Мужчина достойный любви

Лоуренс Терри

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мужчина достойный любви (Лоуренс Терри)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Шарики! — в восторге закричала пятилетняя Аврора.

Мелисса Драммонд застыла рядом с ней в дверях, крепко сжимая ее маленькую ручонку. Они вместе глядели, разинув рот, на аквамариново-серебристые воздушные шарики, заполнившие апартаменты отеля. Шары бились о лепной потолок в стиле рококо. Устало катались по персидскому ковру. А те, которые были привязаны к горшкам с цветами, плясали на уровне глаз.

— Нам понадобится мачете, чтобы прорубиться через них, — проговорила Мелисса. — Или иголка, — едва слышно добавила она.

Аврора помчалась в середину гостиной, разгоняя вокруг себя облака шаров. Независимо от того, как отчаянно пришлось девочке с ними сражаться, в одном из уголков сердца Мелиссы зародилось теплое чувство к мужчине, который превзошел самого себя, чтобы вызвать улыбку на лице ребенка, которого никогда в жизни не видел.

Если, конечно, столь продуманный поступок не имел целью воздействовать на мать маленькой девочки.

Как бы в ответ на воображаемый звук фанфар, вошла Хелена. Грациозно высвободив одну руку из-под накидки с меховой оторочкой, мать Авроры замерла в дверях апартаментов.

— Господи, моя дорогая, ты когда-нибудь видела такое безумие?

Мелисса едва подавила улыбку. Графиня Хелена Сант-Эугения фон Шлосс Тюринген, бывшая жена принца Альбрехта, бывшая жена Алена Треншмана, французского магната, владельца танкерного флота, великолепно знала, как обставить свое появление. Не говоря уже о первой реплике при выходе на сцену. Новость о том, что Хелена вышла на охоту за очередным мужем, встряхнула всех: от британской королевской фамилии до скандальных газетенок. Аристократы всей Европы вступили в соперничество за руку мультимиллионерши и светской дамы в одном лице.

У некоторых из них оказалось более богатое воображение, чем у других, подумала Мелисса, глядя на экстравагантное зрелище. Заметив записку, привязанную к одному из воздушных шаров, она отделила ее и подала графине.

— Да это же Реджи! — воскликнула Хелена.

Реджиналд Хемптон-Смит, мысленно расшифровала это заявление Мелисса. Титул: лорд Дарби. Гражданская принадлежность: Англия. Владения: обширные. Не так давно он стал одним из соискателей, во множестве следовавших за Хеленой по пятам. Хелена в равной степени воспылала к нему страстью, судя по тому, как демонстративно она избегала его на прошлой неделе в Парижской опере. К концу спектакля он буквально упал к ее ногам.

— Отсюда аквамарин с серебром, — заметила Мелисса, кивая в направлении раскачивающихся воздушных шаров. — Это цвета его скаковой конюшни.

Хелена прижала записку к напудренному подбородку.

— Он один из самых знаменитых коннозаводчиков Англии. По крайней мере, так мне сказали.

«Сказали», — значит, сказал сам лорд Дарби, снова расшифровала Мелисса. Судя по собственному впечатлению, этот абсолютно честный, абсолютно скучный землевладелец, похоже, был склонен скрестить как можно скорее свои линии родословной с линиями Хелены.

Глаза Хелены блеснули, и она приняла мгновенное решение.

— Едем.

— Куда?

— В Бедфорд-хауз. Он пригласил нас на неделю. Будь добра, начинай собираться.

Мелисса поймала брошенное ей Хеленой приглашение, графиня же в это время проплыла в спальню и плотно затворила за собой дверь. Шары застучали о стену. В другом углу гостиной от прикосновений детской ручонки шарики пускались в пляс, а девочка смеялась.

Мелисса от всей души позавидовала неизменному простодушию и оптимизму ребенка. Последние три года непрерывных путешествий по Европе дались девочке нелегко. Единственным постоянным фактором в жизни Авроры была Мелисса. В ее обязанности, кроме всего прочего, входило дать девочке основы знаний по всем предметам. Но вскоре пятилетняя девочка будет зачислена в соответствующую школу, а это означает, что ее матери следовало бы прочно осесть. Где-то.

