Час боли (рассказ)

Маханенко Василий Михайлович

Серия: Мир Барлионы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Час боли (рассказ) (Маханенко Василий)

Час боли

— Барсина, приветствую! — произнесла я в амулет, как только Махан впал в свой творческий транс. — Есть дело на сотню миллионов, хочешь поучаствовать?

Стандартная кодовая фраза, которую мы с матерью согласовали еще в самом начале нашей эпопеи с Шаманом, говорила ей о том, что у меня есть приватный разговор. Еще раз посмотрев на замершего Шамана, я горько вздохнула — то, что я собираюсь сделать, убьет наши отношения. Но не сделать я этого не могу, иначе это может убить мою семью… Как же меня все достало!

— Минут через пять, — ответила мама, — у меня сейчас встреча со старостой. Что-то срочное?

— Махан должен через неделю закончить шестой набор фигурок, — судя по тону, Барсина находилась среди НПС, поэтому можно было говорить открыто. Ни ее, ни меня никто не слышал, поэтому можно было не таиться. — Я думаю, что можно будет запускать наш план в действие!

— Отлично! — голос Барсины наполнился радостью. — Наконец-то все это закончится, и я вернусь обратно в Феникс! Выходи в реальность, это нужно отпраздновать!

— Через пять минут, — бросила я, отключая амулет. Вот и все — все нужные слова сказаны, все действия проделаны, теперь от меня ничего не зависит. Усевшись напротив Димы, я нарисовала на лице злорадную ухмылку торжествующего победителя и едва не расплакалась. Хотелось орать, реветь, рвать и метать, обнять это милое существо, прижать к себе и никогда не отпускать, но нельзя! Несмотря на то, что представители корпорации говорят обратное, я прекрасно знаю, что любое мое действие, эмоция и слово строжайшим образом контролируется и записывается людьми Прокофьевых. Сейчас наступил тот самый момент, который должен реализовать весь мой план и совершенно глупо срываться в последний момент. Нельзя, Настя, ты сильная! Ваш ход, господа Роксана и Александр…

— Значит, через неделю фигурки будут созданы, — произнес отец, наливая мне бокал вина. — Как нога, не беспокоит?

— Уже нормально, — с улыбкой ответила я, принимая вино. — Врачи обещали через неделю снять фиксаторы и еще через месяц гарантировали, что я вновь займусь танцами.

— Насть, я…, — начал было папа, но замолчал. Я даже улыбнулась — мультимиллионер, глава ведущего клана, человек, принимающий грандиозные решения стесняется поговорить с дочерью о чувствах. Об отношениях. Отцы могут совершать великие дела, но просто поговорить о личном… Для многих это невозможно.

— Доченька, — поддержала отца мама. — Спрошу, наверно, сотый раз — ты все хорошо взвесила? Ты понимаешь, что Дима больше не будет твоим? Никогда!

— Мам, все я прекрасно понимаю! — горько улыбнулась я, устало закрыв глаза. Вздохнула, выпила вина, еще раз вдохнула, набираясь решимости для разговора — мало кто знает, что на самом деле Анастария — огромная трусиха. Только родители, но они любят меня и такой.

— Девочка моя, пойми — мы можем все переиграть! Год — это не так много, а они…

— Мам, они убьют его! Вы прекрасно знаете, на что способны Прокофьевы — посмотри на мою ногу! Если они поймут, что мы знаем о Махане, его спишут, как расходный материал. Я не хочу, чтобы его списали…

— В таком случае, нам не остается ничего, кроме как следовать плану и верить, что Махан действительно сделает то, на что ты рассчитываешь, — философски произнес отец. — У меня для тебя сюрприз — я нашел владельцев еще двух свитков Армагеддона. Теперь нужно будет по тихому отдать брату.

— У Махана будет три свитка? — удивилась я, так как тут меня полностью переиграли. Согласно плану, Махан должен получить всего один Армагеддон, так как больше у нас не было, и начать бегать пугать народ по Барлионе. Имея еще два свитка, он начнет взрывать наши замки, показывая, таким образом, свою ненависть к Фениксу. Что мне и нужно.

— Да, сейчас ищу четвертый. Знаешь, Настя, меня поражает твоя вера в Диму. Почему ты думаешь, что он сделает именно так, как ты сказала?

