Невероятная покупка олимпийской чемпионки

Денисенко Кристина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невероятная покупка олимпийской чемпионки (Денисенко Кристина)

Кристина Денисенко "Невероятная покупка олимпийской чемпионки"

* * *

До вылета у Златы оставалось два часа. Окинава — Сеул — Владивосток. В Сюри — древней резиденции королей, помимо амулета на удачу в виде фигурки кошки с поднятой лапкой и полотенец с цветочными орнаментами, Злата купила двух карликовых хомяков редкой породы. Вести домой курносых зверьков в полулитровой баночке из-под арахисового масла Злата не собиралась. Малыши постоянно вставали на задние лапки и отчаянно пытались выбраться: им было тесно. Да и отверстия в крышке, по мнению Златы, не пропускали достаточно воздуха. Нужно было купить для Акеми [1] и Джуна [2] — так Злата назвала своих питомцев, клетку. Сразу не купила, потому что не хватило денег из-за ранее приобретенных сувениров, а предложенные клетки из недорогих вариантов ей не понравились.

Перед вылетом родители Златы и ее брат пошли к морю бросить монетки в фонтан пляжного комплекса, чтобы однажды приехать в Окинаву во второй раз, а Злате, не хотя, пришлось в жару идти на рынок и клетку. Солнце в Окинаве беспощадное. От ожогов кожу Златы слегка защищала туника с длинными рукавами. Зонт спасал только от прямых назойливых лучей. Духота.

В полдень, когда под ногами словно растекалось расплавленное железо, на рыночной площади появился странный мужчина. Словно на спецзадании. Он что-то прятал под синим заношенным пиджаком и, щурясь, кого-то искал в толпе. «Похож на чокнутого профессора» — подумала Злата, когда его проницательный взгляд на долю секунды пересекся с ее взглядом.

Это был старик Тсутому — мастер по изготовлению шкатулок и клеток для попугаев и мелких грызунов. Он не был чокнутым, но все-таки им руководила некая мистическая сила, и он не отдавал полного отчета своим мыслям и поступкам.

Седые волосы отросшими прядями закрывали уши и влажными полукольцами лежали на широком белом воротнике. Лоб и почти лысая макушка блестели от пота. Губы были стиснуты. Верхнюю — полностью прикрывали усы. Бородка — ухоженная, со строго симметричными боковыми линиями. Хорошо выбритые щеки провисали, как у жадных хомяков Златы, которые забавно набивали рты гранулами из смеси злаков, а их черные ушки с белой оторочкой при этом то настороженно торчали в разные стороны, то вздрагивали.

Загадочный мужчина остановился у прилавка с дешевыми летними кимоно, по-прежнему прикрывая что-то под пиджаком. Блондинка с хомяками сбила его с толку.

«Все русские туристки красавицы, — думал он, пока Злата при помощи словаря объясняла настойчивому продавцу сувениров, что уже купила четыре веера и сейчас ищет зоомагазин. — Необыкновенно хороша. Такого красивого цвета волос я, пожалуй, никогда и не видел. Интересно, чем она красится, или это натуральный? Из-за работы я совсем перестал обращать внимание на женщин. Только прутики и стекляшки. А что если предложить ей клетку, а для Минсоу я мог бы смастерить другую, ничем не хуже этой. Уверен, он не сильно расстроится, если я скажу, что не вложился в сроки. Будет и ему эксклюзивная клетка, и эта блондинка привезет домой частичку моей души. Да, так и сделаю. Эта девочка с винным пятном на щеке растревожила меня. Нет, оно нисколько не уродует ее, и она не вызывает ни жалости, ни неприязни. Нарисованная клубничка на щеке, да и только».

Злата с трудом избавилась от надоедливого продавца сувениров и, не обращая внимания на старика в пиджаке, пошла дальше искать зоомагазин или хотя бы прилавок с клетками. То и дело, приподнимая банку с хомяками, она налюбоваться не могла розовато-палевыми спинками, чисто-белыми лапками и смешными мордочками с черными глазками-бусинками. Тсутому с любопытством наблюдал за происходящим.

