Зеркала и лица: Солнечный Зайчик

Оленева Екатерина Александровна

Серия: Зеркала и лица [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зеркала и лица: Солнечный Зайчик (Оленева Екатерина)

Зеркала и лица

Бета: Критик (орфография и пунктуация)

Гамма: HallowKey (стилистика)

Пролог

1. Проклятая мельница

2. Первый солнечный зайчик

3. Просто так…

4. Полёт

5. Подарок

6. Эвансы и Снейпы

7. Вести из Хогвартса

8. Диагон–аллея

9. Будь ты проклята!

10. «Хогвартс–Экспресс»

11. Гриффиндор

12 Лягушонок из Гриффиндора

13. Ослиные уши, метла и сортир

14. Квидич и Астрономическая Башня

15. Месть слизеринца

16. Шутка гриффиндорца

17. Пошел ты, Поттер!

18 Северус и Лили

19 Лорд Малфой

20. Гриффиндорские планы

21. В подземелье

22. Лазарет

23. Девы и единороги

24. Оборотень

25. Блэки и Принсы

26. Талые воды

27 Слизеринское серебро – гриффиндорское золото

28. Первый гром

29. Весна в Хогвартсе

30. Гриффиндор против Слизерина

31. Три мушкетёра, граф Рошфор и последствия Амортенции

32. Гриффиндорцы

33. Дементоры

34. Дом, милый дом!

Эпилог

Пролог

Ночь выдалась звездной и жаркой. Впрочем, жар оставался за толстыми стенами. В зачарованный замок зной проникнуть не смел – только звездное сияние беспрепятственно вливалось в окна.

Если бы чары могли так же удерживать тягостные воспоминания, мысли и терзающие душу сомнения? Увы, нет, нет…

Ломота в чернеющей руке делалась непереносимой, её приходилось терпеть. Не звать же Северуса с его болеутоляющими для тела средствами? С его жгущими душу, язвительными словами и взглядами?

В высокой клетке зашелестел Янгус. У Феникса сейчас была старческая полоса в жизни. Скоро птица вспыхнет оранжевыми искрами и сгорит, чтобы возродиться из пламени вновь.

Альбус любил наблюдать происходящую с Янгусом метаморфозу. Она давала надежду, что смерть есть не больше, чем очищающее, воскрешающее пламя. В другом мире мы очнемся став лучше, чище. Очнёмся невинными.

Говорят, старики боятся смерти больше молодых? И это правда. Молодость, она ведь ещё не осознает хрупкость бытия; она считает себя бессмертной. В то время как зрелая мудрость знает: самое страшное происходит не в воображении – самое страшное происходит в реальности.

Старость страшится, что никакого пламени вовсе нет, как нет и воскрешения, и невинности, и прощения.

С тем, что придется оставить белый свет без возврата, Альбус Дамблдор смирился. Давно. Но с тем, что Смерть забирает юных, сильных, красивых? Трудно смириться. Трудно.

Нужно верить в бессмертие души. Нужно. Иначе жизнь превращается в слишком нелепый фарс.

Должен ли он, Альбус Дамблдор, пережить гибель Гарри? Если и должен, он не сможет. Где взять силы умирающему старику на то, чтобы просто стоять и просто смотреть, не протягивая руку помощи?

Спасти Гарри – спасти Волдеморта. Упомянуть об одном значит, упомянуть о другом. Эти два существа связаны крепче, чем отец и сын, связанны неразрывными узами любви и ненависти.

Но убить Волдеморта, значит убить и Гарри. Да помилует господь грешную душу Альбуса – это выше его сил. Пусть мальчик обречён, пусть он знает об этом, но видеть и пережить ещё и эту смерть?!

Он слишком стар. У него не хватает мужества, и нет желания.

Да, он, Альбус Дамблдор, стар. Да, ему пора на покой. И он готов признать это.

Альбус Дамблдор никогда не чувствовал старости. Он не верил в неё. Немощь касается только тела, не души. И вот он превратился в древнюю развалину. Час близок. Осталось продумать всё до мелочей и сделать так, чтобы смерть послужила на благо тем, кого он любил.

Дамблдор мёрз, но намеренно не зажигал огня в камине.

***

– Тебе нужно будет сказать Гарри, мой мальчик…

– Что вы хотите, чтобы я ему сказал?

– В ту ночь, когда Волдеморт пытался убить Гарри, когда Лили поставила свою жизнь живым щитом между ними, Смертельное проклятье отскочило, и часть души Волдеморта вселилась в единственное живое существо, оставшееся в здании. Она до сих пор живёт в Гарри, поэтому он и может говорить со змеями, имеет связь с разумом Волдеморта. Пока часть его души живёт в Гарри, Волдеморт не может умереть.

– Значит, мальчик обречен? – голос Северуса звучит очень спокойно. Но, увы, Альбус слишком хорошо его знает…

Знает, чего стоит его ученику это спокойствие. Знает, какая боль терзает душу Северуса; какая мучительная тоска сжимает сердце, какой червь точит его вот уже много лет.

Изношенное старческое сердце тоже сжимается. Опасно – в его-то годы.

Причинять боль тяжело. Особенно когда приходится мучить того, за чье счастье готов платить собственной кровью.

Бедный, бедный Северус. Но изменить тут что-нибудь Альбус также бессилен, как и в случае с Гарри. Снейпу придётся смириться. Снейпу придётся пойти туда, куда сам Дамблдор пойти уже не сможет. Потому что у него, Альбуса Дамблдора, не хватает сил; не хватает духу. Вперёд, до самого конца.

Альбус прикрывает чернеющей от проклятья рукой уставшие близорукие глаза.

Он, его дорогой мальчик, его любимый мальчик с печальным сердцем и змеиным языком, наконец прерывает полное невысказанных упреков и горечи молчание:

– Я думал, что все эти годы мы защищаем его ради неё. Ради Лили.

Альбус никогда не испытывал этого ощущения прежде – будто сердце накачивают и накачивают воздухом. А дышать нечем.

Дамблдор заговорил, холодно и торопливо, будто стараясь спрятаться за словами. Поставить их, словно стену, между собой и собеседником:

– Мы защищаем его, потому что было важно обучить его, воспитать, дать ощутить свою силу…

Самое главное не раскрывать глаз, чтобы Северус ни о чем не смог догадаться.

– Чтобы подготовить к противостоянию с самым большим чудовищем нашего века.

– Вы сохранили Гарри жизнь, чтобы он мог умереть в нужный момент?

Пусть Северус ненавидит. Пусть чувствует себя обманутым. Ненависть придает сил. Если бы он, Альбус Дамблдор мог ненавидеть, может быть, ему не было бы так страшно?

Но кого ненавидеть? Волдеморта? Самого себя?

– Чему ты удивляешься, Северус? – спрашивает он.

Альбус намеренно старается казаться отстраненным. Зачем добавлять тяжести любимому ученику? Своему соратнику? Ведь и без того ноша тяжела.

– Сколько мужчин и женщин умерли у тебя на глазах, Север?

– В последнее время только те, кого мне не удалось спасти, – с несвойственной ему горячностью произносит Снейп. – Вы меня использовали.

Альбус хотел, чтобы Северус злился, но почему его слова так больно ранят?

– Я шпионил для вас, лгал ради вас. Подверг себя смертельной опасности. Сделал всё, чтобы защитить сына Лили Поттер. А теперь вы говорите, что выращивали его, как свинью на убой!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.