Волшебник не в своем уме. Волшебник в бедламе

Сташеф Кристофер Зухер

Серия: Золотая серия фэнтези [0]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2001 год   Автор: Сташеф Кристофер Зухер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волшебник не в своем уме. Волшебник в бедламе (Сташеф Кристофер)

Волшебник не в своем уме

(Пер. с англ. H. A. Сосновской)

Пролог

Шпион не может бросить работу и остаться невредим — это всякий знает. На самом деле шпион не может бросить работу и остаться жив, а вот Магнус д’Арман все еще был жив, здоров и невредим, хотя ушел в отставку из Ассоциации Борцов с Ростками Тоталитаризма шесть с лишним месяцев назад — да, он был жив и здоров и не очень переживал по этому поводу.

Ну, по правде говоря, АБОРТ не была тайной спецслужбой карательного характера — она была (официально) частной организацией, предназначенной для предотвращения диктаторских режимов и постановки планет на путь демократического развития до окончания средневекового строя. Поэтому, строго говоря, назвать Магнуса шпионом было нельзя, хотя он и был тайным агентом. Еще он был тайным чародеем. Порой это ему помогало. Порой — очень помогало.

В данный момент он сидел в отсеке управления своего звездолета и разговаривал по душам с его кибермозгом.

— Ну, Геркаймер, за какую планету мы возьмемся на этот раз?

— Выбор весьма обширен, — отозвался Геркаймер и, театрально вздохнув, изобразил звук перебираний карточек в картотеке. — Насколько я понимаю, мне нет смысла убеждать тебя выбрать планету, для которой демократия является идеальной формой правления?

— Ты мог бы убедить меня в выборе планеты, но не демократии — по крайней мере этого бы тебе не удалось сделать без неопровержимых доказательств. В конце концов именно из-за этого я и ушел из АБОРТа — потому, что не желал навязывать демократию тем обществам, которым она совершенно не годилась.

— И еще потому, что ты не одобрял некоторых методов АБОРТа — да, я помню.

Геркаймер не стал упоминать о другой причине, по которой Магнус осуждал «навязывание» демократии. Дело в том, что отец молодого человека, Род Гэллоугласс, был одним из самых знаменитых агентов АБОРТа (вот только сам Род об этом не догадывался) и большую часть своей жизни употребил на закладывание основ демократии на родной планете Магнуса, Грамерае. Потребность молодого человека в том, чтобы отделить свое имя от имени отца и завоевать собственную репутацию, несомненно, во многом повлияла и на его решение покинуть АБОРТ, и объясняла его нежелание заниматься установлением демократических режимов.

— Я не могу согласиться с тем, что нужно жертвовать невинными людьми только для того, чтобы пробить дорогу для вашей обожаемой формы правления, — проворчал Магнус. — Общество принимает множество самых разнообразных форм, Геркаймер, и потому здравый смысл подсказывает, что и форм правления должно быть множество. Если мне попадется планета, которой требуется диктатура, то я стану трудиться на благо установления диктатуры!

— Безусловно, Магнус, если ты найдешь такую планету и такое общество, — отозвался Геркаймер. Он уже закончил сканирование базы данных АБОРТа параллельно с семейным архивом д’Арманов, который достался ему в наследство от Векса, кибермозга звездолета отца Магнуса. Располагая таким объемом информации, Геркаймер мог легко определить, что, хотя диктатура могла быть хороша для общества в целом, она уж никак не могла быть хороша для отдельных людей — если бы, конечно, не нашлось бы какого-то способа гарантировать их гражданские права. Но в таком случае речь бы уже не шла о полной диктатуре. Это означало бы, что общество движется к какой-то иной форме правления.

— Пожалуй, планета Канарк близка к тому, о чем ты думаешь, — сообщил Геркаймер и вывел на экран изображение.

Магнус нахмурился, разглядывая крестьян в поношенных шляпах и полинялых синих рубахах. Они брели по желтому полю и пели, в такт размахивая серпами.

