Последний танец (ЛП

Чейз Анжелика

Серия: Сексуальные пробуждения [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последний танец (ЛП (Чейз Анжелика)

«Последний танец» Анжелика Чейз Книга 3 и серии «Сексуальные пробуждения» Название: «The Last Dance»/«Последний танец» Автор: Angelica Chase/Анжелика Чейз Переводчик: Анастасия Конотоп Редактор: mаруся Оформление: Наталия Павлова Русифицированная обложка: Ника Метелица Перевод подготовлен для группы: Любое копирование на другие ресурсы помимо «ВКонтакте» без ведома переводчика или админа группы ЗАПРЕЩЕНО! Уважайте чужой труд, пожалуйста! Аннотация: Риз Я жил своей жизнью, пока не появилась она, со своими свежими взглядами и нереальными представлениями, каким должен быть Дом. Для освобождения мне нужно было всего лишь продать клуб и уйти. Сейчас я понял, мне есть к кому стремиться. И впервые в жизни я надеялся, что достаточно подхожу женщине. Мне было просто заботиться о женщине. Я заботился о разных женщинах по разным причинам. Но вот любить женщину было намного сложнее. Дому не нужно было говорить «Я люблю тебя» Вайолет За последние два месяца моя жизнь изменилась до неузнаваемости. Когда я решила расширить границы своей сексуальности, я не ожидала, что влюблюсь в мужчину, который одновременно успокаивает меня, но также пытает и играет моими чувствами. Реальная жизнь выбила почву у меня из-под ног. Но одно я знала точно... судьба еще не сказала свое последнее слово. Риз Я обидел ее, и это было последнее из того, что мне бы хотелось сделать. Она итак через многое прошла. Направляясь к ее дому, я был настроен все сделать правильно. Я припарковался через дорогу, позади Лексуса машины ее мужа. Я видел ее в прошлый раз, когда был здесь. Уняв свою ярость, я вышел на улицу. Заметив, что в машине кто-то сидел, я, не раздумываясь, пошел к ней. Он смотрел на дом, словно боялся. Так и надо. У меня не было времени на весь этот бред. Вайолет была в доме одна, впервые после нападения. Хоть она и сказала о скором приезде ее мамы, я не был уверен в правдивости ее слов, может быть это была отговорка, чтобы я держался от нее подальше. Ее взгляд, когда она поняла, что Брюс мой, то, как она смотрела на меня, будто я незнакомец, заставило меня оставить Брюса у соседки, и помчаться к ней. Она была почти моей, и я не позволю этому клоуну все испортить. Я постучал в окно и Алекс подпрыгнул от неожиданности. Открыв окно, он внимательно меня изучал. Я могу вам помочь? Да, ответил я, наклоняясь, чтобы наши глаза были на одном уровне. Проваливай отсюда. Не понял? он смотрел на меня, не понимая всего происходящего. Алекс, верно? уточнил я. Мы знакомы? Алекс вытер лицо двумя руками, пытаясь вытереть слезы. Но мне было наплевать. Я Риз, твоя замена. Алекс выглядел удивленным, но в тоже время немного оскорбленным. Заглянув в салон, я увидел на пассажирском сидении полупустую бутылку бурбона. Его голос был не громче шепота, когда он смотрел на дом. Она в порядке? Я узнал из новостей, и ее мать никогда бы не пустила меня к ней больницу. Они чуть не убили ее, да? Да, сказал я, мое волнение возрастало из-за его заботы. Я должен ее увидеть, голос Алекса дрогнул, и я отошел назад, когда он вышел из машины. Вцепившись в его пиджак, я прижал его к двери. Уйдя из дома, ты лишился этой привилегии. В ту ночь тебя не было дома, и ты не смог ее защитить. Зачем же делать это сейчас? Его глаза налились злостью, и он попытался меня оттолкнуть. Она все еще моя жена. Есть вещи, которые я должен ей сказать, моя кровь начала закипать, и хватка становилась сильнее. Я должен разбить твою милую мордашку за то, что ты с ней сделал. Она двигается дальше, так что уходи. Забота о ней больше не входит в твои обязанности. Ты от них отказался. А я принял на себя. Я увидел страх в его взгляде, когда я ударил его спиной о дверь. Ты прав. У меня нет ни малейшего права находиться здесь. Его лицо скривилось от боли, и я его отпустил. Я лишь хотел ее увидеть, убедиться, что с ней все хорошо, он признал свое поражение, положив руку на дверь