За синим морем

Малышко Андрей Самойлович

Жанр: Поэзия  Поэзия    1951 год   Автор: Малышко Андрей Самойлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За синим морем (Малышко Андрей)

ЗА СИНИМ МОРЕМ

За синим морем встали горы

И плещет холод синих вод,

За синим морем ходит горе

Не к богачам — наоборот.

За синим морем всходы плохи,

На черных спинах черный пот.

За синим морем — хлеба крохи

Не богачам — наоборот.

И ропот бедноты суровый,

Как журавлиный клич, плывет,

За синим морем плачут вдовы

Не богачей — наоборот.

Там меж людьми иные счеты,

Все в той стране наоборот...

Голодный стонет без работы,

Богатый на разбой зовет.

Ну да, мы будем спорить с горем

За тем широким синим морем!

Не говорить же нам с любовью

О том, что волны пахнут кровью·

Мы принимаемся за дели,

Громит бесчестье наша честь,

Чтобы неправда онемела,

А правда шла, какая есть.

Чтоб мысль простая плугом в поле

Перевернула б целину, —

За мир, за труд, за праздник воли, —

Чтоб наши песни побороли

И переспорили войну.

За синим морем долы, горы

И холод ночи голубой,

За синим морем ходит горе,

Но я с ним выхожу на бой.

ЛЕНИНСКОЕ СЛОВО

Где день встает над миром новый,

Где зори ясные встают,

Там ходит ленинское слово

И думы Ленина живут.

За океаном, за туманом,

В американской стороне,

Я повстречался с ветераном,

Что был в Арденнах на войне,

Что возвратился с поля боя

В ожогах, в ранах и без рук,

Что носит горестно с собою

Не столько славы, сколько мук.

Болят и ноют раны в теле,

И седина легла в висках.

Его знамена почернели

У поджигателей в руках.

И ничему душа не рада —

Кругом измена и обман.

И только ясным добрым взглядом

Он все глядит за океан —

Туда, где день занялся новый,

Где и сама земля поет,

Туда, где ленинское слово

И дело Ленина живет.

Глянь на восток: с великой думой

И по земле и по воде

Идут бойцы Мао Цзе-дуна,

Солдаты армии Чжу Дэ.

Они идут, врагов сметая,

Озарены огнем войны,

Полки народного Китая,

Освободители страны.

И перед взглядом их суровым

Года счастливые встают,

И в сердце ленинское слово

И думы Ленина живут.

Двадцатый век проходит в штурмах,

В дыму и в заревах войны...

Томятся брошенные в тюрьмы

Несчастной Греции сыны.

Убийца им грозит расправой —

Не жди пощады никакой.

И переплет решетки ржавой

Уже дрожит под их рукой.

И ни застенки, ни оковы,

Ни смерть их волю не убьют:

В душе их ленинское слово

И думы Ленина живут.

Идет то слово, как до дому,

К забитым неграм в Оклахому,

Оно, как гость, и там и здесь,

Оно несет о правде весть.

Ему преграды — не преграды,

И с лесорубами Канады,

И с бедным негром заодно

Великий гнев кует оно;

На Кубе, в Мексике далекой

Ломает дверь тюрьмы жестокой.

На площадь в Токио идет, —

Оно везде, где есть народ.

В горах Вьетнама это слово

За мир сражается сурово,

Как гневный вал кипящих вод,

В индонезийский берег бьет,

И день встает над миром новый,

Редеет мрак, и тает мгла.

Бессмертно ленинское слово,

Бессмертны думы и дела.

Идет то слово через горы,

Идет дорогою степной

К тем тихим елям, у которых

Ильич покоится родной.

Когда ребенка мать качает

И песнь свою поет над ним,

Оно в той песне оживает

Цветком весенним голубым.

Когда в ночах в дали багровой

Пылают домны, пламя бьет,

В литье, в металле это слово

Непобедимое встает.

