Том 26. Вояж на Гавайи

Браун Картер

Серия: Браун, Картер. Полное собрание сочинений [26]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Том 26. Вояж на Гавайи (Браун Картер)

Вояж на Гавайи

Глава 1

— Соедините меня, пожалуйста, с мисс Арлингтон — Бланш Арлингтон, — попросил я телефонистку. — Она живет в бухте Канеоха.

Ох уж эти гавайские названия! Приходится выговаривать их по слогам.

— Вам перезвонят, мистер Бойд, — ответил женский голос.

Я положил трубку, осмотрелся и решил, что номер-ланаи ничем не отличается от других номеров в отеле: что-то типа веранды, с которой можно сразу спуститься к бассейну.

На Гавайях вообще все не так, как у людей; ну, например, когда они говорят о леи [1] , то могут иметь в виду вовсе не гирлянду и не венок из цветов. Я всего три часа как в Гонолулу, а уже говорю на гавайском языке.

Зазвонил телефон, и я поднял трубку.

— Привет, — раздался сдержанный женский голос.

— Бланш Арлингтон? — спросил я.

— Да… А кто говорит?

— Мое имя — Бойд, Дэнни Бойд, — ответил я. — Эмерсон Рид говорил вам обо мне?

— Да, — произнесла она тихо. — Он сообщил телеграммой, что вы приезжаете.

— Когда мы сможем встретиться?

— Сейчас подумаю. — Последовала небольшая пауза. — Вы не смогли бы приехать ко мне?

— Думаю, смогу, — ответил я. — В какое время?

Мисс Арлингтон ответила не сразу. У меня даже появилось ощущение, что она не одна, — на другом конце возникла та особенная глухая тишина, когда трубку прикрывают ладонью.

— Меня устроит в половине девятого, — произнесла наконец моя собеседница. — Посидим, поговорим, выпьем чего-нибудь…

— Отлично, — согласился я. — Я остановился в отеле «Гавайян-Виллидж». Сколько мне потребуется времени, чтобы добраться до вас?

— Вы поедете на своей машине или возьмете такси? — поинтересовалась она.

— Я взял машину напрокат, еще в аэропорту. А что?

— Да так, — уклончиво проговорила мисс Арлингтон. — Дорога через скалу Пали-Пасс не из безопасных. Сильно не гоните, мистер Бойд, это может плохо кончиться…

— Учту, — хмыкнул я. — Так за сколько же я доберусь до вас?

— Не меньше чем за час.

— Ясно. Слышали что-нибудь новенькое о наших общих друзьях?

— Конечно. — В ее голосе почувствовалась скованность. — Это не телефонный разговор, расскажу обо всем при встрече.

— Хорошо, — согласился я. — Ваш дом найти не сложно?

— Нет. На этой стороне острова не так уж много домов. Проедете вдоль залива по дороге мили три, все время на север. Вдали увидите бунгало, выкрашенное в белый цвет, а у ворот огромный красный гибискус [2] .

— Найду, — сказал я. — Спасибо.

— С нетерпением буду ждать вас, мистер Бойд. — В ее голосе прозвучала насмешка. — Эмерсон говорил, вы мужчина что надо!

— Ох уж этот Эмерсон Рид! Всегда говорит правду. Может, сегодня и проверим? Так Рид считает, я что надо? А все женщины, которых я встречал, утверждают, будто мне просто нет равных! Знаете, это все мой профиль!

— Сгораю от нетерпения, мистер Бойд, — съязвила Бланш Арлингтон. — До встречи. — И повесила трубку.

Я пропустил пару стаканчиков виски и перекусил в одном из ресторанов отеля, а около семи отправился на автостоянку, где оставил взятый напрокат автомобиль.

Ночь была звездной и такой бархатистой, что казалось, можно рукой ощутить ее мягкость. Бланш Арлингтон вовсе не шутила насчет дороги — она пролегала по огромной отвесной скале. Пришлось достаточно покрутиться по серпантину, прежде чем я выехал на гребень Пали-Пасс и решил, что все позади. Но не тут-то было: неожиданный порыв ветра буквально остановил машину и стал раскачивать ее из стороны в сторону.

