Адмирал Нахимов

Коллектив авторов

Серия: Русские флотоводцы. Материалы для истории русского флота [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Адмирал Нахимов (Коллектив авторов)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Высокий и достойный почет, который оказала советская власть

бессмертной памяти П. С. Нахимова учреждением ордена его имени,

привлек к имени великого флотоводца интерес самых широких

кругов советской общественности, и составленный Главным архивным

управлением сборник будет, несомненно, встречен читателями с

большим удовлетворением.

Место, занимаемое Нахимовым на исторических скрижалях славы

русского народа, огромно. С его именем связано воспоминание о

замечательной победе русского флота в Синопской бухте 18 ноября

1853 г.; с его именем на вечные времена соединяется также память

о бессмертной защите Севастополя в 1854—1855 гг. Нахимов, великий

флотоводец, Нахимов, «хозяин Севастополя», Нахимов, наравне

с учителем своим адмиралом М. П. Лазаревым, создавший особую

школу, особую традицию в деле подготовки морских кадров к боевой

службе, начал свое геройское поприще участием в Наваринской

победоносной битве в 1827 г., а окончил его 28 июня 1855 г., оросив

в последний (но не в первый) раз своей кровью Малахов курган.

Современники и соратники Нахимова до конца дней своих

утверждали, что им никогда не удастся в точности и во всей полноте

рассказать потомству о Нахимове, потому что нужно было лично

наблюдать его совсем сверхъестественную энергию, его неслыханное

(«гипнотическое», как говорят некоторые источники) влияние на

моряков, на солдат, на землекопов-рабочих Севастополя, на матросов

и морских офицеров в морских боях, чтобы понять его. «Этот

человек делал невероятно много, его все любили, все высоко ценили, —

писал о нем другой герой севастопольской обороны Тотлебен. —

Пользуясь его влиянием во флоте, мы осуществили многое, что

казалось невозможным. Он был вроде патриотов классической

древности, он безгранично любил Россию и всегда готов был всем

пожертвовать для чести своего отечества, как некоторые возвышенные

патриоты из древних греков и древних римлян. И при этом какое

нежно чувствующее сердце! Как заботился он обо всех страдающих!

Он всех посещал, всем помогал!»1 Других мнений о нем и не было

ни у кого из близко и ежедневно (и даже ежечасно) наблюдавших

этого необыкновенного человека. Рассказав о некоторых (из много-

численных) его подвигах, севастополец Николай Васильевич Берг

писал: «...Таков был Нахимов. Доброта ли, скрытые ли проблески

гения, который, как алмаз, таится иногда под непроницаемой корой,

или, наконец, подготовленные к тому обстоятельства времени, только

имя Нахимова стало для нас дорогим именем, и ни одна потеря,

кроме потери самого Севастополя, не отозвалась так во всех сердцах,

как смерть незабвенного адмирала, честно и добросовестно

отслужившего свою службу России... Он привлек сердца всех. О нем

говорили, страдали и плакали не только мы, на холмах, орошенных его

кровью, но везде, во всех отдаленных уголках бесконечной России.

Вот где его Синопская победа».

Но все писавшие о Нахимове высказывают сожаление, что

потомство будет знать об отдельных геройских подвигах великого

адмирала и все-таки никогда не узнает, до какой степени вся его

жизнь была сплошным жертвенным подвигом труда, мысли, воли,

подвигом ежедневным, совершавшимся не только в морском бою или

на севастопольских редутах и люнетах, но и в мирное время, когда

он воспитывал свою команду «нахимовских львов», как тогда

называли черноморских моряков. И вот этот-то пробел, который остается

при чтении мемуарной литературы о Нахимове, и восполняется в

значительной мере печатаемыми в предлагаемом сборнике документами-

Тут мы видим именно ежедневную служебную, бытовую обстановку,

в которой жил и действовал Нахимов, среду, в которой он вращался,

читаем приказы, которые он получал сверху, приказы, которые

отдавал он сам, знакомимся с его записной книжкой, и перед нами

постепенно возникает эта изумительная, такая невидная, подспудная

по своему внешнему характеру и такая поразительная по своим

конечным результатам деятельность одного из сыновей русского народа,

которым русский народ справедливо гордится. Видим мы и

тайных, злобных, завистливых врагов Нахимова, вроде

горе-главнокомандующего николаевского фаворита Меншикова, который донося

Николаю о замечательном морском переходе и десанте перевезенной

Нахимовым 13-й пехотной дивизии к Кавказским берегам, прибавляет

в самых последних двух строках, что «поставляет себе долгом» «у п о-

мянуть также»(!) о Нахимове... Тут и новые поразительно

интересные показания из шханечного журнала, ведшегося на корабле

«Три святителя», о Синопском бое. Тут и замечательное частное

письмо Нахимова его двоюродному брату, впервые описывающее, что

делали Нахимов и его моряки, как они чувствовали себя в месяцы

между Синопом и высадкой союзников в Крыму. Этих документов,

дающих столько нового материала, полного глубочайшего

исторического интереса, так много, что в полном смысле слова у историка

глаза разбегаются. Мы уж не говорим об интересе чисто

биографическом. Эта кристально чистая натура, этот «рыцарь без страха и

упрека» (как его называли), этот герой, недоумевавший, почему его

все считают героем, этот человек, стремившийся всегда уступить

поскорее другому честь и славу своих собственных подвигов, —

встает перед читателем печатаемых в этом сборнике документов во

весь свой огромный рост.

Мы, историки, давно уже имеем все основания быть благодарными

Главному архивному управлению НКВД СССР за ту деятельную

помощь, которую получает от него наша трудная исследовательская

работа. А трудна эта работа особенно при исследовании таких

огромных и сложнейших событий дипломатической и военной истории,

как Крымская война, именно прежде всего страшной разбросанностью

материалов, затрудненностью их выявления и собирания. Вот почему

появление такого сборника, как издаваемый теперь Главным

архивным управлением, больше всего будут приветствовать специалисты-

исследователи. Но материалы, даваемые в этом сборнике, найдут

также свой путь непосредственно к уму и к чувству и рядового

читателя, советского гражданина, русского патриота, пережившего

недавно новую севастопольскую оборону.

Как много созвучного найдет в этом сборнике нынешний

читатель, созвучного своим переживаниям и душевным волнениям! Как

ясно после прочтения этого сборника станет ему, что сталинский

Севастополь и нахимовский Севастополь — явления одного порядка,

несмотря на огромную разницу между внешними условиями

тогдашней обороны и нынешней, несмотря и на то, что в нахимовские

времена врагам при всех их тяжких потерях не пришлось испытать той

полной гибели, которая суждена была захватчикам и варварским

опустошителям Крыма в нынешнюю Великую отечественную войну.

Когда этот сборник попадет в руки советских военных моряков, с

каким новым приливом гордости будут они взирать на нахимовский

орден, украшающий наиболее заслуженных из их товарищей!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.