— Диаметр планеты на восемь процентов больше диаметра Терры, — оповестил хозяина Геркаймер, — но гравитация составляет девяносто восемь процентов от терранской. Вероятно, это связано с меньшим процентным содержанием тяжелых металлов в ее ядре. Период обращения вокруг оси составляет двадцать два часа и сорок минут по терранскому стандарту. Наклон оси — девять градусов, расстояние от солнца — одна целая, пять сотых астрономических единиц.

— Значит, там немного холоднее, чем на Терре?

— Да, и полярные шапки больше, как и площадь материков. Тем не менее недостатка в воде не ощущается, и такие растения, как кукуруза, овес, ячмень и пшеница, произрастают весьма успешно.

— Видимо, их завезли туда древние колонисты.

— Отчеты о колонизации подтверждают это предположение, — согласился Геркаймер. — Экономика пока сельскохозяйственная, но промышленная база растет.

— Стало быть, большая часть населения — крестьяне?

— Да. Йомены. Восемьдесят процентов владеют гектаром-двумя земли. Остальные двадцать составляют примерно в равной пропорции купцы и сельскохозяйственные рабочие, трудящиеся на крупных землевладельцев.

— Которые, естественно, представляют собой правительство.

— Верно. Правительство имеет пирамидальную структуру. Более мелкими землевладельцами управляют более крупные. Десяток самых богатых людей в каждом из суверенных государств являют собой верховную власть. По части юриспруденции у них полное взаимопонимание, но между тем каждый из них в своих землях представляет и законодательную, и исполнительную власть. Землевладение и титулы передаются по наследству.

— Аристократия, и притом довольно авторитарная, — нахмурился Магнус. — Давай теперь посмотрим, как живут эти благородные господа.

Картина на экране изменилась. Вместо работающих на поле крестьян появился интерьер большой округлой комнаты с деревянными панелями, большими окнами, сквозь которые проникал солнечный свет. В камине горел огонь. По комнате передвигалось с полдесятка человек. Магнус еще сильнее сдвинул брови.

— Одеты все неплохо, но небогато. А где же правители?

— Герцог стоит возле камина. Остальные — члены его семейства.

Магнус вытаращил глаза.

— Не сказал бы, что они шикарно выглядят. Да и комната не слишком-то роскошно обставлена! Я бы даже сказал — по-спартански. А теперь покажи мне жилище йомена.

На экране возникло весьма схожее с предыдущим жилище, вот только потолок тут был существенно ниже — обитатели дома в количестве восьми человек чуть ли не упирались в него головами. Трое, судя по всему, были подростками, двое — среднего возраста, и еще трое — совсем дети. Окна здесь поменьше, чем в доме герцога, а стены вместо обоев украшены гирляндами из веток каких-то вечнозеленых растений.

Магнус вздернул брови.

— Похоже, в плане состоятельности здесь все почти равны. Есть ли свидетельства угнетения?

— Только в области уголовных наказаний, которые включают наказание за политическую деятельность. Это не слишком богатая планета.

— Но при этом большинство ее жителей жизнью довольны. — Магнус покачал головой. — Я мало на что способен, чтобы сделать их богаче, да и в любом случае они производят впечатление счастливых людей. Так что, если я мог бы что сделать, так только ухудшить их жизнь. Ты мне лучше покажи людей, которые изнывают под властью более сурового режима.

Экран опустел, и Геркаймер снова сопроводил поиск информации звуком перебираемых карточек. Магнус ждал, чувствуя странное волнение. Аристократы, несомненно, прежде всего действовали в собственных интересах, но между тем они, похоже, понимали, что их процветание зависит от благосостояния других людей и что их власть покоится на удовлетворенности йоменов своим житьем. Магнус на самом деле не видел причин вмешиваться. Он не сомневался в том, что людская власть должна предназначаться для людей — вот только он не был так уж уверен в том, кто должен стоять у руля этой самой власти. В данном случае аристократы справлялись с этим так, что все, похоже, довольны — что-то в этом было неправильное.

— Андория, — сообщил Геркаймер, и на экране возникла группа людей, одетых более чем скромно — в одни только набедренные повязки. Склонившись в три погибели, они жали серпами пшеницу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.