Молчание Голубки

Хантер Эрин

Серия: Новелла [0]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Хантер Эрин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Молчание Голубки (Хантер Эрин)

Эрин Хантер

Молчание Голубки

Глава 1

Голубка неподвижно стояла в центре лагеря, вслушиваясь в тяжелую тишину, нависшую над лесом. Краем глаза она заметила две фигуры: огромную барсучиху с длинной с выпученными слепыми глазами. Они кивнули кошке, а затем вышли из лагеря. В какой-то момент Голубке захотелось побежать за ними, удержать и расспросить о том, что будет дальше.

«Полночь! Утес! Как вы можете нас вот так бросить? Может, мы и победили Сумрачный Лес, но потеряли все!»

Тишину, окутавшую стволы деревьев, нарушали приглушенные всхлипывания. Песчаная Буря сидела, съежившись и низко опустив голову, над неподвижным теломподножия сожженного молнией дерева.

— Мы потеряли все, — прошептала Голубка.

Оцепенев, она смотрела, как Листвичка прижимала моток паутины к боку Пеплогривки, пытаясь остановить кровотечение. Львиносвет стоял неподалеку, наблюдая за двумя кошками; его хвост встревоженно покачивался из стороны в сторону. Ушел золотистый воин только тогда, когда Листвичка послала его в палатку целителей за ноготками и пижмой.

Голубка почувствовала, как Милли потерлась мордочкой о ее плечо.

— У тебя что-нибудь болит, Голубка?

Молодая кошка покачала головой. Она вообще не имела понятия, какие раны получила в кровопролитном сражении: все ее тело онемело от кончика носа до когтей, а в ушах все еще звучали свирепые боевые кличи.

— Тогда помоги нам, — попросила Милли. Кошка мягко повела Голубку к краю поляны, туда, где лежали недвижимые тела Остролистой, Кисточки и Тростинки. Дым неотрывно глядел на тело своей любимой; темный полосатый мех воина слипся от крови, и на месте вырванных клоков шерсти зияли проплешины.

— Тебе надо сходить к Листвичке, — тихо сказала на миг прервалась, затем вновь аккуратно, волосок к волоску, стала приглаживать мягкую шерсть на хвосте Тростинки.

Дым не пошевельнулся.

— Я останусь здесь, — глухо откликнулся он, — я никогда больше не оставлю Тростинку.

Из горла кота вырвалось приглушенное рычание; он вонзил острые когти глубоко в почву, словно стараясь закопать свое горе поглубже.

— Мне нужно было остаться с ней! Я не должен был бросать ее, чтобы ей пришлось сражаться со Звездоломом в одиночку! Этот негодяй не видел в ней ничего, кроме куска добычи!

Ледосветик резко вскинула голову; ее светло-голубые глаза сверкнули гневом.

— Моя мама умерла, защищая детскую. Это была смерть настоящего воина! Не забывай об этом, Дым!

К Дыму, прихрамывая, подошел Долголап и положил хвост на плечо отца.

— Думаю, Листвичка сможет осмотреть тебя и здесь, Дым, — рядом с телом Тростинки. Березовик с Лисохвостом ушли в палатку целителей, но скоро они вместе с Листвичкой присоединятся к нам.

Голубка почувствовала горе, терзающее ее отца. Бедный Березовик! Тростинка была его матерью, так же как и Лисохвосту с Ледосветик. Березовик, наверное, очень тяжело переживает смерть доброй королевы.

Голубка подпрыгнула от неожиданности, внезапно услышав шаги за своей спиной. Обернувшись, она увидела Белолапу. Белая шерсть воительницы была в пятнах побуревшей крови, и Голубка уже было открыла рот, чтобы предложить матери пойти к Листвичке, но Белолапа быстро замотала головой, угадав мысли дочери.

— Это не моя кровь, — сказала она. — Голубка, ты можешь помочь Пурди? — Белая воительница указала мордой на полосатого старейшину, который пытался привести тело Кисточки в порядок, стараясь подвернуть лапки кошки ей под грудку.

Внезапно в горле Голубки встал комок, она не смогла даже ничего сказать. Кошка молча подошла к Пурди и принялась помогать старику, придерживая заднюю лапу Кисточки, пока он с нежностью подворачивал остальные лапы Кисточки под живот. Теперь казалось, что старейшина устала после долгого дня и ненадолго задремала, подвернув лапки. Пурди глядел на нее полными слез глазами; из груди старого кота вырывались хрипы.

