Отечественная война 1812 года. Школьная хрестоматия

Кошель Петр Агеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА. ШКОЛЬНАЯ ХРЕСТОМАТИЯ

Составитель Пётр Кошель

Не раз приходилось России отстаивать свою свободу и национальную независимость. И всегда благодаря самоотверженной борьбе русского народа планы захватчиков терпели крушение. Россия спасла Европу от татарского нашествия. Она развеяла в прах честолюбивые стремления Карла XII, разгромила Наполеона, к ногам которого пала вся Западная Европа, уничтожила фашизм.

Мамаево побоище, Полтавское сражение и Бородино — это героические страницы русской истории, яркое проявление нравственной мощи русского народа, его высокого патриотизма. Особенно показательно в этом отношении Бородинское сражение.

Отечественная война 1812 г. или, как ее называют на Западе, Русская кампания Наполеона, занимает одно из самых видных мест в многовековой и насыщенной событиями истории России. Началом конца империи Наполеона явилась война 1812 г.; местом гибели «великой армии» сила Россия. Много событий вместило в себя это время: долгое и тяжелое отступление русских армий вглубь страны, горечь поражений первых месяцев кампании, трагизм сдачи Москвы неприятелю, торжество и радость от изгнания противника из пределов Отечества.

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

А. С. Пушкин

ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА

Отечественная война двенадцатого года явилась величайшим испытанием для русского народа и в то же время поворотным пунктом в духовной жизни всей огромной страны.

Вторжение неприятеля в пределы России, Бородинское сражение, пожар Москвы, напряженная и победная, наконец! борьба с армиями Наполеона вызвали могучий народный подъем. «Народ этот, писал о России Герцен, убежден, что у себя дома он непобедим; эта мысль лежит в глубине сознания каждого крестьянина, это его политическая религия. Когда он увидел иностранца на своей земле в качестве неприятеля, он бросил плуг и схватился за ружье. Умирая на поле битвы «за белого царя и пресвятую Богородицу», как он говорил, он умирал на самом деле за неприкосновенность русской территории».

Нашествие «двунадесяти языков» было следствием в ряду множества причин экономических, политических, дипломатических, военных. Следует, хотя бы коротко, вспомнить предысторию событий, в результате которых воинство Наполеона оказалось под стенами Москвы, а затем русская армия в Париже.

Если глубоко практичная в своей внешней политике Екатерина II, всячески порицая революционную французскую «скверну» и поддерживая контрреволюционеров, стремилась все же не впутывать Россию в европейские события, то сменивший ее на троне Павел I круто повернул руль государственного управления. Не практическая выгода для государства (как прежде), но отвлеченные заботы о восстановлении монархов на троне и уничтожении революционной «гидры» более всего заботили нового императора. Разваливавшаяся под ударами республиканской Франции Римская империя этот искусственный реликт средневековья и ее ловкий британский союзник, так любивший загребать жар чужими руками, постарались воспользоваться этой счастливой для них переменой. В результате им удалось добиться своего: выманить русских солдат в Центральную Европу и столкнуть с Францией Россию. Знаменитые победный Итальянский и героический Швейцарский походы Суворова (1799), а также неудачные, закончившиеся разгромом и капитуляцией экспедиции Римского-Корсакова в Швейцарию и Германца в Голландию явились прологом беспримерной для России серий войн, длившихся с перерывами до 1815 года.

«Властитель слабый и лукавый» Александр I в общем продолжил политику своего отца (как и сохранил, с незначительными переменами, введенные Павлом прусские порядки в армии). Бессмысленная для России кампания 1805 года, завершившаяся Аустерлицким поражением, тому свидетельство. Вместе с тем именно в этой войне громко заявил о себе будущий победитель Наполеона М. И. Кутузов. Его искусный марш—маневр от Браунау до Ольмюца (с разбитием маршала Мортье под Кремсом) образец отступательного ведения войны на изматывание с превосходящим в силах противником. Недаром другой наполеоновский маршал Мармон назвал его «классически-героическим». Здесь мы видим первый отблеск кутузовского гения.

Военные успехи французской армии в Аустерлицком сражении, при Иене (1806) и под Ваграмом (1809) привели к необычайному расширению империи Наполеона. Он стал повелителем всей Западной и Центральной Европы, исключая островную Великобританию. После неудачи в битве при Фридланде (1807) и выхода Пруссии из антинаполеоновской коалиции русское правительство вынуждено было заключить с Францией Тильзитский мир, присоединиться к континентальной блокаде, имевшей целью экономическое удушение Англии, и объявить ей войну.

Однако, пойдя на эти меры, Россия настороженно относилась к экспансии Франции и явилась главной силой на континенте, препятствовавшей Наполеону осуществить его планы завоевания мирового господства. Это понимал и сам Наполеон, говоря: «Без разгрома России континентальная блокада пустая мечта». К 1810 году между Францией и Россией не существовало уже ни одного вполне независимого государства. Все они покорились одной воле, воле завоевателя, который еще после заключения Тильзитского мира сказал своим приближенным; «Через пять лет я буду господином мира, остается одна Россия, но я раздавлю ее.

К этой поре Франция представляла собой агрессивное буржуазное государство, в котором ничего не осталось от революционных идеалов 1789 года.

Республиканская Франция и до Наполеона вела войны, но они были направлены против феодальных монархий Европы. И все же задолго до того, как республика в 1804 году превратилась в империю и на место гордого лозунга «Свобода, Равенство и Братство» явилась деспотия личной власти и тяжелые золотые орлы уселись на древки имперских штандартов, начали меняться ее идеалы. Освободительные войны сменились захватническими еще с конца 90-х годов XVIII столетия и продолжились при Наполеоне грабительскими походами в Италию и Голландию, установлением протектората над Швейцарией, захватом Ганновера, насильственным присоединением Генуэзской республики.

Наполеон с первых шагов предал забвению революционные лозунги и последовательно шел к личной диктатуре: сначала стал первым консулом, потом итальянским королем, а затем императором Франции. Он создал новую аристократию с пышными титулами: сын трактирщика Иоахим Мюрат сделался королем Неаполитанским, сын бочара Мишель Ней герцогом Элъхингемским и князем Московским. «Отравленный воздух дворца», по словам Стендаля, «вконец развратил Наполеона». Одновременно менялась и армия. По словам того же Стендаля, «по мере того, как шитье на мундирах делалось все богаче... сердца под ними черствели». Это уже были ландскнехты, жаждавшие только обогащения любой ценой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.