Соломенная шляпа Златы с нарочно обтрепанными полями не скрывала длинных шелковых волос. На солнце они блестели как платиновые украшения, а в тени имели легкий русый оттенок. Не мудрено, что и другие японцы провожали Злату восхищенными взглядами. В белой ажурной тунике с миксом узоров от мелких цветов до крупных желтых хризантем внизу и на рукавах она выглядела ярко и стильно, чего и всегда добивалась в выборе одежды. Летящий наряд удачно маскировал далеко не идеальную талию. Но не главное быть песочными часами: умение преподнести граненый стакан словно хрустальную вазу — важнее. Так считала Злата.

На ее лице, как заметил Тсутому даже издали, было пятно — сосудистая мальфомация. Заболевание это врожденное, и над причиной неправильного соединения вен и артерий до сих пор спорят доктора. Еще в детстве Злата прошла шесть курсов лазерной терапии, но эффективными были только первые три курса. Благодаря им большая часть пораженных сосудов была удалена, и на их месте выросли здоровые. Несмотря на улучшения, Злату называли гадким утенком, и никто не хотел с ней дружить. Её обижали в детском саду, дразни кровавой маркизой в школе. Кровавой из-за пятна, а маркизой из-за фамилии — Маркизова. Над ней смеялись, пока однажды самый красивый мальчик из школы не разбил нос одному из ее обидчиков. Все изменилось, и теперь в свои полных двадцать четыре года Злата нисколько не комплексовала по поводу пятна.

Тсутому догнал Злату и на ломанном русском обратился с простым вопросом:

— Вас не заинтересует эта милая вещица?

Он продемонстрировал клетку ручной работы, и Злата восхищенно улыбнулась.

— Какая прелесть, — ответила она. Её глаза засияли ярче сапфира на перстне, подаренного бабушкой. Она носила его, не снимая. — Это же не клетка, а произведение искусства!

Японец, плохо понимая, кивнул и ответил взаимной приветливостью, хотя давно стыдился открыто улыбаться, а тут даже забыл о вырванном на прошлой неделе втором премоляре верхней челюсти, но Злата отметила это сразу, так как училась именно на стоматолога. Она всегда обращала внимание на зубы, и за своими следила с неистовой щепетильностью.

— Купите! Всего двадцать долларов, — запрашивал он в два раза меньше, чем обычно. — Второй такой нет во всем мире!

Злата обожала все зеленое: одежду, украшения, павлинов. Сочетание золота с зелеными сапфирами она считала самым удачным, и клетка с царским домиком внутри чуть с ума ее не свела. И недорого, и шикарно!

Дно клетки было из пластика имитирующего каменный фундамент. Прутья черные, а по углам искусно расплетались золотистые виноградные лозы. Каждая ягодка, каждый листочек — все тонкой ручной работы. Дверца словно ворота в райский сад, но изюминкой клетки был дворец с разными по величине башнями. Немного уступало колесо и лесенка со второго этажа вниз клетки. Все атрибуты были окрашены под золото и инсталлированы зелеными камешками разных размеров и прозрачности. Конечно, Злата не ставила их ни в какое сравнение с драгоценностями, но клетка ей настолько понравилась, что она, не раздумывая, достала кошелек. Она и не предполагала, чем обернется эта покупка.

— Куплю! Даже если моим хомячкам в ней будет тесно и потом придется купить еще одну. А у вас случайно нет такой же только больше? Или еще одной точно такой? — спросила она обнадежено, но тут же поняла, что нет.

Японец пожал плечами:

— Не подерутся ваши мышки, не волнуйтесь, хватит им места.

Злата рассчиталась одной зеленой купюрой. У нее были и доллары, и иены, и рубли. Ее брат — моряк, и привез из рейса Владивосток — Саудовская Аравия зарплату в дорожном чемодане, набитом до отказа деньгами. За его счет и состоялась поездка всей семьи в Окинаву.

— Благодарю, — Злата взяла из протянутых рук клетку, и та составила компанию купленным веерам в просторном бумажном пакете.

— "Онэгай симас" [3] — поклонился японец. — Пусть в вашу жизнь войдет сказка, — добавил неразборчиво. И сказка таки вошла, но не сразу.

Злата присела, словно в реверансе:

— «Саёнара» [4] , — это одно из японских слов, которое она хорошо выучила за две недели.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.