Избранная лирика

Луконин Михаил Кузьмич

Серия: Библиотечка избранной лирики [0]
Жанр: Поэзия  Поэзия  Лирика    1965 год   Автор: Луконин Михаил Кузьмич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранная лирика (Луконин Михаил)

МИХАИЛ ЛУКОНИН

ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА

Библиотечка избранной лирики

Издательство «Молодая гвардия, Москва, 1965

Scan, OCR, SpellCheck А.Бахарев

Содержание

От составителя. Владимир Цыбин

Коле Отраде

Приду к тебе

Лето

Отступление

Про это

Нежность

В поисках нежного человека

Утро

На перевале

Спите, люди

Обелиск

Основные книги М.К. Луконина

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Михаил Луконин вошёл в поэзию твёрдо и основательно, со стихами

мужественными и нежными. Это были стихи о не защищённом от пуль солдатском

сердце. Такое же незащищённое, легко ранимое было сердце у поэта. Вот почему

он написал: «Стихотворению форма нужна такая, как на красноармейце».

Время и поколение определялись в луконинской поэзии как самое главное, как самое коренное. Трагизм многих стихов М. Луконина — мужественный по-

солдатски, в нем нет ни грана фальши и рисовки, поэт писал по «мандату

сердца» — только то, что велели ему его память, его жизнь, его вдохновение. А

вдохновение музы М. Луконина умное и доброе. Вот почему из его стихов встаёт

удивительно нежная и отзывчивая биография сердца.

Да. Это было всё со мною,

Я помню, было.

Тяжёлой пулей разрывной меня подмыло.

Но на поверхности земнойя здесь упрямо.

Я только не хожу домой.

Прости мне, мама.

Это стихи-обелиски, стихи-памятники, поставленные поэтом в другом, внимательном сердце, которое мы зовём читательским.

Темы луконинской поэзии разнообразны, но всё же ярче всего и весомей

обозначен в ней четырёхугольник: война, любовь, мужество, земля.

Поэзия М. Луконина очень заметно влияет на молодую поэзию, и, пожалуй, вряд ли назовёшь какое-либо значительное поэтическое явление среди новых

поэтов, на которое не повлияло бы мощное «магнитное излучение» его поэзии.

В последних стихах М. Луконина еще сильнее зазвучали большая, добрая

человечность, тончайший лиризм и поиски нежного, отзывчивого сердца

человеческого:

Спите, люди, сном предутренним одеты,

Отдыхайте

Для работы,

Для игры,

Привязав на нитке дальние ракеты,

Словно детские зелёные шары.

Сердце поэта живёт не защищённым от всего, что есть в жизни. Но зато

стихи его защищают всё самое высокое и чистое, что есть в человеке. Такой

была русская классическая поэзия. Многое от неё есть и в поэзии Михаила

Луконина.

Владимир Цыбин

Коле Отраде

Я жалею девушку Полю.

Жалею

За любовь осторожную:

«Чтоб не в плену б!..»

За:

«Мы мало знакомы»,

«не знаю»,

«не смею»...

За ладонь,

отделившую губы от губ.

Вам казался он:

летом —

слишком двадцатилетним,

Осенью —

рыжим, как листва на опушке,

Зимою —

ходит слишком в летнем,

А весною —

были веснушки.

А когда он взял автомат,

вы слышите?.. —

Когда он вышел,

дерзкий

такой,

как в школе,

Вы на фронт

прислали ему

платок вышитый,

Вышив:

«Моему Коле!»

У нас у всех

были платки поимённые,

Но ведь мы не могли узнать

двадцатью зимами,

Что, когда

на войну уходят

безнадёжно влюблённые,

Назад приходят

любимыми.

Это все пустяки, Николай,

если б не плакали.

Но живые

никак представить не могут:

Как это, когда пулемёты такали,

Не встать,

не услышать тревогу?

Белым пятном

на снегу

выделяться,

Руки не перележать

и встать не силиться.

Не видеть,

как чернильные пятна

повыступали

на пальцах,

Не обрадоваться,

что веснушки сошли с лица?!

Я бы всем запретил охать.

Губы сжав — живи!

Плакать нельзя!

Не позволю в своём присутствии плохо

Отзываться о жизни,

за которую

гибли друзья.

Николай!

С каждым годом

он будет моложе меня,

заметней.

Постараются годы

мою беспечность стереть.

Он

останется

слишком двадцатилетним,

Слишком юным

для того,

чтобы дальше стареть.

И хотя я сам видел,

как вьюжный ветер, воя,

Волосы рыжие

на кулаки наматывал,

Невозможно отвыкнуть

от товарища

и провожатого,

Как нельзя отказаться

от движения вместе с Землёю.

Мы суровеем,

Друзьям улыбаемся сжатыми ртами,

Мы не пишем записок девочкам,

не поджидаем ответа...

А если бы в марте,

тогда,

мы поменялись местами,

Он

сейчас

обо мне написал бы

вот это....

1940

Приду к тебе

Ты думаешь:

Принесу с собой

Усталое тело своё.

Сумею ли быть тогда с тобой

Целый день вдвоём?

Захочу

рассказать о смертном дожде,

Как горела трава,

А ты —

и ты жила в беде,

Тебе не нужны слова.

Про то, как чудом выжил, начну,

Как смерть меня обожгла,

А ты —

ты в ночь роковую одну

Волгу переплыла.

Спеть попрошу,

а ты сама

Забыла, как поют...

Потом

меня

сведёт с ума

Непривычный уют.

Будешь к завтраку накрывать,

А я усядусь и углу,

Начнёшь,

как прежде,

стелить кровать

А я

усну

на полу.

Потом покоя тебя лишу,

Вырою щель у ворот,

Ночью,

вздрогнув,

тебя спрошу:

— Стой! Кто идёт?!

Нет, не думай, что так приду.

В этой большой войне

Мы научились ломать беду,

Работать и жить вдвойне.

Не так вернёмся мы!

Если так,

То лучше не приходить.

Придём работать,

курить табак,

В комнате начадить.

Не за утешением -

утешать

Переступлю порог.

То, что я сделал,

к тебе спеша,

Не одолженье, а долг.

Друзей увидеть,

в гостях побывать

И трудно

и жадно

жить.

Работать — в кузницу,

спать — в кровать.

Слова про любовь сложить.

В этом зареве ветровом

Выбор был небольшой, —

Но лучше прийти

с пустым рукавом,

Чем с пустой душой.

1944

Лето

Пришла, как лето, —

дочь Анастасия,

Вся в мать — солнцеволоса и добра.

Оповестила всех,

Оголосила,

Что ей в дорогу дальнюю пора.

Всё что-то шепчут трепетные губы,

Сердце жжёт тепло её руки.

И глаза загадочны,

как глуби

На переплёске Волги и Оки.

Да,

сколько тебе стукнуло?

— Семнадцать! —

Алфавит

Похожие книги

Библиотечка избранной лирики

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.