Пойми, о чем молчу...

Мезенцева Екатерина Юрьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пойми, о чем молчу... (Мезенцева Екатерина)

Пойми, о чем молчу…

Пролог

Антон

Сегодня я старался как можно быстрее попасть домой. У нас с Пашей годовщина, мы уже как 3 года вместе. Я его очень люблю, как и он меня. Да, вы правильно поняли. Я – гей. И ничуть не стыжусь этого, да и никогда особо и не скрывал, хоть и не орал на каждом углу.

Последнее время Пашке не везет, он все никак не может найти себе работу, поэтому нужно его подбодрить.

Я забежал в магазин и накупил много вкусного: мяса, курочки, вина, фруктов и овощей, а в довершение ко всему торт. Я шел радостный, почти вприпрыжку, подбегая к нашему подъезду, очень хотелось скорее поцеловать его и обнять. Подарок я купил ему давно, хоть и было катастрофически мало денег, так как работаю я один, но это же наш праздник. Наш день!

Я быстро взлетел на 5 этаж нашего 9-ти этажного дома (не хотелось дожидаться лифта), а потом стал трезвонить в дверь (ключи в портфеле, а руки заняты сумками).

Дверь долго не открывали. Уснул он там что ли?! Я уже забарабанил в дверь.

-Паш, открывай! – крикнул я, улыбаясь. – Эт я пришел!

За дверью послышался шорох, какой-то шепот, потом что-то упало.

- Давай быстрей! – снова крикнул я ему через дверь. – У меня щас руки отваляться, - я стал пританцовывать от нетерпения.

Наконец, он открыл дверь, зачем-то оглядел площадку и, наконец, уставился на меня.

- Ты чего разорался? – чуть запыхавшись, спросил он. – Соседям концерт устраиваешь?

Я тепло ему улыбнулся и протиснулся в квартиру.

- Я просто соскучился, - улыбнулся я, отдавая ему пакеты, на кухне что-то грохнуло. – Ты не один? – спросил я.

Пашка вообще выглядел странно. Какой-то растрепанный, красный, глаза бегают. Боже…

- Что, - я резко схватил его за руку. – Твоя мама приехала?!

Его мама меня недолюбливала, уж, почему не знаю. Что ее сын - гей, она знала, и уже перестала бороться с этим, но против меня была настроена категорично.

- Антон… - неуверенно начал Пашка.

- Не переживай, - я ободряюще ему улыбнулся. – Я ее не боюсь. Покричит и уедет, правильно? – я подхватил тортик, который поставил на пуфик в прихожей и уверенно прошел в сторону шума. Пашка за мной не пошел, да я его понимаю. Воевать с родителями не каждый сможет.

Войдя на кухню, я расплылся в довольной лыбе, собираясь продемонстрировать ее грозной родительнице, но увидев вместо нее какого-то паренька, примерно моего возраста, я чуть не офанарел. Нет, не потому что Паша не мог привести друга, а потому что этот «друг» спешно натягивал на себя штаны!

Я ошарашено на него вылупился, понимая, каким же идиотом я был. Парень же, видимо, поняв, что остаться незамеченным все же не получиться, резко переменился в лице. Похабно мне улыбнулся, сцапал со стола шоколадное печенье, которая делал Я!, и продефилировал мимо меня, довольно усмехнувшись. В прихожей, где так и стоял Пашка, снова послышалась возня, а потом звонкий «чмок».

- Я позвоню тебе, - пообещал МОЙ ПАРЕНЬ!!!

- Пока, красавчик, - слащаво пропел этот козел. – Я буду ждать.

Торт, что я так и держал в руке, упал на пол, приняв совершенно не аппетитную кучку. Я так и стоял посередине кухни, смотря в одну точку.

Этого не может быть! Он же говорил, что любит! А сам…

За моей спиной послышался тяжелый вздох, Пашка вошел на кухню, сгрузив пакеты на стол, а потом сел напротив меня.

- Антон, отомри уже, - вздохнул он.

Я перевел на него все еще охуевший взгляд.

- Что это было? – спросил я дрожащим и каким-то обреченным голосом.

Пусть он скажет, что все не так как я думаю! Пусть скажет, что это сосед сверху, что у него намочились джинсы! Пусть скажет хоть что-то, чтобы не было так больно!!!

- Только то, что ты видел, - грубо ответил мне Паша.

- А как же я? – спросил я. – Я ведь люблю тебя…

- Хватит, а?! – скривился он. – И ты, и я знаем, что это был просто секс!

- Мы были вместе 3 года! – заорал я. – Ты говорил, что любишь меня!

