Открытие «шестого» чувства

Акимушкин Игорь Иванович

Серия: Естествознание и религия [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Открытие «шестого» чувства (Акимушкин Игорь)

Безвозвратно миновали те времена, когда проповедники религии, используя прямое насилие, могли преграждать путь научным исследованиям и мешать распространению научных идей, если эти идеи противоречили религиозным догмам.

В наших условиях прямое отрицание науки и открытое преследование ученых не дало бы нужных церковникам результатов. Это вынуждает их менять тактику.

Усилия многих богословов направлены сейчас на то, чтобы любыми средствами «доказать» совместимость науки и религии, чтобы как-то преодолеть те трудности для современной веры, которые возникают в процессе научного познания.

Вот они и стараются так или иначе приспособить религиозное мировоззрение к науке или же, наоборот, использовать науку в своих интересах, дать какое-то «научное» обоснование религиозным догмам.

Но как бы ни приспосабливались проповедники религии к новым условиям, огромные достижения естествознания лишний раз свидетельствуют о полной несовместимости знания и веры. Опираясь на огромный фактический материал и опытное исследование жизненных процессов, ученые пришли к выводу, что в основе жизни лежат материальные явления. Следовательно произошла жизнь вследствие естественных, а отнюдь не сверхъестественных процессов.

В основу книг, призванных вести антирелигиозную пропаганду, должно быть положено популярное разъяснение наиболее важных явлений в жизни природы, достижений биологии, физики, астрономии, физиологии, кибернетики, геологии и др. наук, подтверждающих правильность материалистических взглядов на развитие природы и общества и разоблачающих религиозные мифы.

Брошюра И. Акимушкина открывает новую серию «Естествознание и религия». В ней автор рассказывает о развитии жизни на Земле, о загадках природы, которым биология сейчас дает научное объяснение.

Брошюра содержит очень много фактов и наблюдений, с которыми массовый читатель не знаком, но которые дадут ему научно обоснованный ответ на ряд недоуменных вопросов, связанных с жизнью на Земле.

Всякое разъяснение такого рода вопросов является полезным с точки зрения научно-атеистической пропаганды. Это, по моему, хорошо понимает сам автор, и то, что он подчеркивает атеистическое значение своей работы, вполне обосновано.

И. Акимушкин написал интересную научно-художественную книжку. Написана она увлекательно и безусловно заинтересует широкие круги читателей.

Академик А. И. Опарин

Открытие «шестого чувства» — одно из величайших достижений биологии последних лет. Давно уже волнует людей необъяснимая «интуиция» животных, их «сверхъестественное» (как многим казалось) чутье, помогающее безошибочно находить дорогу к гнездам, умение видеть невидимое, слышать неслышное.

Науке принадлежало решающее слово, но она долго не могла произнести его. И тайна оставалась тайной.

Тогда, как всегда в таких случаях, заговорило суеверие. Много нелепых домыслов породило это неведомое, необъяснимое и непонятное «шестое чувство», как принято было называть неразгаданные еще способности животных безошибочно ориентироваться в окружающем их мире вещей.

Исследование «шестого чувства», или, вернее, «шестых чувств», охватывает широкий круг навигационных проблем— от простейших химических реакций до таких сложнейших средств, как природные сонары, эхолокаторы, радиолокаторы, поляроиды, «физиологические часы», солнечные компасы и замысловатые «хореографические» методы передачи информации, открытые у пчел.

Лет пятнадцать назад одно лишь предположение о том, что такое возможно, посчитали бы пустой фантазией.

А между тем «такое» действительно возможно, оно существует. Оно доказано. От летучих мышей к рыбам, от рыб к китам, насекомым, птицам, крысам, обезьянам, змеям переходили экспериментаторы со своими исследовательскими приборами, всюду обнаруживая присутствие удивительных, неведомых прежде органов чувств.

Поиск направления с помощью химического чувства, пожалуй, самое простейшее из средств ориентации, открытых в природе.

С него мы и начнем.

