Когда осенние печали. Часть 2

Пиженко Эвелина Николаевна

Серия: Ты услышишь мой голос [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда осенние печали. Часть 2 (Пиженко Эвелина)

Эвелина Пиженко.

КОГДА ОСЕННИЕ ПЕЧАЛИ. Роман. Часть 2.

Глава 1.

- Ну, что… бывай… - мужчина лет тридцати пяти, чуть выше среднего роста, худощавый, с довольно крупным для удлинённого, узкого лица, носом, протянул руку другому мужчине, своему ровеснику, сидевшему в кожаном кресле за столом большого кабинета, - Прилечу – созвонимся.

- Да, конечно, - его собеседник встал и, ответив на рукопожатие, вышел из-за стола, - бывай, Олежек. Удачной поездки.

- Да, чуть не забыл… - уже дойдя до двери, тот вдруг снова обернулся, - что там у нас по нашему объекту? Мне отчётность так и не поступила.

- Послушай, Олег, - хозяин кабинета неожиданно нахмурился, - мы уже договаривались, здесь, в этом кабинете, о т е х делах разговор не заводить. Пять лет одно и то же говорю, и все пять лет ты игнорируешь мои просьбы…

- Виталя, по-моему, ты заигрался в конспирацию, - усмехнулся Олег, - ты что, жучков до сих пор боишься? Так Лёха проверял недавно… нету у тебя тут прослушки, да и некому уже её ставить. И вообще, пора из тени выходить, задолбало всего бояться, ну, честно!

- Нам ещё долго всего бояться, - засунув руки в карманы брюк, Виталий остановился напротив товарища, - думаешь, мне не надоело? Не время пока, и не мне тебе об этом говорить.

- Виталик, проснись! – Олег шутливо пощёлкал пальцами перед глазами Виталия, - Слава Богу, не девяносто третий, и уж не девяносто пятый! Девяносто восьмой на дворе!

- Тебе хорошо говорить, ты всего лишь учредитель, а я и учредитель, и директор, и все проблемы решать только мне. Я зарплату рабочим начал только месяц назад выдавать, представляешь, за все годы сколько накопилось?

- Я предлагал… надо было им продукцией выдавать, - хмыкнул Олег, - выдают же гвоздями, туалетной бумагой… так почему не водкой?

- Шутки шутками, а я в прокуратуре уже прописался. Меня там как родного уже принимают, сколько бабла на одни взятки ушло, а жалобы всё пишут и пишут…

- Так это же класс, Виталя! – мужчина похлопал Виталия по плечу, - Мы теперь и в прокуратуре свои, и в СЭС – свои, и в администрации – свои… а с рэкетом в стране уже почти покончено!

- Так государство и есть – самый главный рэкетир. Ты, кстати, ещё налоговую забыл упомянуть.

- А вот про налоговую лучше помолчи, - Олег сделал упреждающий жест рукой, - моя Танька всегда на страже наших интересов.

- Ну, да… - повернувшись к окну, Виталий задумчиво заложил за спину руки, - Твоя Татьяна молодец… не то, что…

- Ты про Альку? – Олег бросил на собеседника настороженный взгляд, - Кстати, почему ты её не хочешь взять сюда на работу? И отец интересуется…

- Послушай, Олег, - Виталий наморщил лицо, - давай, без этих родственных протекций, ладно?

- Да что ты её дома всё время держишь?!

- Ты не хуже меня знаешь, что её дома держит. Лучше бы мне посочувствовал, а не ей.

- Она мне всё-таки сестра как-никак… и жалуется постоянно, что ты не даёшь ей себя реализовать.

- Плохому танцору всегда что-то мешает. Пусть реализует, - Виталий пожал плечами, - кто не даёт? Она переводчик, вот, пусть и идёт в переводчики… А здесь, на ликёро-водочном заводе, ей делать нечего. Сам всё прекрасно знаешь.

Распрощавшись с Олегом, Виталий снова уселся в своё кресло. Постукивая по столу карандашом, чуть поджал красивой формы губы, задумчиво уставился куда-то вниз. Акции ловко подведённого под банкротство ликёро-водочного завода несколько лет назад были удачно выкуплены им и его шурином Олегом Дзюбой на равных паях. С тех пор завод несколько раз менял своё название, уходя от налогов, но его новые учредители оставались неизменными.