- Это были приятные слова после секса, - пробубнил он. – Хватит уже…

- У нас сегодня годовщина, - прошептал я.

- И что? – фыркнул он. – Я даже рад, что ты, наконец, застукал меня. Сам я сказать тебе бы не смог… Ты как преданный пес, - усмехнулся он. – Я уверен, что если бы я сейчас попытался оправдаться, то ты бы поверил и простил! – рассмеялся он.

- Да, - кивнул я, смотря ему в глаза. – Потому что люблю… - по щеке соскользнула слеза. – Паш, я…

- Хватит! – прикрикнул он на меня. – Ревет, стоит, - скривился он. – Ты баба или мужик?! Или то, что ты подставляешь мне свою задницу, выбило из тебя мужика?? Уходи, Антон… - он отвернулся от меня.

- Паш… - выдохнул я, подходя к нему.

Я обхватил его голову руками, вплетая пальцы в его волосы. Он уткнулся лбом мне в живот и тяжело вздохнул. Я увидел, как моя слеза упала ему на щеку. Он дернулся и поднял голову, смотря на меня. Я наклонился и прикоснулся к его губам своими.

- Я тебя чем-то обидел? – спросил я. – Почему ты так поступил со мной? – я просто водил своими губами по его, не целуя, просто прикасаясь. – Я ведь все для тебя делал… Не просил себе ничего, не требовал больше внимания, не давил с работой…

- Меня не увольняли, - вдруг ответил он.

Я замер, обдумывая его слова. Значит, он и на этот счет врал, но зачем?

- Я просто взял отпуск, - продолжил он. – Я сказал, что меня уволили, чтобы не вкладываться в общий бюджет.

- На него тратился? – фыркнул я.

В груди защемило еще сильнее. Боже, а я ведь на работе унижался, чтобы подарок ему купить, чтобы этот долбаный ужин было на что приготовить! Аванс просил, занимал!

- Да, - просто ответил он.

Я зажмурился, подавляя злость и ревность.

- Это ничего, - успокаивающе проговорил я, теребя его волосы, хотя хотелось вырвать их с корнем. – Это не важно…

- А что важно, Антон? – усмехнулся он. – Я трахаю его уже год!

Я дернулся от его слов, губы задрожали.

- Я не удовлетворял тебя? – спросил я, опуская глаза.

- Да, это больше не выносимо было терпеть! – заорал он, соскакивая со стула, опрокидывая его на пол и отталкивая меня от себя. – Ты же, как кукла заводная! Как будто это твоя обязанность! Ты как жена! Дорогой, ты где был? Дорогой, почему так поздно? Нет, я не хочу, у меня голова болит! Ну, ладно, только быстро… - передразнил он меня.

- Паш, я работаю и учусь, у меня экзамены… - проговорил я. – Извини, если заставил чувствовать тебя себя покинутым…

- Вот снова! – он уже стал слюной брызгать. – Я унижаю тебя, а ты соглашаешься со всем этим! Ты никогда голос на меня не повышаешь, всегда со всем соглашаешься! С тобой скучно, Антон! – взревел он. – Пресно!

- Ты хочешь, чтобы я ушел? – дрожа, как лист на ветру, спросил я.

- Да!!! – его глаза уже были готовы вылезти из орбит. – Потому что видеть тебя не могу! Ты заботишься обо мне, словно я твой ребенок! Мне этого не надо, у меня есть мать!

- Хорошо… - покивал я.

Я развернулся и пошел в комнату, собирать свои вещи. Паша следовал за мной.

- И все это чушь, - продолжил орать он. – Учеба, работа! Ты работаешь только полгода! А такое отношение у тебя появилось ко мне, как только мы съехались!

- Извини, ты знаешь, что ты был у меня первый, - прошептал я, молча глотая слезы. – У меня нет опыта в том, как должен был вести себя парень, который живет с другим парнем…

Пашка со всего размаха ударил кулаком в стену.

- Да что с тобой стало?! Ты чего себя в тряпку превратил?!

Я опустил голову еще ниже, сумка с моими немногочисленными вещами была собрана, я стоял и думал, отдавать свой подарок или нет.

Вдруг Паша резко разворачивает меня к себе лицом и влепляет пощечину. Голова резко отворачивается, волосы падают на лицо, закрывая стремительно краснеющую щеку. Черт, как больно…

Я сжал в руке его подарок, чтобы не дать сдачи. Я не уподоблюсь ему, я не придам свою любовь. Если любишь, то боль нельзя причинить, а я его люблю…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.