ПУТЕВОДНЫЕ НИТИ ЗАПАХОВ

Пчелы метят трассы

Если зачерпнуть со дна реки вместе с водорослями и тиной немного воды, то иногда среди ручейников, поденок, личинок стрекозы и других обитателей этих подводных дебрей можно увидеть и маленького плоского червя с головой, похожей на ромбик. Это планария.

Планария медленно скользит по дну. Путь ее прямолинеен. Вдруг струи воды донесли до нее запах пищи. Планария покачала головой, словно усомнилась в реальности известия, и ползет дальше, подбираясь все ближе и ближе к лакомому кусочку. Если пища справа и она туда повернула голову, то обонятельные нервы червя получают более сильное раздражение, чем когда голова отклоняется в обратную сторону. Червь поворачивает туда, где вода более насыщена, так сказать, запахом.

Опять качает головой — берет новую пробу воды и еще чуть поворачивает в сторону более сильного запаха. И так, пока не попадет в нужную точку.

Так же выслеживают «дичь» и некоторые морские улитки с той, правда, разницей, что из стороны в сторону поворачивают они не голову, а сифон. Это такая трубка, которой улитки затягивают в себя воду, а уже обонятельные органы улитки определяют, в какой порции воды больше соблазнительных для вкуса моллюска веществ и куда, следовательно, надо ползти.

Конечно, у планарии и у улиток химическая ориентировка очень примитивна. Более сложная она у пчел и муравьев.

В жизни улья запахи играют очень важную роль. Они дают дополнительные разъяснения к танцам, о чем расскажем позднее.

Но мало этого: пчелы с помощью запаха намечают даже маршрутные трассы в воздухе! И вот каким образом. На конце брюшка у каждой пчелы есть небольшой «карманчик». В нем помещаются пахучие железы. Обычно карман закрыт, и запах, как злой джин в бутылке, прочно закупорен. Но, подлетая к богатым нектаром цветам, пчелы открывают свои карманы, и за ними тянется теперь пахучая дорожка. Она как бы говорит другим пчелам из улья: «Идите сюда, тропой этого запаха!».

Векторы запахов

Муравьи тоже метят трассы. И в их богатой скитаниями жизни это одна из главных примет, по которым они находят дорогу домой.

Подобно мальчику-с-пальчику из сказки муравьи отмечают свой путь, но не белыми камешками, а капельками пахучей жидкости.

Эта жидкость — не обычная их кислота, как о том иногда пишут, а особое вещество. И выделяет его не ядовитая железа, а другая. Она тоже на конце брюшка, но чуть повыше ядовитой.

Муравей то и дело прижимается брюшком к земле и оставляет на ней свой запах, Другие муравьи, когда спешат за ним, не всегда бегут точно по намеченной дороге. Иногда они, как и хорошие гончие, идут по следу стороной, сбоку от него, потому что запах достаточно силен. Когда же они теряют следы, то кругами, опять, как и гончие, вновь находят трассу и прямиком спешат по ней.

Протяженностью муравьиные трассы бывают до нескольких метров.

Простым опытом можно доказать, что муравьи действительно метят трассы.

Возьмите лист бумаги и положите на пути муравья, возвращающегося домой с известием о богатой находке. Когда он проползает по нему, пометьте его путь легким штрихом карандаша и поверните бумагу на небольшой угол. Муравьи, вызванные из гнезда разведчиком, добегут по трассе до края бумаги, упрутся в то место, где раньше трасса с земли переходила на лист — но тут обрыв! Дальше нет меченой тропы. Муравьи начнут суетиться у разрыва, искать дорогу и, когда найдут ее в стороне, снова побегут по прямой. Вы увидите, что путь их будет совпадать с отмеченной карандашом линией.

Посадите в небольшой шприц много муравьев и после того как они наполнят его запахом своих опознавательных желез, «выдавливая» этот запах через иглу, нарисуйте на земле узоры — искусственные трассы. Муравьи побегут по этим фальшивым дорогам еще азартнее, чем по тропе разведчика, потому что пахнут они сильнее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.