Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года)

Стариков Николай Викторович

Серия: Николай Стариков рекомендует прочитать [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года) (Стариков Николай)

СУДЕБНЫЙ ОТЧЕТ

ПО ДЕЛУ АНТИСОВЕТСКОГО ТРОЦКИСТСКОГО ЦЕНТРА, РАССМОТРЕННОМУ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР 23–30 января 1937 года,

ПО ОБВИНЕНИЮ

ПЯТАКОВА Ю. Л., РАДЕКА К. Б., СОКОЛЬНИКОВА Г. Я., СЕРЕБРЯКОВА Л. П., МУРАЛОВА Н. И., ЛИВШИЦА Я. А., ДРОБНИСА Я. Н., БОГУСЛАВСКОГО М. С., КНЯЗЕВА И. А., РАТАЙЧАКА С. А., НОРКИНА Б. О., ШЕСТОВА А. А., СТРОИЛОВА М. С., ТУРОКА И. Д., ГРАШЕ И. И., ПУШИНА Г. Е. и АРНОЛЬДА В. В.

В ИЗМЕНЕ РОДИНЕ, ШПИОНАЖЕ, ДИВЕРСИЯХ, ВРЕДИТЕЛЬСТВЕ И ПОДГОТОВКЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТОВ, ТО ЕСТЬ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ст. ст. 58, 588, 589 и 5811 УК РСФСР

Отчёт составлен по тексту газет «Известия ДИК СССР и ВЦИК» и «Правда» со включением материалов судебно-технической экспертизы

Предисловие Николая Старикова

Герои 1937 года — жертвы или настоящие предатели?

Вопрос о том, были ли действительно виновны обвиняемые громких процессов в Советском Союзе конца 1930-х годов, относится к числу дискуссионных и наиболее часто задаваемых. Составить своё мнение лучше всего опираясь на документы. И данная книга поможет в этом. Открытый судебный процесс, со стенограммой которого вам, уважаемый читатель, предлагается ознакомиться, продолжался с 23 по 30 января 1937 года и широко освещался в печати. Арестованных обвинили в том, что они входили в состав созданного в 1933 году подпольного антисоветского параллельного троцкистского центра и по указаниям находившегося за границей Троцкого руководили изменнической, диверсионно-вредительской, шпионской и террористической деятельностью троцкистской организации в Советском Союзе.

Процесс параллельного антисоветского троцкистского центра — один из трёх масштабных судебных процессов, которые состоялись в СССР в 1930-е годы. Изучение оригинала его стенограммы позволит сформировать собственное мнение о том, что же произошло в нашей стране в 1937–1938 годах. В 1937 году стенограмма этого процесса была издана большим тиражом, сегодня благодаря Хрущёву и Горбачёву она стала библиографической редкостью. Вариант, представленный в Интернете, «удивительным» образом стал слишком объёмным — фальсификаторы истории «дописали» массу того, что в реальной стенограмме отсутствовало. Вот почему так важно опубликовать исходный вариант текста этого процесса.

В дополнение к стенограмме процесса в книге размещено несколько статей Троцкого. Все они относятся к периоду его жизни, когда он активно боролся против сталинского СССР. Прочтение этих статей даёт любопытный эффект: всё или почти всё, что пишет Троцкий, вам уже знакомо. Почему? Да потому, что все «млечины» и «сванидзе» пишут и говорят ровно то, что писал и говорил Лев Давидович. Фактически вся риторика «демократической оппозиции» России в адрес Сталина списана… у Троцкого. «Гитлер и Красная Армия», «Сталин — интендант Гитлера» — такие заголовки вполне могут украшать страницы «независимой» прессы или обсуждаться в эфире совестливых радиостанций.

И это тоже нужно знать.

Но сначала несколько слов о том, когда и какие суды проходили над высокопоставленными руководителями партии, страны и «органов». В 1936–1938 годах состоялись три больших открытых процесса над бывшими высшими деятелями ВКП(б). За рубежом их назвали «Московскими процессами» (англ. Moscow Trials).

Первый Московский процесс над 16 членами так называемого «троцкистско-зиновьевского террористического центра» состоялся в августе 1936 года. Основными обвиняемыми были Зиновьев и Каменев. Помимо прочих преступлений им инкриминировались убийство Кирова и заговор с целью убийства Сталина.

Второй процесс (дело параллельного антисоветского троцкистского центра) в январе 1937 года прошёл над 17 менее крупными руководителями, такими как Радек, Пятаков и Сокольников. 13 человек были расстреляны, остальные отправлены в лагеря, где вскоре умерли.

