Сказкоешка-Сладкоешка

Куду Рээт

Жанр: Сказки  Детские    2002 год   Автор: Куду Рээт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказкоешка-Сладкоешка (Куду Рээт)

Сладкоежка

Бабушка сидела в парке на скамейке и вязала. Лийз пристроилась на ветке, которую бабушка почему-то называла корнем.

Взглянув наверх, девочка увидела густую шапку листвы. Верхушка дерева доставала до облаков, ветки закрывали все небо.

Лийз посмотрела на бабушку. Ее голова чуть виднелась из-за спинки скамейки. Рядом с липой бабушка казалась такой маленькой, словно ее и не было.

— Бабушка, почему липы так много, а тебя так мало? — укоризненно спросила девочка.

— Потому что липа прожила намного больше меня, — ответила бабушка и отчего-то вздохнула.

— Пусть тогда… Пусть тогда моей бабушкой будет липа! — крикнула Лийз. — Я хочу, чтобы меня стало так же много, как и липы! — решительно заявила она.

Бабушка в ответ печально улыбнулась, встала и медленно пошла к дому за новым клубком.

Лийз не побежала за бабушкой вслед, как обычно.

Она осталась в парке, ведь теперь у нее была новая бабушка.

Лийз уселась на корень дерева — она бы и не смогла залезть так высоко, чтобы оказаться на коленях у своей новой бабушки. И уж тем более не сумела бы добраться до бабушкиных волос, чтобы накрутить мягкую прядь себе на палец. Если бы даже Лийз начала быстро-быстро расти, она все равно бы не достала до самой высокой ветки бабушки-липы.

Лийз не выросла, она вовсе стала еще меньше.

Чем дольше Лийз смотрела наверх, тем выше казалась кудрявая от листьев голова новой бабушки. И тем меньше становилась сама девочка.

Лийз вскочила, чтобы как можно быстрее побежать домой и забраться в бабушкино кресло.

Но вокруг было много деревьев. Они прочно приросли к своим местам и не собирались трогаться, чтобы указать Лийз дорогу домой.

— Ой, бабулечка-дорогулечка-золотулечка! — запричитала Лийз, обращаясь к новой бабушке — Липе. — Когда же мы домой пойдем?

Листья зашелестели что-то в ответ, но девочке не стало от этого ни спокойнее, ни веселее, как бывало от песенок ее прежней бабушки. От этого шелеста ей стало просто страшно.

— Почему ты замолчала? Я есть хочу! — услышала она вдруг чей-то писклявый голос.

— Да-да, я буду говорить, я буду много-много говорить, — подобострастно произнесла Лийз.

— Ну так что дальше? — настойчиво спросил писклявый голос.

— Я не знаю, что дальше, — совсем перепугалась Лийз. — Я могу рассказать только о том, что было раньше. Моя бабушка, которая теперь уже не моя бабушка, пошла за новым клубком. А у меня появилась новая бабушка, только она мне чужая, не такая, как прежняя бабушка, которая больше не моя бабушка.

— Ты замечательно рассказываешь. Мне нравится, когда переливают из пустого в порожнее.

— Я ничего никуда не переливаю, — обиделась Лийз. — Я рассказываю про бабушку и про новую бабушку, и про…

— Что ж ты опять замолчала?! — тотчас пропищал сердитый голос. — Рассказывай про свою бабушку и про новую бабушку и про то, что тебе нечего толком сказать.

— Зачем же мне рассказывать, если, по-твоему, мне нечего сказать?! — Лийз, рассердившись, вскочила…

И увидела кошку!

Кошка сидела на бабушке-Липе. Это было очень странно, потому что прежняя бабушка терпеть не могла, когда кошки взбираются на плечо или на шею.

— Я живу голосами, — лениво позевывая, пояснила кошка. — И потому хочу, чтобы ты покормила меня своими рассказами.

Лийз готова была поклясться: у кошки собачьи клыки и змеиное жало.

— Ты живешь голосами? — на всякий случай переспросила Лийз, чтобы не показаться совсем уж дурочкой.

— Разумеется. А чем же еще? — равнодушно обронила кошка. — Не могу же я грызть кору или жевать листья, как какая-нибудь обжора тля!

Со стороны кошки было, конечно, очень мило, что она не запустила зубы в листья новой Лийзиной бабушки. Поэтому девочка решилась задать еще один вопрос:

— Но ты могла бы… пить сливки? Кошки, я слышала, воруют рыбу и ловят мышей?!