машины. Он так легко сдался. Он не заслуживал ее. Ты не можешь ничего хотеть, когда дело касается ее. Я единственный, в ком она нуждается, твердо заявил я. Он согласно кивнул, а я покачал головой в отвращении. Жалкий трус. Я ждал от него любого глупого поступка, хотя бы жалкого оправдания. Алекс же посмотрел на дом. Я знаю, она не заслужила того, как я с ней поступил. Страдай от этого сам, а ее не впутывай, сухо ответил я. Она достаточно страдала. Алекс просто кивнул, и в последний раз взглянул на дом. Мой телефон завибрировал, когда Алекс сел в машину и уехал. Прочитав сообщение, я быстро вернулся к своей, ругаясь себе под нос. Было уже поздно. Мне нужно было забрать сына. Я вздохнул с облегчением, увидев подъезжающую машину ее матери. Алекс не хотел ее, и эта вина съедала его изнутри. Он не заслуживал ее прощения, да и я не позволю ему попытаться это сделать. Я больше не подпущу его к ней. Сегодняшней ночью она не будет одна, и это главное, также как и факт, что она меня любит. Вайолет Р: Я должен тебя увидеть. Могло быть хуже. Он мог вообще не отвечать. Хотя должен тебя увидеть, тоже нельзя назвать обещанием. Злая и пьяная, я призналась Ризу в любви по смс. Не самый подходящий момент. Но главная проблема заключалась в том, что я влюбилась в мужчину, которого почти не знала. Я сама не понимала, тянет ли меня к мужчине, которого до недавнего времени я считала открытой книгой, кто был легок в общении, имел свободный взгляд на жизнь, чьи глаза излучали искренность, чьи руки нежно меня касались, и у кого было безграничное терпение. Или же мне больше нравился мужчина, чей голос занимал все мои мысли, вызывал дрожь во всем теле, заставлял мое тело гореть от желания, имел жесткие приделы и был недосягаем. Риз был обоими этими мужчинами, но как много я знала о его жизни? Я должна была лучше его узнать, прежде чем мы двинемся дальше. Рано утром, я прогнала маму из дома, и весь день бегала по дому, проводя инвентаризацию, понимая, что пропало после ограбления. Я сходила в магазин и купила ковер, прикрыла им огромный кровавый след, до тех пор пока не перестелю полы. Я была на кухне, писала список необходимых вещей, когда услышала стук в дверь. Испугавшись, я подпрыгнула на месте и выронила список. Успокойся, Ви. Сделав глубокий вдох, я взяла первое попавшееся под руку молоток для мяса, и подошла к двери. Кто там? Курьерская служба Крита. Осторожно, я открыла стеклянную дверь и посмотрела на вполне безобидного мужчину. От кого это? Он взглянул на конверт, затем на мой молоток, прежде чем раздраженно посмотрел на меня. Да, дружок. Я сумасшедшая. Алекса Харвелла. Я открыла дверь шире и расписалась в указанном им месте. Я быстро захлопнула дверь, не желая видеть его выражение лица, когда он разглядит синяки на моем лице. Я ошиблась, полагая, что это будет легко, но даже простой поход по магазинам привлек массу внимания ото всех. Я мило отказывалась от любой предложенной мне консультации, мне просто хотелось, чтобы меня оставили в покое. Заперев дверь, я вернулась на кухню и в течении нескольких минут стояла, уставившись на пакет, прежде чем решила открыть его и согласиться со всем, что там будет мне предложено. Мне не нужен был грязный развод, мне хватило и ужасного брака. Это был полный провал. Открыв конверт, я увидела официальные документы. Все было сделано очень быстро. Внимательно прочитав, я поняла: дом остается мне, также как выкупленная из кредита машина; еще мне полагаются алименты, которые я получу единовременно. Я перевернула страницу, чтобы посмотреть, сколько именно мне полагается, и замерла. Семьсот пятьдесят тысяч долларов! Что же получается дом, машина и почти миллион долларов. Я была счастлива, больше чем счастлива, но с другой стороны, пока было рано радоваться. Я позвонила своему адвокату, отправила ему подписанные документы, с указанием, отправить их и закончить мой развод в течение следующих пары дней. Я давно мечтала об этом, поэтому хотелось как можно быстрее покончить с этим. Чуть позже я позвонила Молли и попросила