И по родным широким нивам,

Что в летний день ласкают взор,

Оно пшеницей златогривой

Заходит на колхозный двор.

И вечно живо, вечно ново,

Всегда зовущее вперед,

В душе у Сталина родного

То слово Ленина живет!

визит

Нынче зашли повидаться со мною

В номер гостиницы на Бродвее

Те бедняки, что дружны с землею,

В давние годы сроднившись с нею.

Те, что на фермах и жнут и косят,

Сеют и пашут под теплым небом...

Только зимою их дети просят

Дать им хоть цент на кусочек хлеба.

Те, что на фермах встают до зорьки

И молоко увозят на рынок,

А сами жуют зачерствелую корку

И запивают водой из крынок.

Те, что, за лето истративши силы,

Не получив за работу платы,

В позднюю осень ногами босыми

Меряют Соединенные Штаты.

Не из банкирской породы — янки —

Люди, в которых душа живая...

В памяти — Русов и Бородянка,

В памяти — Косов и Лозовая.

Некогда в путь из родимых хижин

Голод их выгнал — куда же деться !

Год девятьсот двенадцатый выжжен *

Черным рубцом на бедняцком сердце.

И, с болью в сердце, они покидали

Землю свою на рассвете туманном,

Как журавли улетая в дали,

Счастье отыскивать за океаном.

Но у конвейера, за станками

Как ни трудились с темна до света,

Как ни ловили его руками,

Горе узнали, а счастья все нету.

Очи на лоб от натуги лезли

В доках портовых в слепые ночи...

Там без труда их нашли болезни,

Только вот счастье найти не хочет.

А на земле арендатор грозен,

Жалкие хаты бедны и плохи.

Есть и мозоли, и пот, и слезы,

Только вот счастья — увы ! — ни крохи.

Гости присели и в промежутке

Крутят махорочные самокрутки. . .

Руки сильны — горы б двигать такими,

Впору скрутить поджигателей ими!

— Ты расскажи нам, ведь мы с весною

Вновь безработицу ждем и горе...

Встал я тогда — и пшеница за мною

Поля колхозного встала, как море.

— Правда, что землю крестьянам отдали?..

Встал я — и словно за мной спозаранку

Земли колхозные встали садами

В Косове, Русове и Бородянке.

— Правда, что больше сохою не пашут,

Песни летят над полями, лугами...

Встал я — и строем тракторы наши

Двинулись в поле, сверкая плугами.

Правда ли это?.. А правда стояла

Тут же за мной, за моими плечами,

Песню вела и зерно наливала,

Плавила сталь огневыми ночами;

Шла Бородянкою и Лозовою,

В школу букварики детям давала,

Шла с трактористами ширью степною

И агрогород в степи подымала.

С лесополос от весеннего шума

Шла, раскрывая народную думу,

Прямо в столицу...

А гости не знают

И задают мне десятки вопросов.

Правду, пришедшую в Русов и Косов,

Матерью родичи их называют.

С ними она поля засевает,

С ними она в Кремле заседает.

— Кто вам помог расправиться с лихом,

Поднял страну, истекавшую кровью?

— Сталин, — сказал я взволнованно, тихо.

— Сталин, — они повторили с любовью.

А как пошли после встречи короткой,

Вижу — упругою стала походка,

Вижу — крылатыми руки их стали,

Вижу — глаза огнем заблистали.

И, оглушенные шумом и криком,

Площади слушали звуки их речи...

С именем мудрым, простым и великим

Так и пошли они — солнцу навстречу.

КАТЮША

Как на вечеринке в отчем доме,

Я ее услышал здесь, вдали.

.. .Негров двое в поле, в Оклахоме,

Нашу песню милую вели.

И она тепло легла на душу,

Цветом, что над речкой нависал.

Негров двое славили Катюшу,

Ту, что Исаковский написал.

Как она пришла за океаны

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.