Тот самый Петр

Шахтаров Дмитрий Степанович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Тот самый Петр

Они идут один за другим. Они идут без перерыва-нескончаемой чередой. Они все одинаковые и вместе с тем разные. Молодые и старые , мужчины и женщины, белые и черные. Одно отличает их от живых- все они в своем уме. По разным причинам они приходят сюда- умершие от старости и болезней, погибшие от несчастных случаев, убитые на войне. Они почти все приходят в последнем своем обличье. Многие, очень многие сопротивляются там до конца и даже те, кто докопался до сути-тоже. И почти все боятся. Их страхом пропитано все, их страх вызывает отчаяние, еще больший страх вызывает у них понимание того, что их представления о том, что будет , совершенно не соответствует действительности. Утешают и поддерживают те, кто проявляет любопытство. Даже разбавленное в немалой степени тем же страхом, оно разнообразно и удивительно. Да, да, я знаю, что они скажут, я знаю все предсказуемые реакции – от полного равнодушия до полного неистовства-исключений нет или почти нет. Наверно, я кажусь им белым проводником-ангелом, первым встречающим их здесь после последнего пути там.

Я разговариваю с каждым –с каждым из миллионов и миллиардов-времени много , потому, что его нет. Время не имеет значения , потому, что нет его самого.

Они идут друг за другом, праведники и самоубийцы, сумасшедшие и светила науки, преступники и преследующие их, элита и падшие – здесь это не имеет значения тоже.

Те, кто жил одним днем , не влезая в высшие материи- чаще всего незамысловатые и предсказуемые- самые непритязательные. Изменилась обстановка-изменились и они. Собственно говоря, на них держится вся жизнь там-ты выживаешь только потому, что умеешь меняться. Миллионы лет назад вымерли те, кто не умел или не хотел меняться. Кто не сумел-не его вина. У многих же был выбор- но они менятся не хотели.

Любая догма, любая застывшая истина и есть вымирание. Самая красивая , самая справедливая истина-застывшая и неколебимая –преграда на пути выживания. Здесь тяжелее всего тем, кто был верующим, христианином, мусульманином или иудеем, иеговистом или буддистом-значения не имеет. Здесь быстро рушатся иллюзии и даже ад, в который я провожаю их, создают они сами на собственных глазах. Показательно, что ад, для тех, кто верит, что заслуживает ада, у всех разный. С неверующими тоже непросто. В их прежних представлениях не существует жизни после смерти и попадая сюда с твердым в этом убеждении, в миг единый растеряв старые представления и не выработав новых , они теряются и часто тут же создают себе тоже ад. В секунду единую проносится осознание, что правы были их священники, торгующие там правами на послесмертие, и что действительно есть жизнь загробная, а, значит и непременные атрибуты кары божьей. И их ад бывает еще причудливей придуманных пастырями адов.

Есть и такие, кто считает, что прожил жизнь праведно и это даст им преимущественные права на последующую жизнь в раю. Как ни странно-эти люди, при жизни ежечасно отказывающие себе в том, зачем собственно они и пришли в жизнь, ущемлявшие себя и других и по существу так и не пожившие в земном доме, предъявляют самые высокие требования здесь. Я не разочаровываю и их, провожая их в рай. Этот рай –рай, придуманный ими самими и у каждого тоже свой рай. Это не очень интересные раи, потому, что здесь люди материализуют все то, чего лишили себя там. Теперь пора-теперь можно, не зря же так долго терпели.

Я не сужу никого, я не умею судить никого и судей здесь тоже нет. Судят люди, они судят себя после осознания, что вернулись домой , после того, когда осознают свое совершенство. Рассыпаются созданные ими ады и раи тогда, когда осознается смысл Посещения. У меня скучные обязанности-все предсказуемо. Здесь у меня скучные обязанности. Но есть обязанности и нескучные. Каждого человека, каждого из миллионов и миллиардов, за миг до его физической смерти я спрашиваю- а действительно ли он хочет уйти в этот мир именно в этот миг. Таковы правила.