— Мой ответ не измениться, пап — он Шаман и будет следовать Пути до самого конца.

— Пришел отчет о его погружении?

— Да, еще вчера. Мои догадки подтвердились — Махан слишком плотно сидит в игре, поэтому его нужно выводить на ненависти. Других вариантов нет. Давайте о чем-нибудь другом сейчас поговорим, а? У меня есть целая неделя, чтобы побыть с ним рядом и я хочу воспользоваться ею до конца.

— Ты планируешь просидеть рядом с ним всю неделю? — удивилась мама.

— Да, я уже легенду придумала — Императора ему сделали за пару часов, поэтому никто не знает, сколько времени займут Ящеры. Мам, мне все равно, что ты сейчас обо мне думаешь — я хочу быть с ним рядом. Он со мной даже разговаривать не будет, как только вернется в игру, поэтому…

— Насть, я тебя понимаю, — успокоила меня мама. — Скинь мне текст, отрепетируем и составим легенду. Неделя на плато тебе будет обеспечена…

(шесть дней спустя)

— Димка, у тебя получилось! — прокричала я, вскакивая на ноги и бросаясь на шею любимому человеку. Наконец-то настал тот самый момент, когда не нужно играть и прятаться — легенда о моей влюбленности в Шамана уже скормлена Прокофьевым, поэтому можно побыть самой собой. Радостно поцеловав Диму, я дополнила: — Ты смог! Ты первый по всей Барлионе! Ты обогнал даже Поднебесную!

Глубокие серые глава моего Шамана недоуменно посмотрели на пытающие чистым светом руки, на которых лежали две небольшие фигурки. Судя по появляющейся на лице улыбке, Махан сам только начал верить в то, что он сумел создать Ящеров, совершенно не зная их историю, после чего сделал несколько быстрых пасов руками — по всей видимости, активировав проход. Мне так хотелось крикнуть «не нужно», что для того, чтобы сдержать вопль, я еще раз повисла на Диме, прижав его к себе.

Запущен процесс открытия прохода в гробницу Создателя. Время до завершения — 30 минут…

— Ты запустил? — печально произнесла я, скрыв печаль за возбуждением. Как я и полагала, информация об открытии гробницы пришла всем, кто находился на плато, поэтому, еще раз поцеловав Махана, я отстранилась и написала в чате сообщение: — Процесс запущен, мы на точке!

Процесс вывода Димы из игры начался…

— Наконец-то! — буквально через несколько мгновений рядом с нами появилась мама, произнеся заранее заготовленный текст. — Ты опять оказалась права, моя деточка…

— Конечно, — засмеялась я, совершенно выключив эмоции. Сейчас передо мной не любимый человек, а ставленник Прокофьевых, тот, кто должен был разрушить клан Феникс изнутри, тот, на кого должны сделать ставку все те, кто хочет нашей гибели, тот, кого я люблю… — Мам, представляешь, он совершенно не в курсе того, что происходит! Как же им легко управлять…

Глаза Димы наполнились привычной серостью, когда он чего-то не понимал. Мне всегда нравилась эта особенность Шамана — учитывая, что у него идет полное отображение текущего состояния организма, где-то в реальности, в капсуле, глаза моего любимого тоже приобрели серебряный цвет. Очень необычное явление.

— Так, активация прохода займет тридцать минут, — продолжила мама свой текст, после чего вызывала Магдея и позвонила отцу. Усевшись на камне, она практически закончила со своей ролью, собираясь передать правление мне. Только я знаю Диму, как свои пять пальцев, поэтому только я могу понять, в какую сторону нужно двигаться, чтобы он не кинулся на меня, но при этом испытал несказанное разочарование в жизни. Реветь буду потом, биться головой о стенку и называть себя дурой — тоже. Для меня сейчас Димы не должно существовать — это еще один враг, не более…

— Насть, пока ждем, не хочешь поиграть в злодея из дешевого старинного фильма? — закончила Барлиона свою роль, в то время как Магдей появился на плато и начал организовывать установку кристаллов антителепортации. Вход в гробницу должен получить только Махан, поэтому лишних гостей нам не нужно. Никто не знает, что на уме у Прокофьевых и сколько еще игроков работает на них. Наделят, например, они своего Эксадоса полномочиями, кусай потом локти. Нет — все должно быть четко и по плану!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.