Уходила юность в 41-й

Сонин Н. Т.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Уходила юность в 41-й (Сонин Н.)

Сонин Николай Тимофеевич

Уходила юность в 41-й...

Аннотация издательства: Книга рассказывает о стойкости и отваге советских солдат и командиров, в

частности уроженцев Рязанщины, в начале Великой Отечественной войны. Автор — участник

описываемых событий.

Как все это было...

Еще живо ощущение торжеств, которыми наш народ, все прогрессивное

человечество отметили 40-летие Великой Победы над фашизмом. Ее лучезарный свет

не померкнет в веках. Все, что выстрадано в борьбе за честь и независимость нашей

Отчизны, навсегда сохранится в благодарной памяти потомков, которым отцы и деды

отстояли право на свободную и счастливую жизнь.

Обращаясь к истории, мы стремимся извлечь из нее уроки. О минувшей войне

немало написано и сказано. И о горечи первых неудач, и о радостях побед. Но в нашем

сознании прочно отложилось определение, высказанное писателем Константином

Симоновым. Героизм на войне, подчеркивал он, проявлялся во все ее периоды. Но

пожалуй, наивысший подвиг народного духа связан с наиболее трагическим периодом

войны. И не будь проявлен этот героизм тогда, в сорок первом, мы бы не вошли в

Берлин в сорок пятом.

В этой связи хотелось бы высказать свое мнение о документальной повести

Николая Сонина «Уходила юность в 41-й...». Повествование зиждется на фактической

основе. В нем действуют реальные персонажи, а война видится не с большого

командного пункта, а из окопов, из гущи действующих воинских масс, и создано оно

непосредственным участником описываемых событий, развернувшихся летом 1941-го

на юго-западных приграничных рубежах нашей Отчизны.

Оборона Киева, как отмечают историки, наряду с героической защитой

Ленинграда, Одессы, Севастополя и Советского Заполярья предстает как образец

несгибаемой стойкости и мужества советского народа.

В книге Н. Сонина из множества фактов и поступков бойцов и командиров

вырисовывается панорама боевых действий 5-й армии на правом фланге Юго-

Западного фронта, где фашистские полчища наносили главный удар на киевском

стратегическом направлении. [4]

Об этом, кстати говоря, пока скупо рассказано в нашей мемуарной и

художественной публицистике. Между тем в четвертом томе «Истории второй мировой

войны 1939—1945» сообщается коротко и многозначительно: «5-я армия под

командованием генерала М. И. Потапова, нанося фланговые удары, сковала 6-ю

немецкую армию и 1-ю танковую группу. Первая из них была лишена возможности

наступать на Киев, а вторая — высвободить свои дивизии для маневра по окружению 6-

й и 12-й армий Юго-Западного и 18-й армии Южного фронта».

Большинство действующих лиц книги, как и сам автор, принадлежат к поколению

советских людей, вынесшему на себе основную тяжесть войны. Оно родилось сразу

после Октябрьской революции и гражданской войны и свой первый взрослый шаг

сделало в Великую Отечественную.

Запоминается в книге такой момент. Молодые лейтенанты, едва добравшись в

часть из военного училища, вместе с горсткой своих бойцов, у которых на руках всего

по пятнадцать «караульных» патронов, бросаются врукопашную на ораву вооруженных

до зубов фашистских десантников. Лишь люди с неистребимой верой в наше правое

дело, сильные духом и волей, могли пойти на такой шаг и опрокинуть врага!

То поколение росло и крепло вместе со своим народом, нашей страной, возводило

на руинах прошлого новую, советскую действительность. Оно с детских лет впитало в

себя обостренное чувство и святую веру в торжество идей и идеалов родной ленинской

партии и безраздельно посвятило свои юношеские порывы служению

социалистическому Отечеству. И когда над Родиной начали сгущаться свинцовые тучи,

комсомольцы 30-х годов без раздумий отрешились от личных помыслов и целей, стали

под ружье, чтобы с достоинством и честью защитить свою мирную страну от

чужеземных захватчиков.