Третий процесс в марте 1938-го состоялся над 21 членом так называемого «Право-троцкистского блока». [1] Главным обвиняемым являлся Бухарин, бывший глава Коминтерна, также суду были преданы председатель Совнаркома Рыков, Раковский, Крестинский и глава НКВД Ягода. [2]

На всех трёх процессах обвиняемые признавали свою вину, при том что суд происходил совершенно открыто, а статьи были очень «тяжёлые». Подсудимых обвиняли в измене Родине, шпионаже, диверсиях и вредительстве, подготовке террористических актов. В зале сидели западные и советские журналисты и никто не заметил, чтобы в отношении «пламенных большевиков» применялось какое-либо насилие. Ответ на вопрос «почему они признавались» неотделим от ответа на вопрос «чего они добивались». На оба вопроса ответил сам Сталин во время беседы с писателем Лионом Фейхтвангером, который посетил СССР и впоследствии описал события в книге под названием «Москва 1937».

«1-й вопрос — почему они так пали? Надо сказать, что все эти люди — Зиновьев, Каменев, Троцкий, Радек, Смирнов и др., — все они при жизни Ленина вели с ним борьбу. Теперь, после смерти Ленина, они себя именуют большевиками-ленинцами, а при жизни Ленина они с ним боролись. Ленин ещё на Х-м съезде партии в 1921 г., когда он провёл резолюцию против фракционности, говорил, что фракционность против партии, особенно если люди на своих ошибках настаивают, должна бросить их против советского строя, в лагерь контрреволюции. Советский строй таков — можно быть за него, можно быть нейтральным, но если начать бороться с ним, то это обязательно приводит к контрреволюции.

Эти люди боролись против Ленина, против партии.

Во время Брестского мира в 1918 году. В 1921 году по вопросу о профсоюзах. После смерти Ленина в 1924 году они боролись против партии. Особенно обострили борьбу в 1927 году. В 1927 году мы произвели референдум среди членов партии. За платформу ЦК ВКП(б) высказалось 800 тысяч членов партии, за платформу Троцкого — 17 тысяч.

Эти люди углубили борьбу, создали свою партию. В 1927 г. они устраивали демонстрации против советской власти, ушли в эмиграцию, в подполье. Осталось у них тысяч 8 или 10 человек.

Они скатывались со ступеньки на ступеньку. Некоторые люди не верят, что Троцкий и Зиновьев сотрудничали с агентами Гестапо. А их сторонников арестовывают вместе с агентами Гестапо. Это факт. Вы услышите, что Троцкий заключил союз с Гессом, чтобы взрывать мосты и поезда и т. д., когда Гитлер пойдёт на нас войной. Ибо Троцкий не может вернуться без поражения СССР на войне.

Почему они признаются в своих преступлениях? Потому что изверились в правоте своей позиции, видят успехи всюду и везде. Хотят хотя бы перед смертью или приговором сказать народу правду. Хоть одно доброе дело сделать — помочь народу узнать правду. Эти люди свои старые убеждения бросили. У них есть новые убеждения.

Они считают, что построить в нашей стране социализм нельзя. Это дело гиблое. Они считают, что вся Европа будет охвачена фашизмом, и мы, советские люди, погибнем. Чтобы сторонники Троцкого не погибли вместе с нами, они должны заключить соглашение с наиболее сильными фашистскими государствами, чтобы спасти свои кадры и ту власть, которую они получат при согласии фашистских государств. Я передаю то, что Радек и Пятаков сейчас говорят прямо. Наиболее сильными фашистскими государствами они считали Германию и Японию. Они вели переговоры с Гасом в Берлине и с японским представителем в Берлине. Пришли к выводу, что власть, которую они получат в результате поражения СССР в войне, должна сделать уступки капитализму: Германии уступить территорию Украины или её часть, Японии — Дальний Восток или его часть, открыть широкий доступ немецкому капиталу в Европейскую часть СССР, японскому — в азиатскую часть, предоставить концессии; распустить большую часть колхозов и дать выход „частной инициативе“, как они выражаются; сократить сферу охвата государством промышленности. Часть её отдать концессионерам. Вот условия соглашения, так они рассказывают. Такой отход от социализма они „оправдывают“ указанием, что фашизм, мол, всё равно победит, и эти „уступки“ должны сохранить максимальное, что может остаться. Этой „концепцией“ они стараются оправдать свою деятельность. Идиотская концепция. Их „концепция“ навеяна паникой перед фашизмом. Теперь, когда они всё продумали, они считают всё это неправильным и хотят перед приговором всё рассказать, раскрыть». [3]

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.