Здравствуй, Валерка! (сборник)

Машков Владимир Георгиевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Здравствуй, Валерка! (сборник) (Машков Владимир)

Владимир Георгиевич Машков.

Между "А" и "Б"

В эту книгу В.Машкова включены две тематически связанные между собой

повести: "Между "А и "Б" и "Веселая дюжина". Главный герой этих повестей

веселый и неугомонный мальчишка Валерка Коробухин.

Для детей среднего школьного возраста.

"РАСТОЛКАЙТЕ ВЫ ЭТОГО НАРУШИТЕЛЯ..."

А меня один раз по телевизору показывали! Это было, когда я еще в

детский сад ходил. Знаете, в тот самый, который при выходе из парка.

Однажды к нам в сад явилась какая-то тетя с круглыми очками на носу.

Тетя сказала, что по телевизору будут показывать концерт из нашего детсада, но покажут только одаренных детей, а остальные должны сидеть вокруг и делать

вид, что им очень весело. И ни в коем случае не шуметь, а только хлопать в

ладоши.

Я, конечно, оказался неодаренным и попал в ту компанию, которая сидела

вдоль стен и вовсю изображала, как им весело. Наконец это мне надоело. И

когда я увидел, что телекамера нацелилась прямо на меня, мгновенно встал на

руки, прошел несколько шагов, ловко вскочил на ноги, улыбнулся и начал

раскланиваться. Как настоящий артист. Телекамера все еще смотрела на меня, и

мне даже показалось, что я слышу, как хлопают зрители, которые сидят дома у

своих телевизоров.

Но вот телекамера взглянула уже на настоящего одаренного ребенка, а

тетя в круглых очках оттащила меня в сторону и сказала, что если я, Валерка

Коробухин, буду срывать передачу, то она не знает, что со мной сделает.

Так меня один раз показывали по телевизору.

И вообще тогда, когда я был маленьким, передачи в сто раз интереснее

были, чем сейчас.

Вот фильм показывали - я таких фильмов давно не видел. Там наши за

шпионом гнались. Сперва на лошади, потом на машине... А шпион все равно

удрал. Успел в самую последнюю минуту уцепиться за вертолетную лестницу - и

удрал. Но туфля шпионская - он ее в спешке потерял - попала в руки

следователя. И тот - никогда бы не поверил, если бы сам по телевизору не

видел - по туфле нашел шпиона. Он днем и ночью изучал туфлю, как будто это

была книга "Двадцать лет спустя". И как-то заметил на подошве след сигареты, иностранной, конечно.

Следователь сразу приободрился, сбрил бороду, которая у него за это

время выросла, потому что он целый месяц, никуда не выходя, корпел над

туфлей, и позвонил начальнику.

- Барк у нас в руках...

И вот Барк преспокойненько топал по аллее парка и дымил сигаретой.

Выкурил, плюнул на нее и притоптал каблуком к асфальту. А следователь из-за

кустов:

- Руки вверх, Барк, он же - "кукла", он же - "госпожа"! Просчитались?

Наши люди бросают окурки в урну. Понятно?

Барк побледнел и поднял руки.

Да, фильм был - не оттянуть от телевизора!

А сейчас - скучища... Мама говорит: "Правильно, так и надо. Умные люди

на студии работают, у самих, наверное, дети есть. Скучные передачи для того

пускают, чтобы ребята сами выключали телевизор и садились за уроки или

помогали мамам по хозяйству".

Может, мама и права, но все равно скучно. Как у нас на сборах.

Вот недавно был сбор. Назывался он "Для чего мы учимся?" Странные люди

- "для чего мы учимся?" Как будто не понятно! Для мам, чтобы они гордились

нами, когда мы получаем пятерки, и для учителей, чтобы они нам эти пятерки

ставили...

Для чего ж еще?

Галка Новожилова, - это наш председатель совета отряда, - растягивая

слова, сказала: "Чтоб ты явился, Коробухин, тебя разбирать будем". Она всех

ребят по фамилии называет, для солидности.

Я, честно говоря, сдрейфил. Потому что двоек у меня - не одна, не две, а раза в три больше. Галстук достал, гладил его долго, чуть он у меня не

сгорел. Пришел в зал, тихо сел с краю, тихо смотрю и слушаю.

