Крылья Эжена

Соболь Саша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

***********************************************************************************************

Крылья Эжена

http://ficbook.net/readfic/3058625

***********************************************************************************************

Автор:саша соболь

Беты (редакторы): knigofilka

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Эжен и те, кого он полюбил

Рейтинг: NC-17

Жанры: Гет, Слэш (яой), Романтика, Драма, Фэнтези

Предупреждения: Насилие, Underage

Размер: планируетсяМиди, написано 45 страниц

Кол-во частей: 8

Статус: в процессе

Описание:

Завораживающая иллюзия рассеялась. Воздух ударил в нос запахом вчерашнего неумеренного пьянства. А рядом, как большая самка касатки, мирно посапывала девушка. Они заснули в одной постели, впрочем, как обычно, на их ночь желающих не нашлось. Эжени, как мама-медведица, приютила на себе легковесное дитя. Причем не только в прямом смысле легковесное, — паренек слыл юрким прилипалой, но похвастаться близостью с ним могли только два человека на земле. Раньше их было больше…

Посвящение:

Изредко посещающей меня скуке

Публикация на других ресурсах:

Запрещаю;)не стоит даже пробовать

Примечания автора:

Работа не закончена, будет правиться и вычитываться. Комментарии читаю, отвечать пока не готов.

Бета правит и делает это хорошо, поэтому если уж что-то вопиющее то милости прошу в личку или в комментарии. По стилю не общаюсь и ничего не меняю. Это моя территория, что хочу, то и ворочу.

В ближайшее время обещаю три главы. Не больше.

========== Эжен и Эжени ==========

Комментарий к Эжен и Эжени

Отредактирую остальные части в ближайшие пару дней. Спасибо тем, кто читал эту работу на дайри.

<right>Терпение и время дают больше, чем сила или страсть.

</right>

Сон накатил волной, мягкой, упругой, не сшибающей с ног, а зовущей за собой в глубину. Он раскачивался на волнах под полуденным солнцем, широко раскидывая руки в стороны. Море было спокойным. Оно баюкало мальчика на своей спинке, как маленького шаловливого дельфиненка, утомленного утренними играми и погонями за мамой, которая уплыла подальше за скалы, в тень. Иногда она подавала ему знак: “Обгоришь, плыви ко мне”.

Но недавний шалунишка почувствовал себя совсем взрослым. Они охотились на косяк, и он поймал свою большую рыбу.

Так и мальчик — нежился, посматривал сонным глазом на заботливую матушку и лишь изредка переворачивался и подставлял то бочок, то спинку под дневное бешеное светило. Близилось время обеда, и чуткое ухо стало улавливать шевеление под собой. Возня и всхлипы сменялись бурлением и смачным почавкиванием. Видно и морская вода почувствовала дневную жажду и попыталась сбросить его на берег. Причем на все его попытки сопротивляться, она отвечала храпом и громким сопением.

Большое, теплое, морское чудовище подхватило его к себе на спину и мягко въехало на песчаный берег с очередной волной. Но слезать совсем не хотелось, и тогда животное перевернулось в накатившей воде и освободилось от легкой ноши. Он остался один. Без тени сожаления потянулся, широко и радостно улыбаясь миру. И при попытке подняться был сбит с ног.

Завораживающая иллюзия рассеялась. Воздух ударил в нос запахом вчерашнего неумеренного пьянства. А рядом, как большая самка касатки, мирно посапывала девушка. Они заснули в одной постели, впрочем, как обычно, на их ночь желающих не нашлось. Эжени, как мама-медведица, приютила на себе легковесное дитя. Причем не только в прямом смысле легковесное, — паренек слыл юрким прилипалой, но похвастаться близостью с ним могли только два человека на земле. Раньше их было больше… Гораздо больше. Мальчик слыл веселым карапузом с легким нравом. Он обрастал друзьями, как причал ракушками. Где бы ни появился, чем бы ни занимался — за ним следовала ватага ребят. Дети соседей — маленькие дворянчики и местные принцесски, дворовые ребятишки (их тоже с радостью принимали в шалости).

Все было не так, и все было давно. Словно тысячелетия выморозили в нем мягкость и счастье, заменили сердце осколком взорвавшегося от остатков воздуха пушечного чугуна — процесс пошел не так, с нарушением инструкций и дозировок. Кто-то, слишком нежадный, отмерил ему целую чашу раскаленного свинца. Тугой металл не сжег все дотла, а закупорил сосуды, и лишь в самой глубине теплилась остывающая темная жидкость — так глубоко забилась его жизнь, его кровь. Но сердце захлебнулось на вдохе, захлопнуло оплавленные металлом клапаны и запретило себе вспоминать и верить. Так было легче, и так было разумнее.

