Добрый мир

Просекин Александр Ильич

Серия: Современная проза [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Добрый мир (Просекин Александр)

Александр Просекин

«Добрый мир»

СОДЕРЖАНИЕ

Рассказы

Милочка

С глазу на глаз

Чисто профессиональный спор

Воспитание по Станишевскому

Сверчок

Добрый мир

Кто дочитал «колобок»

Резкий парнишка

Ненаступивший рассвет

Ветеран

Повести

Внимание: всплытие!

Введение в курс композиции

«МИЛОЧКА»

- Приходкин, ты мне мешаешь!
- Людмила Ильинична резко

обернулась.
- Ты понял? Выбрось сейчас же, что у тебя там!
- Она секунду

постояла, исподлобья глядя на Приходкина, и снова повернулась к висящей на

доске карте.
- Вот здесь, в Передней Азии, между реками Тигр и Евфрат,

находился Древний Вавилон...
- продолжила она свой рассказ.

Сзади раздался резкий звук, похожий на треск лопнувшего шарика.

Людмила Ильинична снова обернулась. И медленно пошла к третьей парте в

среднем ряду, к Толику Приходкину. Белобрысый Приходкин жевал резинку и

нахально поглядывал на приближавшуюся учительницу. Ему было настолько

не страшно, что он еще раз растянул ниточкой губы, надул из своей резинки

шарик - и шарик опять лопнул.

Для начала я выгоню тебя из класса, - еще стараясь быть спокойной,

негромко сказала Людмила Ильинична.
- Потом,..

- А че я в коридоре не видал?
- покосился на товарищей нахальный

Приходкин.
-Буду только другим мешать! Чему мы в коридоре-то научимся!

Те, что посмелей, хихикнули.

-

Дай сюда!
- властно сказала Людмила Ильинична и протянула

руку.

-

Че, резинку? Пожалста, добра-то!
- Приходкин наклонился над

протянутой к нему рукой и плюнул в ладонь.

Тишина. Людмила Ильинична непонятно как -то, почти равнодушно,

посмотрела на свою испачканную мелом ладонь, на беловато-серую резинку в

растекавшемся по мелу плевке, и совершила педагогический грех.

Осквернённая рука сделала короткий резкий замах - и несчастного

Приходкина потрясла сильнейшая пощечина.

Сколько может быть сил у высокой, спортивно сложенной учительницы

двадцати трех лет? И как крепко сидит на плечах голова у щуплого вертлявого

пятиклассника?

Приходкин не заплакал и не убежал. Он приподнялся над партой и,

широко раскрыв глаза, стал ловить ртом воздух. Не мог вздохнуть. Возможно,

он ушел позже, Людмила Ильинична этого уже не видела. Она молча подошла

к своему столу, постояла возле него несколько секунд, глядя в окно, потом, так

же молча, аккуратно собрала сумку и вышла из класса.

В учительской никого не было. Людмила Ильинична несколько раз

бесцельно прошлась между столами, постояла перед расписанием, не то

изучая его, не то что-то припоминая, потом подошла к вешалке, надела пальто

и пошла домой,

Возле клуба ей встретился Николай Семенович, физрук.

- Здорово, Ильинична!
- разулыбался он, отступая с тропинки в снег.
-

Ты что это не застегиваешься? Не Ташкент. .
- Он не докончил своей мысли. В

лице коллеги он вдруг разглядел что-то сильно его удивившее.
- Что

случилось, Ильинична?
- с тревогой спросил он.

- Ничего, - ровным голосом ответила та и прошла мимо. Николай

Семенович озадаченно посмотрел ей вслед, развернулся и заспешил в школу.

По утрам Людмила не топила печь, и в доме было холодно. Сняв сапоги

и пальто, она облачилась в своей «полуденный» наряд - надела валенки и

теплую меховую безрукавку. Включила рефлектор, плитку. Поставила чай. Не

зная, что делать дальше, она села на кровать. Сидела долго, минут пять. Потом

пересела за стол, вырвала из тетради двойной листок и стала писать письмо.