— Слышала, слышала… — оскорбленно вякнула кошка. Но затем все же соблаговолила ответить: — Из твоих слов вкусной каши не сваришь. Лакать сливки? Воровать? Ловить? Ни одна уважающая себя кошка не станет гоняться за мышами и воровать сливки. Кошка с духовными запросами живет только голосами.

— А что это такое — духовные запросы? — спросила вконец ошарашенная Лийз.

— Духи, привидения, тролли, призраки, домовые, — нехотя перечислила кошка.

— Значит, ты — домовая? — обрадовалась Лийз и захлопала в ладоши. — Значит, ты можешь проводить меня домой? Ведь без бабушки, моей прежней бабушки, я не найду дорогу домой!

Лийз робко глянула на бабушку-Липу, но та, как видно, не собиралась вмешиваться в ее дела, как это вечно делала ее первая, отвергнутая бабушка.

— Домовой должен знать, к кому он идет. Вдруг ты решила заманить меня в чужой дом? — недоверчиво протянула кошка.

— Нет, нет, в мой дом! — воскликнула Лийз. — Зачем мне чужой дом!

— Тогда скажи, как тебя зовут, только точно.

— Лийз! Ну Лийз! Да Лийз же! — запрыгала девочка под деревом.

— Ну-Лийз или Да-Лийз? — мяукнула кошка. — Я же просила точно.

— Лийз! — выдохнула девочка.

— Лийз? Лиийз? Нет, это имя тебе не подходит, — недовольно покачала головой кошка.

— Да Лийз, ну Лийз… — крикнула девочка и замолкла на полуслове. С этой кошкой разговаривать было еще невозможнее, чем с прежней бабушкой.

— Лийз, Лийзочка… Это что-то крошечное, похожее на Дюймовочку, — важно заметила кошка. — Ты, конечно, не Дюймовочка, но Беляночкой можешь быть вполне. Я в этом почти уверена.

— Что значит «почти»? — захныкала Лийз. — Если я стану Беляночкой, меня же бабушка не узнает, а мама с папой и подавно.

— Бабушке-Липе все равно, Лийз ты или Беляночка. Не станет же она наклоняться, чтобы заглянуть тебе в глаза и проверить, говоришь ты правду или нет.

— Ну да, этой бабушке уж точно все равно, — грустно согласилась Лийз. — Но если я теперь Беляночка, то мне совсем некуда идти.

— Идти некуда, но сбежать есть куда, — с достоинством возразила кошка. — Тем более Беляночке, которая может сбежать от своего прежнего имени.

— Я совсем не хочу… — начала Лийз.

— Хочешь, — решила кошка. — Тоже мне имя Лийз. Зато у Беляночки замечательная родня: Белоснежка, белая, как свежие сливки, которые я не ем. Или Дюймовочка, такая маленькая, как мышка, которую я тоже не ем.

— Лучше бы ела, — вздохнула Лийз, теперь уже не Лийз. — Вот тогда бы ты была милой кошечкой, а сейчас!.. Если б мне пришлось жить только кошачьим мяуканьем вместо клубничного торта, мороженого и шоколада с орехами, то я бы окончательно лишилась аппетита…

— Такого никогда не может случиться, для этого нужны духовные запросы. Дух, привидение…

— Да-да, и домовой! Пойдем же, киса!

Кошка продолжала умываться узким, как змеиное жало, язычком и явно не спешила.

— Прежде всего надо выяснить, где твой дом. Надеюсь, не в подземелье у крота, где жила Дюймовочка? — рассудительно произнесла она.

— Нет-нет! — воскликнула Лийз, а может быть, и Беляночка.

— И не у мачехи? Вероятнее всего, у гномов! К тому же гномов так много, что я, наконец, смогла бы насытиться самыми разными голосами. Думаю, голос гнома — самое лучшее лакомство. Чего не скажешь про твой голос, Беляночка!

— Разве дом выбирают по тому, что дают на обед? — испуганно спросила Беляночка, которая прежде была Лийз.

— Разумеется, — ответила кошка, продолжая свой туалет. — Не бывает обеда без едоков. А я довольствуюсь малым. У тех, кто говорит, голосов хватает. Болтуны, спорщики, рассказчики могли бы своими голосами прокормить всех кошек, если бы я не была единственной кошкой, у которой есть…

— …духовные запросы, — закончила Беляночка, или Лийз-Беляночка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.