдумал это обстоятельство. Агент мог быть действительно тем, кем он казался: просто городским подонком, время от времени сочетающим воровство со своим легальным занятием. С другой стороны…

Он решил разгрузиться. Свернул внезапно ко входу в драгстор и, перешагнув порог, остановился, чтобы купить газету. Пока для него отпечатывали копию, он взял с прилавка, как будто бы его вдруг осенило, три стандартных цилиндрика для пневматической почты. Заплатил за них, а резиновый штампик для отпечатки адресных наклеек незаметно зажал в ладони.

Взглянув на зеркальную стену, Гилеад убедился, что его преследователь топчется на улице и продолжает наблюдать за ним. Гилеад отступил к содовому фонтанчику и проскользнул в незанятую кабину. Хотя в это время вовсю шло представление — в высшей степени соблазнительная исполнительница стриптиза разоблачалась до последней нитки бус, — он задернул занавеску.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.