Хроника несостоявшегося

Зеличёнок Альберт Бенцианович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Альберт Зеличёнок

Хроника несостоявшегося

Рабочие записи любопытных клинических случаев. Выполнены Гаем Юлием Клебопегом, младшим экзекутором приёмного покоя всадника Гнея Помпея Логопета, достославного эскулапа 2 категории. Случай 213/06.

Беседа 1.

Пациент – Марк Туллий Клептоманн, патриций, советник 3 класса, 42 года. Одет в дорогой, хотя и слегка поношенный костюм варварского пошива и белую тогу с красной окантовкой. Сандалии – тоже иноземного производства, но уже не с Запада, а всего лишь с Востока. В речи – начальственные нотки, стремится произвести впечатление. Жалуется на специфическое нарушение сна.

Беседы ведёт эскулап лично.

– Итак, как долго вы подвергаетесь этим, как вы выразились, навязчивым сновидениям?

– Около года.

– И обратились только сейчас? Достойно порицания. Вы пребываете на государственной службе и должны беречь себя для Отечества и Императора, да продлятся дни Его!..

– Да святится!.. Работа, знаете ли, общественные отягощения. Вроде и не платят за них, но долг… совесть… священные обязательства перед Третьим Римом… Короче, недосуг мне по врачам ходить.

– Так себя и загонять недолго, советник. И что – каждую ночь Гипнос посылает вам... испытание?

– Нет, что вы, господин эскулап! Чаще всего бывают обычные сны, которых я вовсе не запоминаю. Но вот эти… Происходят нерегулярно, однако… как бы поточнее сформулировать… производят гнусное впечатление. Даже на работе сказываться начинают. Порой представляю, что я уже вовсе и не я, а этот… Скользкий, прости Юпитер!..

– Ваше альтер-эго в сновидениях?

– Что? Да, наверное. И, главное, не то чтобы всё время одно и то же, а развивается всё. Будто в кино — упасите нас Боги от зла — или театре.

– Возможно, это как-то связано с вашими дневными заботами? Расскажите о себе подробнее, нам необходимо оценить ваше текущее душевное состояние. Но помните, досточтимый патриций: с эскулапом, как и со жрецом, следует быть абсолютно искренним. Любая опущенная деталь, которую вы из соображений сокращения повествования, деликатности либо стыдливости посчитаете несущественной, может помешать процессу лечения и свести все попытки исцеления на нет. Учитывая ваш статус, я бы даже назвал подобное (предполагаемое гипотетически) поведение антигосударственным. С другой стороны, представители нашей профессии связаны обетом молчания: ни одна ваша тайна не покинет стен данного кабинета. Примите во внимание вышесказанное, советник, как во время нынешнего визита, так и во время всех последующих — сколько бы их ни понадобилось. И помните: ваш организм, все его отправления и выделения — и физиологические, и психологические — объект наших первоочередных забот и тревог. Вы находитесь в надёжных руках. Без ложной скромности смею утверждать — в лучших руках Империи. Если иметь в виду медицину, конечно. Итак, я — весь внимание. Опишите, к примеру, день перед тем, как вас постиг последний по счёту… кошмар – назовём его так.

– Вот не далее, как двое суток назад, и постиг. С утра с патрициями приняли на грудь фалернского по случаю открытия стадиона имени второго 37-летия Императора, да продлятся годы Его и превратятся в века! Конечно, нам далеко до Егофизической формы, но тоже… стараемся соответствовать по мере сил. Упражнения, гантели, то да сё... Натурально, возлияния перешли в обед, затем пришлось инструктировать начинающих всадников по технике безопасности…Ну вы понимаете, что ни один из этих… молодых специалистов не окажется в ощутимой близости от живой лошади, но – правила едины для всех. Так что пришлось читать доклад – практически, на голодный желудок… В результате закончили лишь к четырём пополудни. Едва на еженедельный форум в лупанарий не опоздал. Надеюсь, вам не надо объяснять социальную значимость устоев и традиций, всадник? А периодические посещения и проверки мест высокой общественной потребности как раз и представляют собой важнейший обычай Империи. Поддержка малого предпринимательства, так сказать. В конечном счёте, терпимость является одной из главнейших добродетелей, завещанных нам Богами. Да и парни… то есть патриции моего круга… не простили бы. А им только попади на язык, знаете ли…