Пробегая пальцами по выгравированному тексту приглашения, Мелисса поймала себя на мысли, что прикидывает, а не является ли Реджиналд Хэмптон-Смит ответом на этот вопрос. Во всяком случае, шарики показывают, что этот мужчина обладает чувством юмора. И, похоже, он по-настоящему сражен Хеленой. Не слишком ли много она от него потребует, если станет ожидать, что ему понравится заодно и ее маленькая девочка?

Мелисса закрыла глаза, припоминая всех тех мужчин, которые столь беспечно пренебрегали Авророй. Веселая и общительная, девочка чуть ли не вставала на цыпочки при их появлении, ожидая от них хотя бы какой-нибудь видимости внимания, но в результате это внимание переключала на себя Хелена одним лишь своим появлением. По опыту собственного детства Мелисса знала, как больно это ранит. И когда она поступила на эту работу, она дала себе клятву, что Аврора никогда не будет ощущать себя ненужной и заброшенной, независимо от того, кто и сколько внимания уделяет ее матери.

— Все нормально, — как-то заявила Аврора, оценивая ситуацию по-взрослому зрело. — Маме нужен муж. И когда он у нее будет, вот тогда я и получу нового папу. Мне просто надо быть терпеливой.

Что может пятилетняя девочка знать о терпении? Ребенку необходимо, чтобы его считали особенным, неповторимым, любимым. Но данные Мелиссе указания были недвусмысленны: вновь собираться и заказывать билеты. Но прежде, чем этим заняться, она окликнула девочку по имени.

Аврора подбежала к ней, неся охапку шариков.

— Да, мисс?

— Мы едем в гости к лорду Дарби, тому, кто развесил эти шарики. Тебе нравится?

Мгновенно оказавшись настороже, Аврора задумалась и лишь потом ответила:

— Понравится, если я ему понравлюсь.

Мелисса опустилась на одно колено и с чувством обняла девочку.

— Понравишься, куколка моя. Знаю, что понравишься. А если нет, значит, он надут горячим воздухом, как эти шары.

Заговорщически подмигнув Авроре, она подтянула к себе шар, бившийся в потолок, и кольнула его уголком пригласительной карточки. Шар с треском лопнул.

Аврора радостно взвизгнула. В считанные секунды гостиная превратилась в агрегат машины по изготовлению «попкорна», ибо от шариков, лопающихся справа и слева, стоял сплошной треск.

Мелисса весело кольнула очередной шар. Да постигнет подобная участь любого, кто будет играть чувствами девочки, чтобы заполучить руку ее богатой матери!

Она смахнула со стола сморщенные останки доброй дюжины шариков и позвонила дежурному по этажу. Согласно приглашению, они должны были прибыть в четверг утром в Англию, в аэропорт Хитроу. Человек лорда Дарби, по фамилии Рэйли, возьмет все остальное в свои руки.

К моменту прибытия в Хитроу скептицизм Мелиссы растворился в море деталей. Опустошенная и бездыханная, она получила багаж. Следуя четким инструкциям, переданным Рейли по факсу в Париж, она направила багаж к «выходу номер один», чтобы за этим ни крылось. Вычеркнув тем самым последнее из списка дел, она проследовала к самым дальним пассажирским тоннелям Хитроу. Там она и обнаружила Хелену и Аврору, стоящих у зеркального стекла перегородки возле выхода.

Подходя поближе. Мелисса обратила внимание на собственное отражение в стекле и замерла — до чего же она растрепана! И наплечная сумка сбила блузку на одно плечо. Мелисса натянула на плечи ярко-красный длинный пуловер с глубоким вырезом, но и это не спасло положения: все выглядело как-то криво.

Мелисса почувствовала себя неловко. Она выглядела усталой. Обветренные щеки раскраснелись и потрескались. Рыжие завитки волос спускались на лоб, как хвостики воздушных шариков, из которых уже выходит воздух. Ее мать удар бы хватил. «Никогда не появляйся перед глазами мужчины в подобном виде!» — сказала бы она.

Да, появляться в таком виде перед мужчиной, наверное, не стоило бы, подумала Мелисса. Но после того, как Салли вышла замуж в пятый раз, Мелисса решила, что у нее в жизни будет другая цель. Ну и что с того, что она выглядит как раз тем, кем является на самом деле: нянькой, секретарем, дорожной компаньонкой? Она деловито следила за всеми теми мелочами, которые делали жизнь Хелены блестящей и беззаботной.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.