Помимо учредительства, Виталий Мясников исполнял обязанности директора завода, всё больше и больше ловя себя на мысли, что эта должность ему порядком поднадоела – в ней не было творческого начала, к которому стремилась его артистическая душа… и, лишь открыв ещё один, но уже подпольный цех по производству алкогольной продукции, он почувствовал удовлетворение – не только от материального достатка, но и от риска, который всегда подпитывал его натуру. На фоне всеобщего хаоса и накатившей на страну поголовной нищеты криминальный бизнес процветал и приносил огромный доход.

Когда-то, стремясь сделать партийную карьеру, Мясников мечтал о власти, которая могла дать абсолютно всё. Времена изменились круто и внезапно.

Партийной карьеры не получилось… Компартия больше не была рулевым, да и страна уже была другой. Кто успел – схватил кусок, кому повезло – схватил кусок пожирнее… Надеяться больше было не на кого – отец Виталия вместе с должностью потерял все свои полномочия и привилегии, мать утратила звание примы областного драматического театра, и, оставшись не у дел, вскоре скончалась от внезапной болезни.

Совершенно новые знакомства и деловые отношения, заменившие привычный «блат», вошли в жизнь всех предприимчивых людей, заставляя «крутиться» и «выкручиваться», беря на себя ответственность безо всяких личностных и социальных гарантий. Приходилось заводить совершенно новый круг общения, обеспечивающий материальные блага и защиту этих самых благ от других, ещё более предприимчивых граждан совершенно новой страны.

Всё поменялось местами. Формула «власть – деньги – власть» превратилась в формулу «деньги – власть – деньги».

Из старых, «нужных» связей оставался лишь тесть, Семён Ильич, который был уже на пенсии, но в силу бывшей должности и авторитета, имел остатки некоторого влияния в своём милицейском кругу. Виталий был этому и рад, и не рад. Рад, потому, что знакомства в правоохранительных органах сейчас были как нельзя кстати. Не рад – потому, что именно по этой причине он до сих пор жил со своей женой Александрой. Несмотря на то, что компромата на него у тестя давно уже не было, Виталий так и не решился уйти из семьи. Этому способствовало и деловое партнёрство с братом жены Олегом, от которого Виталий был готов избавиться при первом удобном случае… На это у него была не одна причина.

- Виталий Иванович, вам жена звонит, - голос секретарши Светланы прозвучал из недр селектора, - вас соединить?

- Нет… - чуть замявшись, Виталий придумывал на ходу, что ответить супруге, - Скажи, что я уехал.

- Куда уехали? Домой? – решила уточнить Светлана.

- Нет. Скажи, что на деловую встречу, и буду поздно.

- Хорошо… - многозначительно ответила секретарша и отключилась.

«Чёрт бы её побрал…» - подумав о жене, Виталий недовольно поморщился. Тёплые отношения никогда не связывали их с супругой. Когда-то вспыхнувшая юношеская влюблённость быстро прошла, уступив место более серьёзному чувству к другой девушке… но судьба распорядилась по-своему – брак с Александрой состоялся, вопреки его, Виталия, желанию. С тех пор прошло уже больше пятнадцати лет, срок немалый для того, чтобы окончательно разобраться в своих чувствах и решиться на какой-то поступок… поступок, который оказался не по силам в далёкой юности, когда в жертву обстоятельствам пришлось принести самое светлое чувство, посланное судьбой… Так ему казалось теперь.

- Виталий Иванович, - в открывшейся двери показалась Светлана, - вам что-нибудь нужно?

- Нет, хотя… - окинув заинтересованным взглядом длинноногую, в короткой юбке и блузке, открывающей пышные женские «прелести», девушку, мужчина слегка замялся, но потом, как будто вспомнив о чём-то, отрицательно покачал головой, - Нет, сегодня ты мне больше не нужна.

- А я чайник согрела… - Света смотрела так призывно, чуть улыбаясь уголками губ, что Виталий снова задержался с ответом.

- Пожалуй, от чашки кофе не откажусь, - он, наконец, усилием воли отвёл глаза от глубокого выреза на её аппетитной груди, - только без сахара.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.