об одолжении. После этого, я позвонила своему врачу и записалась на прием на завтра, проверить шею и лицо. Я уже заканчивала инвентаризацию, и упаковывала одежду, когда раздался сигнал телефона. Р: Привет. В: Привет. Р: Не могу перестать думать о тебе. В: Я была уверена, ты сменишь номер. Р: Не жалей о сказанных тобой словах. В: Сейчас совсем не доверяю своим чувствам. Р: Звоню тебе. Телефон зазвонил, я взяла трубку, продолжая разговор. Я сразу перешла к делу. Риз, я была расстроена, пьяна, эмоционально и физически напугана. Ты не можешь взять слова назад, и я не хочу, чтобы ты это делала, мое сердце сжималось от звука его голоса. Он оказывал на меня слишком сильно влияние. Я вздохнула от мысли, что, находясь рядом с Ризом, я никогда не смогу себя контролировать. Ладно, я не собиралась забирать свои слова, я просто хотела объяснить свое поведение. А мне даже нравится, когда ты становишься немного дикой. Это означает, что я тебе небезразличен, поразмыслил он. Так и есть, но скажи мне, Риз, этого ли ты хочешь? Мне кажется, я навязываюсь, и если честно, чувствую себя при этом довольно жалко, сказала я, и мой голос немного дрогнул. Ты забыла? Ведь именно я это начал, Вайолет, я, не ты. Мне нужно тебя увидеть. Могу ли я вечером заехать к тебе? Я закрыла глаза и представила его руки на моем лице, его поцелуи. Я хотела этого больше всего на свете. Риз, я уезжаю. Уезжаешь? я слышала грусть в его голосе. Я сделала глубокий вдох. Прежде чем я отключилась вчера вечером, я все думала, как начались наши отношения, и по моему поведению у тебя было полное право скрывать его от меня. В первую очередь, ты заботишься о Брюсе, и это правильно. Поэтому, я больше не расстроена. Я рад это слышать, но мне хотелось бы уточнить про часть, где ты уезжаешь, огрызнулся он, и его голос становился немного взволнованным. Это не надолго. Всего на неделю. У родителей моей подруги Молли есть дом на Большом Каймане, и мне захотелось туда съездить, и пока я буду в отъезде, я хочу начать с тобой отношения, мы как бы сможем начать встречаться. Вайолет, это будет довольно сложно. Напротив. Мы будем разговаривать каждый день. После долгой паузы он продолжил. Что ты делаешь? Убегаешь? услышала я. Могла поклясться, сейчас он расхаживал по дому. Прошу тебя не расстраивайся. Я стараюсь узнать тебя лучше. Будь мы сейчас в одной комнате, чем бы мы сейчас занимались? Трахались... и только потому, что ты бы меня умоляла об этом. Тебе не нужно уезжать, чтобы начать со мной серьезные отношения. Вайолет, я могу держать себя в руках. Если честно, я весьма преуспел в этом деле. Все мое тело завибрировало от его признания, неутолимой жажды во мне. И эти слова еще больше возбудили меня. Ну, все, официально: я больная женщина. Я не хочу, чтобы ты держал себя в руках. Я просто хочу съездить в отпуск, и, по словам моего адвоката, после возращения, я официально буду разведенной. Мне нужна эта поездка. Я хочу ее. Мне кажется, я ее заслужила. Мне есть о чем подумать. И я хочу вернуться отдохнувшей, исцеленной и разведенной. Я не хочу, чтобы глядя на меня сейчас, ты вспоминал случившееся той ночью. Я хочу, чтобы при взгляде на меня, ты видел только меня, и без фамилии другого мужчины. Я и здесь могу принять тебя такой, какая ты есть, настаивал он, и его тон был больше разочарованным, нежели раздраженным. Я это понимала. Звучит мило, но сейчас ты ведешь себя немного... эгоистично. Да, черт возьми, так и есть, раздраженно ответил он. Между нами повисла тишина. Сейчас он не мог, как привычно все контролировать, и я едва не усмехнулась от этой мысли. Протяжно выдохнув, он продолжил: Хорошо, Вайолет, я буду с тобой встречаться. Я сделаю все, что захочешь, лишь бы вернуть тебя на мое крыльцо. И в следующий раз, когда ты там окажешься, я ни за что тебя не отпущу, нежность в его голосе дошла прямо до моего сердца. Риз, мне кажется это крыльцо проклято. Да и я не жду, что ты будешь вести себя как Казанова. Я хочу знать о тебе самые банальные вещи, такие как твое второе имя, любимую футбольную команду, и