Я спрашиваю не человека, а его душу-это разные понятия .

И во многих случаев душа не готова расстаться с тем миром и создает человеку новый выбор, который называют по разному- случай, шанс , вероятность, удача. Как я успеваю быть и здесь и там? Я уже говорил- время не имеет значения. Время придумали люди-так им удобней.

А здесь я задаю дежурные вопросы каждому-таковы правила. Если кому-то интересно -я облегчаю обратный переход душ. Если хотите- я ответственный за реабилитацию.

Самые подготовленные- это так называемые просветленные. Они всю жизнь по специальным методикам готовились к Переходу, постились, молились, медитировали и иногда добивались своего, вникая в смысл своей жизни. Одновременно они получали часть этой энергетики, впадая в нирвану. Забавные ребята. Попадая сюда, они уже понимают , что совершили главную ошибку- не прожили жизнь земную, как и положено человеку. Но тем и интересен человек, что непредсказуем и любопытен. Нет предела его фантазии и развив ее, нередко он бывает разочарован в увиденном здесь. Хорошо, что его разочарование длится недолго. Но так бывает только с продвинутыми.

А обычное возвращение сюда-это страх и отчаяние. Страх и отчаяние за оставленных там близких, за беспомощных детей и родителей, покинутых любимых. Эти чувства так велики , что заполняют всю вселенную и могли бы ввергнуть в хаос весь Космос.

Всех их встречают близкие , утешая и успокаивая их, возвращая им здешнюю атмосферу любви и надежды. А я, как ожидаемое продолжение главного их приключения, приключения, которого они боялись и избегали, ждали и надеялись. Я –их святой Петр или Патрик с ключами их дальнейшей судьбы. И я действительно вверяю им ключи, только эти ключи- их собственные, оставленные мне ими на хранение перед очередным походом на Землю. Я –земной Петр, точнее привратник для Земли. Я возвращаю им ключи от сданной ими мне памяти и помогаю стать теми, кто они есть на самом деле.

И всем нужен бог, и тем, кто верил в него и атеистам, и тем кто не верил ни во что. Все ждут встречи с ним и сурового спроса за содеянное. Я не разочаровываю их, что бог-не прокурор, не судья и судебный исполнитель и мироздание устроено без его личного

присутствия. Им надо осознать это самим.

Многие так привязываются к мирским заботам, к заботам оставленных близких, что просят до встречи с всевышним возможности ожидания своих близких здесь. Я не возражаю, да и не в силах запретить что бы ни было. Ведь я-один из них. Здесь нет запретов. Все кошмары здесь, все временные запреты воссоздают сами люди в послесмертии. Хорошо, что все это временно и даже самые суровые аскеты становятся в свое время как все- сияющими частицами целого, пройдя созданные ими же семь кругов ада. Просто страх- это оборотная сторона любви и попадая в море любви и света он расса-

сывается в этом океане, как растворяется в океане чернильная капля. Чтобы осознать, что ты свет, нужно стать тенью, чтобы осознать любовь, нужно ощутить страх. Все просто. Кипящее море человеческих страстей быстро растворяется в океане мироздания.

Я всегда сочувствую людям. Я так устроен. Я сопереживаю их боли, как своей, только это дает возможность по настоящему понять их и облегчить их страдания. Я не могу сказать им , что большинство из них практически сразу, после Пробуждения будут искать возможности очередного путешествия на Землю за теми же страданиями, болью, страхом, ненавистью, любовью, приязнью.

Есть и другие миры , но Земля –нерядовое явление. Все кипение жизни здесь связано с проблемами обычного выживания. Молодое человечество в стадии становления со всеми своими запретами, обычаями, условностями, со своей шкалой ценности человеческой жизни- что может быть интересней во Вселенной? Жизнь зарождается в миллиардах миров, но выжить и создать социум удается немногим. И каждую секунду идет человек по лезвию бритвы и выжить может только сообща, и одновременно сообщество сбивает разумные ориентиры в каждом новом выборе, создавая раздирающие противоречия. И нет человеку покоя на Земле и не за покоем он туда приходит.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.