Картина

Вишневецкий Витовт Витольдович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Картина (Вишневецкий Витовт)

КАРТИНА

Я уже заканчивал работу и, взглянув на наручные часы, отметил для себя, что и рабочий день незаметно скатился к своему окончанию. Настенные часы так же показывали 17 часов 45 минут. На улице было уже темно - осенью так и бывает всегда, особенно когда часы переведены назад на один час. Зная, что сегодня домой попаду поздно из-за договорённой встречи с приехавшим в Москву другом детства, я был уверен, что Савелий не за какие сокровища мира не согласится провести хоть немного времени в ресторане и сразу потянет меня по делам его фирмы, чтобы показать мне свои достижения в области прикладной физики. Нажав кнопку, я пригласил к себе секретаршу и когда она, постучав, вошла в кабинет, вежливо попросил её сделать мне чашку кофе.

- Леночка, вас не затруднит принести мне ещё один кофе?

- Без проблем Виктор Николаевич, сливки положить в кофе?

- Пожалуй, нет, лучше захватите из своей обедней покупки плюшку с творогом. Видел что их у вас несколько.

Лена мило улыбнулась и, взмахнув хвостом своей чёрной, как воронье крыло прически, направилась к двери. Её стройная фигурка, затянутая в фирменные джинсы ASOS Sculpt Me, ярко красную кофточку и туфельки на высоком каблуке снова вызвала у меня ассоциацию с актрисой, недавно виденной мною в одном из последних просмотренных фильмов из сети интернета.

"Надо же, такая красивая и сексапильная девушка и одна по жизни. И куда смотрят мужчины нашего города!", - в который уже раз подумал я, глядя на закрывшуюся за Леной дверь.

В этот момент зазвонил мой мобильный телефон.

- Я вас слушаю.

- Это Карелин Виктор Николаевич?
- услышал я в трубке вопрос заданный старческим мужским голосом.

- Да, это я, кто вы и чем могу быть вам полезен, - я посмотрел на дисплей телефона, но номер абонента был мне незнаком.

- Я звоню из Починок, зовут меня Иван Ильич Каледин, я сосед вашей прабабушки Анастасии Ивановны. Вы должны меня помнить...

- Конечно, помню, Иван Ильич, как же я могу вас забыть. Как там наша долгожительница, с ней всё в порядке.

- Вот по этому поводу я вам и звоню, Витя. Вам надо приехать в Починки, Анастасия Ивановна умерла этой ночью. Моя Лидочка сегодня утром чаёвничать собралась с твоей прабабушкой, пришла к ней, а она уже и остыла, покинув этот мир. Погоревали мы с женой и стали искать номер твоего телефона. Нашли вот и я звоню тебе.

- А Тихон что, не знает, как мне позвонить, - задал я вопрос Ивану Ильичу.

- Может и знает, так Анастасия Ивановна его ещё вчера отправила в Саранск к подруге помощь оказать. Вот он там и находится до сих пор. Уж не ведаю что там за работа, но пока не вернулся, и как ему сообщить о случившейся беде, мы с Лидочкой не ведаем.

- Спасибо за звонок, Иван Ильич, через несколько часов буду в Починках и зайду к вам. Вы уж присмотрите за домом, пожалуйста.

- Не переживай на этот счёт, Витя, Лида всё время в доме Анастасии Ивановны. Сейчас скажу ей, что ты выезжаешь, и она станет готовиться к твоему приезду. А остальное, что положено с покойницей сделать, уже сделали. Лида пригласила подруг, и они об этом позаботились. Лежит на своей огромной кровати вымытая, переодетая, как живая и как бы помолодевшая. И не скажешь, что ей 118 лет весной исполнилось.

- Спасибо вам за всё с тетей Лидой, приеду, поговорим. До встречи, Иван Ильич!

- Ждём тебя, Витя. А маму привезёшь?

- Нет, ей сейчас нельзя волноваться, у неё проблемы с сердцем, только прошла курс лечения...

- Удачной дороги тебе, сынок, а маме привет, - Иван Ильич закашлялся, и я нажал отбой.

В этот момент в кабинет вошла Лена с подносом, на котором дымилась чашка кофе и красовалась аппетитная творожная плюшка. Увидев на моём лице следы волнения, Лена поставила поднос на стол и тихо спросила.

- Что-то случилось, Виктор Николаевич?

- Умерла моя прабабушка в Починках и мне надо срочно туда выехать.

