Избранная лирика

Ушаков Николай Николаевич

Серия: Библиотечка избранной лирики [0]
Жанр: Поэзия  Поэзия  Лирика    1964 год   Автор: Ушаков Николай Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранная лирика (Ушаков Николай)

НИКОЛАЙ УШАКОВ

ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА

«Библиотечка избранной лирики»

Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1964

Scan, OCR. Spellcheck А.Бахарев

СОДЕРЖАНИЕ

От составителя

Есть такая сторона...

Ночь на 25-е

16 часов 27 января 1924 года

Три ландштурмиста

Стойкий солдат

Ты входишь в сад

Московская транжирочка

Вино

Мастерство

Харьков

С новосельем!

В газетном комбинате

Книги Н.Н. Ушакова

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Первая книжка стихотворений Николая Ушакова «Весна Республики» вышла в

1927 году в издательстве «Молодая гвардия». Кратенькое предисловие к ней

написал Николай Асеев, крупный мастер, друг Маяковского. Асеев говорил: «Я

люблю стихи Ник. Ушакова, потому что они — движение живой и поющей, победоносной и торжествующей человеческой мысли. Я вдвойне люблю их ещё и

потому, что этот настоящий поэт ведёт и продолжает дело живой, революционной

поэзии».

Эти слова точно выражали не только мнение одного Асеева, а и отношение

к сильному таланту Ушакова поэтов, критиков, читателей.

Очевидно, автор не включил в книгу ученических стихотворений, почти

неизбежных для каждого поэта. Поэтому его первая книга сразу же сделала

известным это имя — Николай Ушаков. Замечательно, что, перечитывая первый

сборник Ушакова сейчас, много лет спустя, не находишь там ни одного слабого

стихотворения, ни одной неверной строки.

Поэт пишет крайне сжато и выразительно. Стихотворения его полны чувств

и мыслей. Все его книги читаешь не отрываясь, испытывая благодарность и

уважение.

Может быть, это выражение и покажется тривиальным, но нельзя не

сказать, что, перешагнув шестой десяток, Николай Николаевич сохранил

подлинное юношеское, живое, оптимистическое восприятие нашей

действительности.

Мы уверены, что этот сборничек, в который вошли стихотворения разных

лет, обогатит молодого читателя и послужит хорошим примером взыскательного

труда начинающим поэтам.

Ярослав Смеляков

Есть такая сторона...

1

Есть такая сторона —

русская поэзия:

дорогие имена,

редкая профессия.

Искры огонёк живой —

дар так называемый,—

вот и бродит сам не свой

автор уважаемый.

2

Пушкин, Маяковский, Блок,

Лермонтов с Некрасовым.

Раздувай свой уголек,

намечай, набрасывай!

Вот она, родная речь, —

звуков равновесие.

Как тебя нам не беречь,

русская поэзия?!

3

Чёрный глаз, крутая бровь...

Слюбится да стерпится...

Что же ты, моя любовь,

отложила зеркальце?

На семи пуховиках,

будто на железе ей...

Разгони позор и страх,

русская поэзия!

4

Каземат да равелин.

Что же вы, молоденький

благородный господин,

Собрались в колодники?

Но грозит сквозь снегосей

миру мракобесия

рвущий цепи Енисей —

русская поэзия.

5

Громоздит, ломает лёд

на волне взлетающей.

Ленин берегом идёт,

с Лениным товарищи,—

дорогие имена,

славная профессия,

поднятая целина —

всей земли поэзия.

Ночь на 25-е

Дождь дымился в эту ночь

пересевом пыли.

Толкачи скользили прочь,

путались

и выли.

А депо кипело.

Там

в паровозном зале

растревоженным цехам

ружья раздавали.

Шли цеха за счастье в бой,

разливаясь наспех,

как прорвавшийся прибой,

захлестнувший насыпь.

И над миром грянул гром...

К утру подморозило,

небо глянуло серо,

как стальное озеро.

Утром шли на тихий Дон

папахи лохматые.

Выпал снег,

и таял он.

Было 25-е.

1925

16 часов 21 января 1924 года

В тот скорбный час

единой волей,

что от ремня текла к ремню,

вдруг захлестнуло

на контроле

стеснённых стрелок беготню.

И лязг,

и грохоты,

и свисты,

и стон колёс,

и звон зубил

какой-то вихрь

на целых триста

больших секунд

остановил.

Турбины,

доменные печи

и паровозы,

как в строю,

смахнули

лапой человечьей

слезу

гремучую свою.

По этим швам,

по этим скрепам,

как бы над вольтовой дугой,

дышали ветры,

но не крепом,

а чёрной

угольной

пургой.

И, громыхая,

как по жести,

по воздуху

и проводам,

отстукивали

пульс известий

и станции

и города.

И всё,

что стало,

всё,

что стыло

среди станков,

среди снегов,

свой голос присоединило

к мильонам

скорбных голосов.

1924

Три ландштурмиста

Вдоль рудничных ям,

вдоль кремнистой

и красной бакальской* земли

в Германию три ландштурмиста

из русского плена брели.

И первый сказал:

— Я доволен —

осадную ночь напролёт

старуха моя

в мюзик-холле

на проволоке поёт.

Другой говорит:

— Слишком поздно

идём мы в родную страну:

отобраны

Эльзас

и Познань,

и сам император

в плену.

И кухня прогрохотала,

завыл кашевар

и замолк.

На смутных каменьях Урала

пирует

повстанческий полк.

Он парит кору на рассвете,

сосёт одуванчиков мёд.

С друзьями прощается третий

* Бакальские рудники на Урале.

и к партизанам идёт.

1929

Стойкий солдат

Почему-то, отчего-то

Он остался невредим.

Полтораста самолётов

бомбы

сбросили над ним.

А он спал под гром и грохот,

был и весел и здоров

от шрапнельного гороха,

от вороньих потрохов.

Азиатская холера

разгружала фронт

и тыл,

а он пил из лужи серой

и водой доволен был.

Ливни отшумели рано, —

Лёд свистел над головой, —

он гулял в фуражке рваной,

словно в шапке меховой.

Царь не удержал престола,

сапоги разбились в прах,

а он шёл, вдвойне весёлый,

в интендантских лапотках.

Ни шестнадцатидюймовым,

ни жандармам полевым

он не поддавался —

словом,

жил красивым и рябым.

Только баба голосиста —

сладкоглаза

и бела —

встретила

того артиста

и вкруг пальца

обвела.

1936

Ты входишь в сад

Алфавит

Похожие книги

Библиотечка избранной лирики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.