А на сцене вот что происходит. Выходят девчонки и по шпаргалкам - а еще

отличницы! - бойко шпарят доклады: "Ученье - свет, а неученье - тьма",

"Пятерки - наши путеводные звезды", "Знания - наши крылья"... И все так

гладко и ловко. А про нас, про двоечников, и ни слова, и ни полслова, и ни

вот столечки не говорят. Ну, думаю, красота...

А доклад идет за докладом, и все такие длинные... И чувствую я, что

веки мои слипаются, а голова так и клонится к спине рыжего Вовки Шлыка, который сидит впереди меня.

Заснул я, ребята! А скажу вам по секрету, по ночам я жутко храплю. Даже

мама, привыкшая к моему храпу и свисту, и то иногда испуганно вскакивает и

ругается:

- Совести у тебя нет. Целый день на ногах, дай хоть ночью отдохнуть.

Я говорю:

- Я больше не буду, мама.
- И засыпаю.

Так вот, на сборе, как раз когда наш очкарик - Ленька Александров с

трибуны сказал: "У нас есть отдельные ученики, которые не совсем понимают, как необходимы знания нам, тем, кто идет на смену нашим бабушкам и дедушкам, нашим отцам и матерям, дядям и тетям, старшим братьям и сестрам", - как раз

в этот момент из моего рта вырвались первые хрипящие звуки.

Это было как сигнал горна, который будит на заре пионерский лагерь, как

школьный звонок, весело и бесцеремонно прерывающий тоскливый урок! Все

радостно повскакивали, стали показывать на меня пальцами и хохотать.

Но мне про это потом рассказали. А тогда я ничего не слышал и не видел

и только свое "хр-р-р!" продолжал.

Тут Галка Новожилова как крикнет:

- Растолкайте вы этого нарушителя!

Я сразу проснулся, обвел взглядом хохочущих ребят, повесил нос и

поплелся к выходу.

А мне вдогонку Лидия Ивановна, классная:

- Коробухин, чтоб завтра явился в школу с матерью!

ЧАСТНОСОБСТВЕННИЧЕСКИЙ РЕЛЬС

Вы, ребята, хотите узнать, что было после сбора?

Ой, ребята, не спрашивайте. После сбора был еще один сбор.

Наша вожатая Кира сказала:

- Надо осудить Коробухина.

Я спросил:

- На сколько?

Вожатая Кира не поняла:

- Что на сколько?

- Я хочу спросить, на сколько лет меня осудить?

Вожатая Кира вся побелела.

- Ты, Валерий, никак не научишься вести себя по-человечески.

Вожатая Кира - из 10 "А". Их там целый класс готовят в вожатые, учат, как находить подход к детям, то есть к нам. И, наверно, Кире внушили: "С

детьми нужна строгость, иначе они на шею сядут". Или что-нибудь в этом духе.

Вот она и применяет свои знания на практике.

- Ребята, кто хочет выступить? - ходила по рядам и тормошила всех

вожатая Кира. Потом повернулась к Галке Новожиловой:

- Что же ты, Новожилова, не ведешь? Веди.

И Галка повела:

- Ребята, говорите же, говорите! Кто хочет сказать?

Ребята отворачивались от пылких Галкиных глаз, низко склоняли головы, делая вид, будто что-то разглядывают на вытертых собственными руками партах.

- Вы что - солидарны с ним?
- вожатая Кира показала на меня.

Я выпятил грудь, чтобы меня можно было лучше разглядеть. Ребята упорно

и гордо молчали.

- Так вы считаете, что это очень хорошо - на пионерском сборе храпеть?

- Вожатая Кира начала нервничать.

Я помотал головой. Кира стояла ко мне спиной и ничего не замечала.

Ребята улыбнулись и хором ответили: "Нет!"

- Потом Коробухин совсем распояшется, начнет и на уроках храпеть, а там

- кукарекать, мяукать.
- Голос у вожатой Киры звенел как колокол.

- Я не умею кукарекать, - не выдержал я.
- И мяукать тоже не умею.

Я не люблю, когда мне приписывают таланты, которых у меня нет. У меня

своих хватает, одолжить могу, кому надо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.