Статная крупная девица зашуршала юбками и протянула руку к осоловевшему от сна парню. Тихонько, как она считала, потрясла его плечо и потянула на себя, укладывая обратно на платье: — Эжени! Какого черта? Зачем я скормила тебе все свои запасы турецких сладостей? Да и халву ты сожрал. А розовое варенье? От меня несет потом и перегаром, а ты благоухаешь утренними цветочками. Почему ты опять не раздел меня? — суровые слова никак не сочетались с поглаживаниями, которыми она награждала волосы парня. — Эх, ну неужели так трудно было хотя бы юбку стянуть? У меня болит все тело. И на груди словно вмятина. Кто на мне спал? Опять ты забыл закрыть дверь, и пустил блохастых кошаков? Королева я, блять, или не королева? Ну, не королева, это я загнула, конечно. Но ведь буду же! — Девушка с рукой среднего гренадера толкнула давно пришедшую в себя особь мужского пола. — Так, пиши. Эжен, я кому говорю? Пиши, у тебя почерк получше.

— Я не могу, — осклабился парень, — последний раз в канцелярии сказали, что я подделал указ и присвоил себе сотню дукатов. А ведь это вы, милая Эжени, велели мне выдать небольшую материальную помощь для поддержания статуса дворянина. Вот. Король меня выпорол, сказал, что я обокрал его Величество. А мне тогда на колбасу денег не хватало. — Мальчишка тряхнул смоляными вихрами и подул на пальцы, стряхивая только ему одному видимую пыль с мерцающих на пальцах сапфиров. Темный камень давно превратился в его страстный фетиш, о чем многие знали, и кое-кто даже пользовался.

— Бедняжечка, — скривилась девица, стряхнула с себя парнишку и, ловко подскочив на кровати, попыталась покружиться вокруг него, задевая и стряхивая на пол содержимое туалетного столика пышной юбкой, и от ее прыжка тонкое тело придворного, а заодно и закадычного дружка, чуть не слетело вслед за расческами и пудреницами. Эжени поморщилась, разглядывая опухшую физиономию в отражении оконного стекла и, видимо, оставшись вполне довольной, разогнула затекшую спину.

— Садись, пиши. Ой, нет, Жени! Помоги мне раздеться. Хотя, вот я иногда думаю, что даже если выползу в сад в затрапезном виде, никто не обратит на меня внимание. Они как будто совсем не замечают меня. Что бы я делала без тебя, Эжени? — В комнате кронпринцессы не было ни одного зеркала. Не подумайте, никто не боялся, что они неожиданно треснут от вида своей хозяйки и, рассыпаясь в мелкие осколки, поранят и без того унылое лицо. Это было ее решение. Давным-давно она закрыла эту тему для всех. И люди перестали замечать ее, иногда даже и не здоровались. А ведь это будущая королева! Никто не понимал выбор королевской семьи — за девушкой не стояли несметные горы сокровищ, и династические игры не объяснили это решение. Вышло, как вышло.

Кажется, они познакомились с Эйнаром Эхо в университете. Вместе посещали лекции по философии у одного профессора. Схлестнулись в споре о дружбе, чуть не подрались. И когда крепкая и скорая на расправу мужская рука взмыла вверх — ударить захотелось с небывалой остротой, то натолкнулась на восхищенный взгляд оппонента. Именно в тот момент девушка с распахнутыми навстречу глазами, приоткрытым в ожидании ртом, вселилась в его сердце навсегда. Никто не мог тогда в худенькой высокой барышне рассмотреть монстра. Ее так и прозвали за глаза — Королева Уродов.

— Эжени, подружка, давай я поучу тебя писать. Теперь уж точно получится. Дети перерастают своих обидчиков и неприятности, — колючий, в обычном своем репертуаре Жени, был мягок и терпелив с подругой. Он потихоньку передвинул к ней лист и перо.
- Давай-ка поступим так. Ты берешь в руку перо и переписываешь за мной. Я ведь не всегда буду рядом, рыбка. Когда-нибудь я отправлюсь в ссылку за свой поганый язык. Или того пуще, и повод не понадобится. Принц найдет новую симпатичную игрушку с острым язычком.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.