«Здравствуй, Сережа!» - написала она и остановилась. Подумала - и

зачеркнула «здравствуй». Потом зачеркнула «Сережа», оторвала испорченный

лист и застрочила на втором:

«Сергей, когда ты вернешься из армии, ты вряд ли найдешь меня такой,

какой знал раньше. Хотя бы потому, что до сегодняшнего дня я не знала за

собой способности ударить человека по лицу. Я сегодня приобщилась. И

выбрала для этого лицо

одиннадцатилетнего мальчишки, Тебе там не икнулось от звона моего

мощного бабьего удара?»

Людмила отложила руку и пустила голову на руки. Посидела так.

Потом, не поднимая головы, скомкала одной рукой свое письмо и бросила его

на пол.

Небольшая комната тем временем нагрелась. На плитке зашипел

чайник, и появилось хоть какое-то разумное занятие. Людмила достала из

настенного шкафчика заварку, сахар, кусок булки и заварила чай. Усевшись за

стол, она придвинула к себе зеркало и взглянула в него. «Как там у нас, кровь

с клыков еще не капает?» - сказала она вслух. И тут ей в голову пришла одна

мысль. Глядя в зеркало, она полуобернулась - и ударила себя по правой щеке.

«Больно или нет?» - попыталась она разобраться в собственных ощущениях.

Решила, что удар не получился. Размахнулась - и еще раз ударила. И

ужаснулась вдруг нелепости собственных действий. Она встала и пошла от

стола прочь. Подошла к кровати, легла на нее лицом вниз и заплакала.

Часа через полтора Людмила пошла в школу.

Наверное, ее заметили еще на улице. Как только она вошла в коридор, ее

окликнули из директорского кабинета:

- Людмила Ильинична! Зайдите, пожалуйста, ко мне!

- Да, я знаю, сейчас, - ответила Людмила. Она быстро зашла в

учительскую, разделась и направилась туда, куда ее пригласили.

Объяснение началось с долгого молчания. Алла Петровна, директор, с

минуту возилась в столе, что-то отыскивая, надела очки, потом сняла их;

несколько раз очень неприятно хрустнула пальцами. Наконец, она встала из-за

стола и заговорила:

- Я пока не собираюсь спрашивать о том, что у вас произошло в пятом

классе, до этого мы еще дойдем. Объясните для начала: почему вы ушли с

остальных уроков? Насколько я знаю, у вас их оставалось еще два: в седьмом

и девятом, так?

- Да»- ,

Что «да»?

- У меня оставалось еще два урока: в седьмом и девятом классах.
-

Людмила старалась, чтобы голос ее звучал потверже.
- Я не провела их,

потому что до этого в пятом классе у меня произошло не... безобразное

событие. Я ударила ученика, и...

- И ваше самочувствие резко ухудшилось?
- перебила учительницу

директор.

- Да, ухудшилось.,.

- За что же, позвольте спросить, вы ударили ученика?
- Алла Петровна

снова надела очки.

- Он... плюнул мне в руку... и у меня какой-то срыв...

- Вы неверно рассказываете, - опять перебила Людмилу Ильиничну

директор.
- Вы подставили ученику свою руку таким образом, чтобы в нее

непременно плюнули .Вот как было дело... Да вы соображаете, милочка, что

вы наделали?!
- почти без перехода сорвалась на крик Алла Петровна.
-

Рукоприкладство в школе! Да за это в армии погоны срывают! Не то что в

школе! И это в самом-то начале?! А что в таком случае остается нам, я вас

спрашиваю? Что, я спрашиваю, остается нам, которые здесь уже

полмиллиарда нервных клеток оставили, а? Может быть, кистенями

обзавестись? Позорище!
- Алла Петровна в очередной раз стащила с себя очки

и бросила их на стол. Она подошла к Людмиле Ильиничне и близоруко

сощурилась: - Ну, что скажите, милочка?

«Милочка» стояла возле стенда по «Гражданской обороне», и на нее

жалко было смотреть. Щеки у нее раскраснелись, лицо напряглось, и столько

было в этом лице борьбы, чтобы удержать слезы, что директору стало

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.