Джеймс Кук

Свет Яков Михайлович

Серия: Замечательные географы и путешественники [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Джеймс Кук (Свет Яков)

Вводное слово

Двести лет назад в Америке и на морских путях Старого

и Нового Света шла война между Англией и ее восстав­

шими североамериканскими колониями. Эти колонии, про­

возгласившие себя Соединенными Штатами, сражались

за свою свободу в союзе с Францией. На море американ­

ские и французские суда топили и брали в плен британ­

ские корабли, военные и торговые.

Было, однако, одно-единственное исключение из этой

боевой практики. И США, и Франция объявили неприкос­

новенными суда третьей экспедиции английского морепла­

вателя Джемса Кука. Такому решению способствовал вели­

кий гражданин молодой Америки Вениамин Франклин.

Случай беспримерный, но беспримерной была и слава

Кука, морехода, которого многие его современники сравни­

вали с Колумбом и Магелланом. Сравнивали заслуженно.

Сын батрака-поденщика, человек, который, по его

собственным словам, «протащил себя (I dragged myself)...

через все виды морской службы», Кук приобрел всемирную

известность не только своими выдающимися открытиями.

В век просвещения, в эпоху великих энциклопедистов,

он совершил переворот в географической науке, в которой

по инерции удерживались метафизические концепции дав­

него прошлого. Теоретики «докуковской» географии осо­

бенно рьяно отстаивали чисто умозрительную гипотезу

равновесия материковых площадей. Считалось, будто мате­

рикам северного полушария соответствует равновеликий

массив суши в южном полушарии, не связанный с реаль­

ными континентами этой полусферы — Австралией,

Южной Америкой и южной частью Африки.

Гипотезу равновесия материковых площадей Кук опро­

верг в ходе своих первых двух плаваний.

Избрав в южных морях нехоженые и непроведанные

пути, он доказал, что между экватором и Южным полярным

кругом простирается единый океан, в котором нигде не

«плавает» мифический Южный материк, по площади яко­

бы равный всей суше северного полушария.

Кроме того, Кук первым в истории мореплавания про­

ник в воды Антарктики, первым открыл восточное побере­

жье Австралии, первым положил на карту оба острова

Новой Зеландии, первым прошел вдоль западного берега

Северной Америки.

Не вера в авторитеты, не слепая удача, а точный

расчет, стальная воля, беспредельная настойчивость позво­

лили Куку стереть те белые пятна, которые не смогли свести

с мировой карты семь поколений европейских мореплавате­

лей.

Заслуги Кука перед наукой огромны. Но, объективно

оценивая его деятельность, следует иметь в виду и ту роль,

которую он сыграл в истории британской колониальной

экспансии. Вслед за Куком в Австралию, Новую Зеландию,

на острова Океании проникли солдаты и купцы, чиновники

и миссионеры.

Ровно двести лет назад, в 1779 году, Кук трагически

погиб на острове Гавайи. Погиб, не завершив своего

третьего и последнего плавания, погиб, не закончив работу

над материалами своих экспедиций.

О печальной судьбе этих материалов мы расскажем в

последней главе, и она будет посвящена не столько Джемсу

Куку, сколько видному новозеландскому историку и

географу Джону Биглехолу (1901—1971) — реставратору

литературного наследия великого мореплавателя и изда­

телю дневников всех трех его путешествий.

Трудная молодость.

Ранняя зрелость

Кливлендская равнина в самой северной части англий­

ского графства Йоркшир... Холмы, долины, пыльные доро­

ги. Вдоль дорог угрюмые вязы с лохматыми вершинами.

Повсюду высокие изгороди. Весь край расчерчен на клетки,

большие и малые. В больших — поля сквайров, богатых,

порой высокородных кливлендцев. И их дома со стенами

крепостной толщины и крутыми, высокими крышами.

В малых клетках — угодья йоменов1, хозяев со скром­

ными достатками. Из года в год сквайры округляли свои

владения, захватывая и скупая земли неимущих соседей,

которые либо становились батраками у своих притесните­

лей, либо навсегда покидали родные места.

В 1715 или 1716 году в кливлендскую округу пришел из

Шотландии бедный странник Джемс Кук, отец и тезка вели­

кого мореплавателя. В новых местах жизнь была нелегкой.

Джемсу приходилось кочевать по кливлендским

землям, работая то у одного, то у другого сквайра. Он пахал,

сеял, убирал хлеб, пас скот. Женился. За короткое время у

него родилось восемь детей, четверо умерли в детстве.

1

В селеньице Мартон, которое на десять лет стало

пристанищем Джемса-старшего, у него 28 октября

1728 года родился второй сын. В книге рождений, браков и

смертей мартонской церкви св. Кутберта было записано:

«Крещен сын батрака-поденщика, назван Джемсом».

Джемсу-младшему в раннем детстве посчастливилось: он

выжил.

Лет шести от роду, мальчиком был определен в поме­

стье Мартон-Грейндж. Там пас коров, водил на водопой

лошадей и исполнял разные поручения своих хозяев. Жене

владельца Мартон-Грейнджа, миссис Уокер, приглянулся

смышленый и проворный паренек, и она обучила его гра­

моте.

В 1736 году семья Куков перебралась из Мартона в

близлежащее селение Грейт-Айтон. Впервые за долгие

годы Джемсу Куку-старшему повезло. Он стал приказчи­

ком в имении сквайра Томаса Скоттови. Да и большая

деревня Грейт-Айтон, расположенная у подошвы местного

«Эвереста», высокого холма Розберри, была куда привлека­

тельнее захолустного Мартона.

На новом месте Кук несколько лет посещал школу.

Учитель этой школы ознакомил его с хитростями англий­

ской орфографии, искусством письма и начатками арифме­

тики.

Учиться приходилось урывками, много времени и сил

отнимала работа на конюшне и на ферме сэра Томаса.

Сохранились кое-какие сведения о поведении Кука в

грейтайтонской школе. Он не принадлежал к числу резвых

сорванцов, вел себя очень скромно и пользовался большим

авторитетом у своих соучеников.

Вполне возможно, что чувство собственного достоин­

ства, способность к здравым суждениям и сдержанность

выработались у Кука в дошкольные и школьные годы,

когда на его долю выпало немало всевозможных невзгод.

Сдержанность... А может быть, скрытность? Один из

современных английских биографов, Э. Маклин, так

пишет о герое своей книги: «Уберечь от чужих глаз свою

личную жизнь — для этого требуется немалое искусство.

Однако Кук преуспел в этом»1.

И в самом деле, в дневниках своих (а Кук вел их, «про­

таскивая себя через все виды морской службы», двадцать

три года) о личных делах, жене, детях он не упоминал

вообще. «Приватные» темы Кук не часто затрагивал и в

своей переписке, причем на письма он был весьма скуп.

Алфавит

Похожие книги

Замечательные географы и путешественники

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.