Я включил первую скорость и нажал на газ. От дикого напряжения пот струился по моей спине, но машина не сдвинулась ни на дюйм. С полминуты я сидел и с ужасом представлял, как через секунду-другую окажусь на самом краю пропасти. Однако вскоре ветер сменил направление, и машина снова двинулась вперед по дороге. Я с умилением вспомнил Нью-Йорк и поклялся больше никогда в жизни не ругать его уличное движение.

Было почти полдевятого, когда я добрался наконец до бухты Канеоха. Казалось, за время пути я постарел года на два. Вдоль дороги мелькали редкие дома — местность больше напоминала джунгли. Наконец я нашел дом Бланш Арлингтон — одинокое бунгало, за которым возвышались горы, напоминающие декорации. У ворот рос огромный красный гибискус. Я представил, с каким наслаждением выпью двойное виски, как только войду в дом, если, конечно, предложат, хотя выпивку обещали.

Окна светились, будто говорили: «Добро пожаловать».

Остановив машину перед бунгало, я попытался представить, какая из себя эта госпожа Арлингтон. Несколько лет назад она считалась одной из подружек Эмерсона Рида, а это означало, что ее рейтинг был достаточно высок — у Рида хватало денег, чтобы позволить себе быть привередливым.

Я поднялся на деревянную веранду и постучал в дверь. Ответа не последовало, но было слышно, что в доме играет радио. Наверное, меня не услышали, решил я, и постучал еще раз значительно громче. Однако опять никто не ответил. Чёрт! Глухая она, что ли? Я толкнул дверь, которая оказалась незапертой, и вошел, нацепив вежливую улыбку на тот случай, если вдруг хозяйка только что из душа и не одета.

Гостиная была довольно просторной, с плетенной из камыша мебелью и со множеством разных красивых деревянных безделушек. На одной стене висела картина с изображением Дайамонд-Хед [3] , а на противоположной — большой портрет Эмерсона Рида. Его продолговатое лицо с острыми чертами и надменный крючковатый нос были выписаны особенно тщательно. Полные противоположности: Дайамонд-Хед — вулкан потухший, и Эмерсон Рид — вулкан все еще действующий, выплескивающий раскаленную лаву во все стороны, когда его настроение дрянь. Впрочем, два дня назад в Нью-Йорке с настроением у него было все в порядке.

Как я сказал, комната была неплохо обставлена, но производила впечатление какой-то пустоты. Интересно, куда исчезла хозяйка? Дэнни Бойд — вот он, здесь, собственной персоной, преодолевший Пали-Пасс, а она даже не соизволила выйти ему навстречу.

По радио исполняли «Песнь островов», но мое настроение было уже испорчено. Я прошел в комнату и закурил. Продолговатое лицо Эмерсона Рида смотрело на меня в упор. Пришлось ему ответить: «Ты платишь мне за это, поэтому придется осмотреть дом, прежде чем отсюда уйти».

В гостиной было две двери, и я открыл ту, что находилась ближе ко мне. Она вела в коридор, затем в ванную, в кухню и комнату для гостей. Не встретив нигде ни души, я вернулся в гостиную, чтобы начать заново.

Вторая дверь была в спальню — уютную комнату, слабо освещенную ночником. Высокие окна были закрыты бамбуковыми шторами, на полу лежали циновки. На одной из них я увидел Бланш Арлингтон. По крайней мере, я так решил — сама женщина была не в состоянии представиться, потому что горло ее было перерезано. Она лежала на спине, обнаженная, только на шее висело леи из красного гибискуса. В широко раскрытых глазах, которые неподвижно смотрели прямо на меня, застыл ужас. Пальцы обеих рук были крепко сжаты в кулаки. Я осторожно опустился на колени рядом с телом и внимательно его осмотрел.

Убийца, кто бы он ни был, оказался настоящим мясником — циновка под головой и плечами женщины набухла от крови. Меня затошнило, и я сосредоточился на цветах — таких красивых, еще свежих — и вдруг заметил что-то в правом кулаке трупа. Я осторожно разжал пальцы, и на бамбуковую циновку упал спичечный коробок. Подняв его, я вернулся в ярко освещенную гостиную. На этикетке коробка была нарисована темноволосая девушка с сонными глазами. Надпись под рисунком гласила: «Только в баре „Хауоли“ в Гонолулу два вечера в неделю обнаженная Улани исполняет для вас настоящий гавайский танец хула [4] !»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.