Из-под пяты веков

Пунух Пэля

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из-под пяты веков (Пунух Пэля)

СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

АРХАНГЕЛЬСК

1979

Пунух П.

Из-под пяты веков: [Повесть]/ Худож Г. А. Рябоконь. – Архангельск: Сев-Зап. кн. изд-во,

1979.

В вып. дан авт.: Пэля Пунух (Синицын Тимофей Петрович).

Пэля Пунух – литературный псевдоним Тимофея Петровича Синицына (1894–1971),

одного из первооткрывателей ненецкой темы, с которой связано всё его творчество.

С 1925 по 1929 год Тимофей Петрович работал на Крайнем Севере. Тогда и появились

его первые очерки и рассказы о жизни ненецкого народа. Вошедший в сборник очерк «Под

вой пурги» посвящен созданию ненецких школ на Новой Земле и в Пёше, непосредственным

участником чего был сам писатель. В повестях «Из-под пяты веков» (переиздается с

сокращениями) и «Новоземельские будни» рассказывается о страшном наследии прошлого в

жизни ненцев, о борьбе нового со старым, о тех замечательных преобразованиях, которые

пережила тундра с приходом Советской власти.

Книга выходит в год, когда отмечается 50-летие Ненецкого автономного округа.

СЕВЕРО ЗАПАДНОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, 1979 г.

1. ШКОЛА НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

Март 1924 года. На острове Новая Земля съезд Советов. Делегаты съезда – русские и

ненцы. Председателем островного Совета впервые избирается ненец Тыко Вылка.

Страх и светлая радость охватывают Тыко, заставляют начать разговор, который никогда

и никем из ненцев не затевался:

– За честь... за доверие... спасибо, товарищи!.. Задаю вопрос...

Перехватило дыхание. Мысль была ясна, как солнечный день. Выразить её словами

родного языка было бы легко. А говорить надо так, чтобы поняли и русские, и ненцы.

Говорить надо по-русски.

– Своё согласие... даете ли, товарищи делегаты... даете ли свое согласие, чтобы наш

островной Совет попросил Архангельский губернский Совет, попросил, чтобы открыть на

Новой Земле... ненецкую школу на Новой Земле открыть?

Вот и всё. Сказал-таки Тыко Вылка то, что хотел сказать. Светлыми горошинками катятся

капельки пота по щекам, запутываются в кустистых бровях, отсыревшая рубашка липнет к

спине: очень почему-то в комнате жарко стало. А в ушах точно песня звучит.

– Какую ты, Тыко, выдумал школу открыть?

Вздрогнул – так неожиданно прозвучал этот вопрос. Смысла вопроса не понял, но

оттенок насмешки в голосе говорившего отозвался такой острой болью в груди, будто в неё

бросили гарпун. Вылка побледнел, окинул присутствующих недоумевающим взглядом.

– Амгэ? (Что?)

– Повтори название школы, – дружески обратился к нему другой участник съезда. – По-

русски назови школу, которую надо открыть.

– А я разве не по-русски назвал? – удивился Тыко.

Какой стыд: самое сокровенное своё желание не сумел сделать понятным для русских.

Вылка снова поднялся.

– Когда и кто первый из русских самоедами нас назвал – о том не знаю, о том и говорить

не стану. . А то, что никто из нас, ненцев, сам себя не ест, – об этом вы сами знаете хорошо.

«Самоеды» – клевета на мой народ, прозвище это. Сами себя мы называем так: ненцы, нен-

цы. Вы об этом не слыхали. Виноваты ли вы? Не виноваты: в газетах, в книгах – настоящего

имени нашего народа нигде не было, а прозвище – везде. Я говорю, – продолжал Тыко после

небольшой паузы, – о школе для наших, для ненецких детей. Владимир Александрович

Русанов сказывал мне, что чуть ли не тысячу лет тому назад пришли сюда первые русские

люди. Пришли на промысел пушного и морского зверя. Сегодня, как и тысячу годов тому

назад, вы, русские, приходите сюда только на промысел. Жить здесь ваши семьи не могут.