Мы отчетливо помним те созидательные и вместе с тем тревожные времена и,

отдавая должное огненному племени комсомольцев 30-х годов, вправе сказать, что у

них есть чему поучиться и что перенять нынешнему юношеству.

Враг напал вероломно, по-разбойничьи. Но наши бойцы и командиры не дрогнули

перед испытаниями, лишениями и невзгодами. Они храбро противодействовали

численно и технически превосходившему врагу, дав возможность развернуться в

глубине страны нашим главным резервам.

И все-таки общее положение на советско-германском фронте в начальный период

складывалось не в нашу пользу. Со знанием обстановки автор освещает боевой путь

своего полка, входившего в состав 5-й армии. Он пролег по местам, где довелось мне

работать, [5] а впоследствии возглавлять партизанское движение. Перед тем, как уйти в

тыл врага, на небольшом отрезке времени, в сентябре, пришлось вместе с остатками 5-й

армии отходить на восток. По себе знаю, как это было невыносимо тяжело. Вполне

понятны сострадание и душевная боль, с которыми автор пишет о тех трагических

днях...

Однако враг не достиг на киевском направлении поставленных перед собой целей.

В этом признаются сами гитлеровцы. Бывший начальник германского генштаба генерал

Гальдер назвал сражение под Киевом «величайшей стратегической ошибкой в

восточном походе», а генерал Бутлар рассудил еще откровеннее: «Из-за битвы на

киевском направлении немцы потеряли несколько недель в подготовке и проведении

наступления на Москву, что, по-видимому, немало способствовало его провалу».

Значит, не напрасно была пролита кровь павших героев. А те, кто остались в

живых, пройдя всем смертям назло сквозь огонь и грозы, вновь заняли места в боевом

строю — на фронтах, в партизанских отрядах.

Думается, повесть «Уходила юность в 41-й...», облеченная в жанровую форму

записок участника событий, вызовет живой интерес как среди нас, ветеранов, так и у

молодежи.

А. Ф. Федоров, дважды Герой Советского Союза, первый заместитель

председателя Советского комитета ветеранов войны [6]

Где-то в глубинке...

(Вместо пролога, или свидание с юностью)

Давно мне не приходилось бывать на твоих берегах, Каменка! Вот отмель и

песчаный островок, где впервые и вместе с тем в последний раз удил пескарей.

Потянуло тогда поплавок, я, волнуясь, подсек рыбешку, шагнул и наступил на

стекляшку, что затаилась в песке, ногу порезал. И навсегда отбило охоту к рыбной

ловле. А возле вон того изгиба, в половодье, мы, ребятня, ватагой взобрались на одну из

льдин. Топорами и лопатами выдолбили в ней лодку и, оттолкнувшись от соседних

льдин, отчалили. «Ура!» — вскричали ребята и запрыгали в бурном восторге. Тонкое

дно не выдержало, и мы провалились в ледяную купель. Ох, попало тогда нам,

сорванцам, от родителей!

Детские беды... Что они в сравнении с теми, что мы узнали на войне...

— Вспоминаешь? — спросил знакомый голос.

Я оглянулся и увидел Василия Данилыча, дальнего родича, фронтовика-инвалида,

у которого остановился на квартире. Редкий волос на солнце густо отливает сединой.

Глубокие морщины залегли на лбу и щеках. Но глаза горят задорно и молодо. На войне

он побывал не в одной переделке. У него изувечена рука, и он постоянно держит ее на

поясе. Благо, что левая. Бывший солдат при деле: работает бригадиром молочной

фермы.

Взглянув мельком на солнце, что в самом зените, Василий Данилович зовет меня в

луга, где пасется его стадо и скоро начнется дойка, можно попить парного молока. Но

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.