- Туда длинная дорога и ночью. Вы справитесь?

- У меня встреча через полтора часа. В Шереметьево прилетает из Санкт- Петербурга мой друг. Ему смогу уделить час-полтора и выеду из Москвы.

- Тогда я приготовлю вам несколько бутербродов и кофе в термос, если я не ошибаюсь ехать в Починки часов семь-восемь.

- Спасибо, Леночка, термос возьми литровый и положи шесть чайных ложек кофе с горкой. Сахар не нужно!

- Хорошо, я быстро, - и Лена забрав из холодильника колбасу и оставшийся кусок малосольной форели, ушла к себе.

"Что бы я без неё делал!", - подумал я о секретарше и, взяв в руку телефон, набрал маму. В трубке долго раздавались длинные гудки, а потом я услышал тихий мамин голос.

- Я уже и не надеялась, что ты позвонишь, зная, что у тебя сегодня столько работы. Я приготовила ужин, Витя, и жду тебя домой.

- Нет, мамочка, не жди меня, я вынужден уехать по работе в другой город, и вернусь не раньше воскресенья. Скорее всего, к вечеру.

- Тебя не будет два дня? Что-то случилось или этого требует работа.

- Да, мамочка, это работа. Как ты себя чувствуешь, родная моя?

- Нормально, сыночек, не волнуйся обо мне, давление выровнялось, тахикардия очень незначительная, одним словом можешь спокойно ехать.

- Я попрошу Лену, навещать тебя после работы, мне так будет спокойнее.

- Ну, зачем ты нагружаешь девочку, у неё своих забот хватает.

- Не нагружаю, а попрошу об этой услуге. Всё, мамочка, я прощаюсь сейчас, а потом буду тебе позванивать!

- Хорошо, дорогой, пусть у тебя всё сложиться наилучшим образом. Целую!

- И я тебя целую и обнимаю. До связи!

Я положил на стол мобильник и вышел из кабинета. Подойдя к конторке секретарши и не обнаружив там Лену, прошёл в отделение кухонного бокса. Лена заворачивала бутерброды в фольгу и укладывала их в бумажный пакет.

- Всё уже готово, Виктор Николаевич! Я сейчас принесу в кабинет и сложу все в ваш походный кейс.

Увидев, что я хочу что-то сказать, но не решаюсь, Лена улыбнулась и спросила.

- Вы хотите мне что-то сказать?

- Да, Леночка, мне очень неудобно это говорить, но я хочу вас попросить навещать мою маму, пока меня не будет в городе. Мама сердечница и я боюсь её оставить одну в доме. Это совсем недалеко, рядом с соседним сквером небольшой кирпичный домик с двумя огромными елями.

- Мне будет совсем не трудно это сделать, и я знаю, где вы живёте, Виктор Николаевич. Я обязательно буду навещать вашу маму.

- Спасибо большое, Леночка, вот ключи от двери в дом, а по этому телефону, позвоните и предупредите маму, чтобы она не испугалась, - и я протянул Лене свою визитку.

* * *

Сева появился в зале ожидания пассажиров с улыбкой во весь рот и стал махать мне рукой. Подняв в ответ свою руку, я двинулся ему навстречу, и мы крепко обнялись, трижды расцеловавшись по старинной русской традиции.

- Сколько же мы с тобой не виделись, друг!
- Сева похлопывал меня по плечу, то обнимал за талию, пока мы двигались к выходу из здания аэропорта.

- С 2008 года, вот и считай, пятый год заканчивается, - ответил я и, выйдя из зала к парковке, предложил Севе пройти к машине.
- Вон к той, цвета красный жемчуг, Севушка, к третьей в ряду.

Подойдя к машине, Сева на миг остановился, а затем с восторгом произнёс.

- Да брат, растёшь ты, наша семёрка и Lexus SL - громаднейшее расстояние! Уважаю и поздравляю. Сев в салон машины, я повернулся к другу и тихо промолвил.

- Сева, этой ночью умерла Анастасия Ивановна. Мне надо ехать в Починки и похоронить её. Туда почти шестьсот километров. У меня совсем нет времени, прости друг, это горе так внезапно. Не знаю, что ещё сказать к уже сказанному.

Сева на миг задумался, а потом резко повернулся ко мне и выпалил.

- Я поеду с тобой, у меня целая неделя времени.

- Ты же говорил, что его у тебя совсем мало и ты сможешь пробыть в Москве максимум два дня.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.