В общем, домой я пришёл не рано. Если уж совсем точно – ближе к восьми вечера. И на бровях, конечно. А моя супруга… Надеюсь, вашим заверениям, эскулап, будто всё сказанное здесь останется строго между нами, можно верить? И не только вы, но и этот хилый юноша ни слова не вынесут за пределы этого кабинета, и даже ваши лары сомкнут уста? Замечательно. А то руки у меня длинные, характер горячий и знакомые разные имеются. Это я на всякий случай предупреждаю. Как говорится, доверяй, но запугай. Что? Да, и проверю тоже... уж вы... Клебопег, не сомневайтесь. Так вот, моя дарованная Богами и своими, не к ночи будь помянуты, благородными родителями половина – Юлия Клеолинда – нравом крепка и слегка… сурова. Я бы даже уточнил, сварлива. Но это строго между нами. И, конечно, встретила она меня в молчании. Однако же кухонную утварь в статуи и стены метала. Позже Клео, естественно, отрицала, но убеждён: импортную амфору, которую я с трудом выменял у побывавшего во Франкии сослуживца, она разбила нарочно. Поскольку я сразу привязался к оной, а она её именовала исключительно, простите Боги, кичем и ширпотребом.

Конечно, эскулап, я не вполне соответствую нанесённым на скрижали Дворца Бракосочетаний качествам идеального супруга, но, как мне представляется, приближаюсь к воспетому аэдами уровню. В конце концов, почти никогда не нарушаю обетов верности. Во всяком случае, не с порядочными женщинами. А если и позволяю себе некоторые естественные вольности с работницами лупанария и, понятно, с секретаршей, то, согласитесь, мой социальный статус накладывает определённые права и обязанности и в данной сфере. Должен же я подтверждать вышеупомянутую физическую форму на практике? И все заработанные таланты (за вычетом приличествующих рангу и чину взносов в дружеский котёл) несу исключительно в дом. Или в лупанарий – но это святое, это жертва на алтарь, я бы сказал, вольной любви. Особое возлияние Богам, фактически. Между прочим, именно Юлия вечно забывает добавить масла на алтарь, из-за чего священный огонь уже неоднократно гас. Просто перед соседями неудобно. Вот всего неделю назад прямо в присутствии почтенного семейства Калигул… Однако не станем отвлекаться. Так что я, если разобраться, компенсирую её грехи. И готовит она вечно одно и то же — ненавидимый Богами и людьми, презренный салат оливье. И крайне небрежно это делает, кстати. Он мне опротивел уже на второй год брака, а идёт, между прочим, четырнадцатый… Но мы отклонились, от темы; думаю, пора пересказать вам сам воспоследовавший сон?

– В этом нет нужды. Сейчас мой юный ассистент подключит к вам датчики, и постепенно вы погрузитесь в объятия Гипноса. А мы всё увидим на мониторах, да не коснётся нас ось зла! Мне кажется, что вы как раз в подходящем душевном состоянии.

– Тогда продолжаю. Ну я, значит, доел... это и отправился на лежанку, дабы насладиться вечерними одами. Дежурный трибун как раз рассуждал о Катастрофе. Сами знаете: верить можно лишь официальной позиции, а она еженедельно меняется. В результате даже мы, государственные люди, вынуждены пробавляться слухами и получать информацию из, прости Юпитер, телевидения. Я вам по секрету скажу, эскулап: тайн у нас всё же многовато. Нет, плебсу, конечно, лучше оставаться в неведении, но людям заслуженным можно бы и донести истину. Тем, кто заслужил доверие неустанными усилиями на благо Императора. Но — нет. Так что я информирован не более, чем вы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.