Голубку отвлек шум на входе в лагерь. Воробей и Ежевика стояли возле истерзанной множеством когтей ежевичной ограды, которая когда-то защищала лагерь.

— Я ухожу к Лунному озеру, — объявил Ежевика, и его зычный голос громко разнесся в черной ночной мгле. — Грозовое племя как никогда нуждается в предводителе, — глашатай запнулся, бросив взгляд на огненно-рыжее тело, безжизненно лежащее в тени. Затем, более спокойно, продолжил: — И теперь я должен заступить на эту должность. — Затем кот кивнул в сторону Белки, которая наблюдала за ним полными печали зелеными глазами. — Белка, я оставляю тебя в лагере за старшую.

Не сказав больше ни слова, он развернулся и исчез в ежевичных зарослях. Воробей, чуть замешкавшись, последовал за глашатаем. Серая шерсть целителя слилась по цвету с облаками в ночном небе, застилающими лунный свет.

Белка вскарабкалась на скалу предводителя так медленно, будто все ее тело болело и отказывалось ее слушаться. Затем она оглядела своих соплеменников.

— Прежде чем начать делать что-то, мы должны получить помощь целительницы. Если вы ранены, идите к Листвичке, — в голосе воительницы не было ни единой эмоции, будто бы сражение капля за каплей лишило ее возможности чувствовать что-либо. — Не нужно зря геройствовать, — продолжала Белка. — Грозовому племени сейчас нужны сильные воители. Так что если у вас есть какие-то травмы, они должны быть все вылечены. — Белка, прищурившись, посмотрела на Дыма, который с трудом оторвал взгляд от тела Тростинки и смотрел на рыжую кошку. — Это касается и тебя тоже, Дым.

Голубка бегло окинула свое тело взглядом, однако не заметила никаких серьезных ранений. Кошка принялась вылизывать уши Кисточки, приглаживая на них шерсть, и тут почувствовала, что кто-то положил хвост ей на плечо. Обернувшись, она увидела Пурди, который угрюмо смотрел на нее.

— Я могу позаботиться о ней сам, — проскрипел старик.

Голубка кивнула и сделала шаг назад, чтобы старый кот смог поближе подойти к телу Кисточки. Она закрыла глаза от невыносимой боли, когда шершавый язык кота заскользил по жесткой шерсти старейшины.

«Что же Пурди будет делать без тебя, Кисточка?»

Рядом с ней серебристо-белая воительница вычищала последние листочки из черной шерсти Остролистой. Голубка ласково прижалась к боку сестры.

— С тобой все в порядке, Искра?

Кошка кивнула, не поднимая глаз.

— Я жива, верно? Спасибо на том Остролистой. — Искра провела языком по спине черной кошки. — Коршун убил бы меня… Остролистая отдала свою жизнь за меня!

Голубка вздрогнула от того, сколько горечи было в дрожащем голосе Искры.

— Не забывай, — промурлыкала она, — Остролистая сейчас смотрит на тебя. Она никогда не пожалеет о том, что совершила.

Ромашка, тоже находившаяся подле тела Остролистой, кивнула. Добрая королева нежно распутывала длинную черной шерсть Остролистой, так, будто бы воительница, присоединившаяся сейчас к своим предкам, могла чувствовать боль от неосторожных рывков.

— Остролистая погибла смертью воина, — согласилась Ромашка.

За спиной Голубки послышался шорох кошачьих шагов. Бурый встревоженно мерял шагами поляну, помахивая хвостом.

— Кто-нибудь видел Медуницу?

Яролика вылезла оттуда, что когда-то было палаткой старейшин, белые пятна на ее шерсти четко выделялись в полумраке. Голубка расслышала приглушенные голоса ее трех котят.

— А сейчас уже можно выйти?

— Эти мертвые коты ушли? Они были плохие!

— Ай! Дождик толкается!

Яролика обернулась, через плечо посмотрев на детей. Голая кожа на травмированной морде кошки покраснела от напряжения и волнения.

— Подождите здесь. Вы скоро сможете выйти, я обещаю. — Яролика снова повернулась к Бурому. — Я видела, как Медуница пошла в детскую. Иди, посмотри там.

— Спасибо тебе! — Бурый рысью побежал к зарослям ежевики, чудом не тронутым благодаря мужеству Тростинки.

Голубка потрясла головой, стараясь избавиться от звона в ушах. «Что-то не так, — она почувствовала, как шерсть на загривке поднимается дыбом, — я должна была услышать Медуницу — но я не могу!»

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.