Ваши дети учатся там, где ваша родина, где родина ваших детей. Родина наших детей –

Новая Земля. Мы хотим, чтобы наши дети тоже были грамотными, как ваши. Мы хотим,

чтобы наши дети учились грамоте у себя на родине. Откроет Советская власть школу для

наших детей – это будет первый шаг всех новоземельцев к новой жизни.

Тыко хотел говорить ещё, но теплые дружелюбные голоса русских прервали его:

– Хлопочи школу для своих ребят.

– Доброе дело надумал – доводи до конца. А мы поддержим тебя, поможем.

В ушах Тыко Вылки словно снова зазвучала радостная песня...

* * *

Рейсы на острова Северного Ледовитого океана в двадцатых годах считались

экспедиционными рейсами. Начальником экспедиции назначался или начальник так

называемого островного хозяйства или кто-нибудь из работников Комитета Севера при

Архангельском губисполкоме. Со всеми претензиями экономического и культурного

характера жители острова обращались к губернской власти через начальника экспедиции.

Летом 1925 года Тыко Вылка встретил пароход «Декрет» на подходе к якорной стоянке.

Команды об отдаче якоря ещё не было, а председатель Новоземельского островного Совета

уже был на палубе судна.

Начальник экспедиции, работник Комитета Севера, добродушно пошутил:

– Был Тыко Вылка рядовым жителем Белушьей Губы – без приглашения никогда не

появлялся даже у борта парохода. Выбрали председателем Совета – раньше подростков на

палубе судна оказался. В чём дело?

– А я... тороплюсь тебя ругать.

Человек большой душевной мягкости и глубокой внутренней культуры, Тыко Вылка не

мог, да и не умел ругаться. Но в голосе и во взгляде его начальник экспедиции подметил

тревожную озабоченность.

– С Новоземельской школой ошибка получилась.

– Ошибка?

Комитет Севера поручил начальнику экспедиции как можно лучше ознакомиться с

опытом работы школы, поговорить об этом не только с председателем островного Совета, с

учителем, но и по возможности узнать у самих учеников об их учёбе.

– Ошибка? – переспросил он ещё раз, потому что Тыко молчал, плотно сжав губы и

сдвинув брови.

– Большая ошибка, – горестно вздохнул Вылка.

– Даже большая? Кто её допустил? Школу открыть поручено было нашему губернскому

отделу народного образования. Заведующего этим отделом и возьмем в переплёт: допустил

какую-то большую ли, малую ли ошибку с организацией школы – будь добр, сам и

выправляй положение.

– А что будешь выправлять, когда школы ещё нет?

– Как нет?

– Так вот и есть: нет школы, потому что не такую школу новоземельцам надо бы.

– Не такую, не такую... Почему ты в прошлом году не сказал, какую вам школу надо?

– Вот-вот... Я правду говорил: меня ты тоже ругать станешь... Ругай, ругай... Хорошенько

ругай!

– Да в конце концов в чём же дело-то? Объясни, пожалуйста, да толком. Надо не ругаться

нам с тобой, а вместе подумать о том, что и как делать, чтобы школа у вас была, да такая,

какую вам надо. Ну, рассказывай обо всём по порядку.

– По порядку говорить – о себе сперва придётся сказать, а под самый конец расскажу о

том, что узнал, что думаю о школе. – Тыко Вылка присел к столу. Руки положил ладонями

вверх. – Почему такие разные люди бывают? Один русский человек мой большой друг был.

Этот человек – Владимир Александрович Русанов. О чём ни спрошу – у него на всё ответ

есть. Он всё знает. Знает не только то, что на земном шаре есть – люди, звери, разные птицы,

растения всякие. Знает и то, что под землей есть, что – на небе... А я – что я знаю? Незнайка,

вот кто я. О школе что я мог знать, когда в школе сам никогда не учился.

Начальник экспедиции не удержался:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.