все о твоем сыне, говоря это, я скидывала вещи в огромный чемодан. Все это ты можешь выяснить и здесь, не нужно для этого уезжать. На этот раз я не сдержала смешок. Мои страдания кажутся тебе забавными? он повторил мои слова. Да, Риз. Кажутся, но только потому, что я знаю, как сильно тебе хочется сейчас отдать приказ. Я не уверена, что могла бы устоять, если бы ты приказал мне, сейчас же доставить к тебе мою киску. Я дала ему время подумать над моими словами. Я проверяла его, и его рычание, показало, он прошел проверку. Я лучше в этом разбираюсь. Я всегда даю тебе то, в чем ты нуждаешься, я не потому, что только мне этого хочется. Тогда мы договорились, с надеждой произнесла я. Ты не оставляешь мне выбора, но да. Ты в какой-то степени меня наказываешь. Возможно, правдиво ответила я. Я хотел тебе сказать. У меня и в мыслях не было причинять тебе боль. Я хочу тебе верить, Риз. Так и будет... но запомни, Вайолет, по приезду ты заплатишь мне за все стояки, какие у меня будут на протяжении всей следующей недели. И пусть это будет КРАСНЫЙ, пропела я, и повесила трубку. Как только я застегнула чемодан, я получила сообщение. Р: Просто возвращайся ко мне. По щекам побежали слезы, но я утерла их. Они были ни к чему. Ведь это не конец, а только начало. День 1. Вайолет После моих настойчивых уговоров, родители Молли согласились принять от меня оплату за недельное пребывание в доме. Я уехала из Саванны так и не повидавшись с Ризом, и если бы я это сделала, то сейчас бы не стояла у входной двери потрясающей виллы на Кайманах. Дом был большим, двухэтажным особняком, с крышей в испанском стиле, с прямым выходом на океан. У меня захватывало дух от вида из каждого окна. Все окна были открыты, предлагая мне панорамный вид на всю территорию, заставляя думать, будто в округе нет ничего кроме тропического леса. Из комнаты в комнату, под ногами красовалась мозаика от темно голубого до бирюзового цветов. Я выбрала большую комнату с огромной кроватью с великолепным видом на океан. Сделав важно дело, а именно распаковав вещи, я поспешила зарыться пальцами в песок. Кожу обдувал теплый бриз. Я одела огромную шляпу, прикрывающую шрамы на лице и шее, желая защитить их от ожогов, я вышла на берег со двора дома. Сделав глубокий вдох, я слушала шум волн. Здесь я ощущала покой. Именно то, что мне нужно было. Вот это жизнь, Ви. Я провела день, валяясь на солнце, и читая первую за этот месяц книгу. Я держалась от книг подальше, точно следовала первому правилу Риза. После заката, мне больше не было смысла оставаться на берегу, поэтому я вернулась в дом, и поняла, что мне нечего есть. После душа, я вызвала такси, и поехала в местный ресторан, который посоветовал водитель. Я сидела за столиком, пила «Маргариту» с манго, когда отправила первое сообщение. В: Здесь так красиво. Чем дольше я тут нахожусь, тем больше понимаю, что это было правильным решением. Для полного счастья мне лишь не хватает одного. Р: Я теперь иду в комплекте. В: Я знаю. Можешь вернуться к Брюсу, если я не вовремя. Р: Все нормально. Чем ты сегодня занималась? В: Провела целый день в воде. Р: Какого цвета у тебя купальник? В: Красный. Р: Мой любимый цвет. Я даже могу тебя в нем представить. В: В этом нет необходимости. Я отправила ему несколько селфи в воде, и в доме. Я долго ждала его ответа. Р: Ты хоть представляешь как тяжело со стояком гулять с ребенком? Я громко засмеялась, и в этот момент мне принесли мой заказ, и я тут же извинилась. В: Прости. Р: Не стоит, надеюсь ничего плохого обо мне не подумают. В: А чем ты сегодня занимался? Р: Работал, забрал Брюса, отвез его гулять к фонтану в Форсит Парке, где он убежал от меня, а мне пришлось кричать, чтобы его остановили. Клянусь тебе, этот ребенок научился бегать быстрее, чем ходить. В: А сколько ему? Р: 15 месяцев. В: А его мать? Р: Ее нет, и она не появится. Так что, никаких семейных разборок. Я засмеялась и откусила большой кусок от энчиладас, и на минуту задумалась. В: Она умерла? Р: Нет, я все тебе расскажу, но только когда увижу тебя. В: Хорошо. Р: Больше никакой лжи и секретов между нами. В: Никаких секретов. Р: Я пойду покормлю Брюса, уложу его спасть и позвоню тебе. В: Отличный план. Р: Вайолет, ты в этом купальнике. Я хочу тебя вылизать. Я тяжело сглотнула, когда внутри начались сокращения. В: Поторопись. Я хочу услышать твой голос. И поцелуй Брюса от меня. Закончив ужин, я заехала в магазин, купила продукты и все необходимое, а потом вернулась на виллу. У меня было время прогуляться по острову, но сейчас я была поражена домом, и хотелось провести время именно там. Я сидела на террасе на удобном кожаном диване, слушала шум океана, пытаясь написать план на будущее. Я сидела больше часа, но так ничего и не написала. Это было не сложно. В мире было миллион мест, которые я хотела посетить, массу вещей сделать, но все это казалось таким... поверхностным. Путешествия казались мне не таким уж главным. Я думала только о доме, как бы мне хотелось быть в его теплых руках, тех, которые сейчас в Саванне, штата Джорджия. Я просто не хотела так быстро впасть в зависимость от этих рук. Именно об этом я говорила Ризу. Я не хочу в нашу следующую встречу быть Миссис Харвелл. Я хочу быть свободной от этого имени, шрамов, и всего того, что может испортить мою новую жизнь начало наших отношений. Я не искала любовь, но так случилось, и я ни на секунду не откажусь от нее. После еще одного часа, проведенного с пустым белым листком, я сдалась и обрадовалась, когда мой телефон зазвонил. Я улыбнулась, провела пальцем по экрану и его голос тотчас поприветствовал меня. Я не могу оторваться от этой чертовой фотографии, и я хочу тебя. Черт, как же сильно я тебя хочу. Я так сильно сжала бедра и едва не упала с дивана. Выронив телефон, я поспешила его поднять. Мое дыхание стало отрывистым, и я не могла перестать представлять, что он мог со мной сделать. Выравнивая дыхание, я нервно хихикнула и только после этого смогла ответить. Ты тоже можешь довести меня до такого состояния, прохрипела я. Да? его голос был немного грубым. И как же? Отправь мне фото Брюса, пробубнила я. Мне стоит начать ревновать к собственному сыну? удивленно спросил он. Да, тебе потребовалось несколько месяцев, чтобы завоевать меня, ему же хватило и 10 секунд, пошутила я. Ух ты... похоже, мне придется взять пару уроков обольщения у ребенка, который днем играл с голубиным пометом. Ты знала, что эта штука токсична? Боже, мне сегодня вряд ли удастся уснуть. Я расхохоталась, на что Риз фыркнул. Я обожала его в роли папы. Также как и того страстного и дисциплинированного любовника, управляющего моим телом. Я замолчала, и он почувствовал мое замешательство. В чем дело, Вайолет? Риз, мы же сможем иметь и то... и другое? Это и... что было раньше. Ты только не обижайся, но разве это плохо, что я хочу и то и другое? Мы ты и я, когда дело доходит до постели, мы... Несомненно, подтвердил он, прежде чем я успела закончить. Но как? Оставь это мне, сказал он, с легким налетом высокомерия в голосе, и боже, как я его любила. Давно ты в Теме? Начал, когда мне было 21. Ого. Это дает ему 13 лет опыта. И он многому научился. Во мне проснулась ревность, и мне нужно было ее успокоить. Должно быть, он переспал с сотнями женщин. Вайолет, даже не смей об этом спрашивать, это не твоего ума дело. Значит, ты переспал с сотнями женщин? ЧЕРТ, Вайолет. Плохое у нас свидание по телефону, он казался удивленным, но я знала, он был осторожен. Прости, мне до этого не представлялось возможности встречаться с Домом, игриво ответила я. Тем более не только ты можешь задавать вопросы. Но чтобы ты знала, их было всего пять. И ты единственная и последняя женщина, для кого я хочу быть Домом. Я говорю серьезно. Это было впервые, когда Риз говорил о развитии серьезных отношений, и совместного будущего. Риз, почему ты в тот вечер был в чате? По той же причине, что и ты. У меня были тяжелые пятнадцать месяцев. Мне стало скучно. Большую часть времени, мои дни скучны и однообразны. Я столько раз пересмотрел эпизоды Bunnytown, что при первых же нотах заставки, мне хотелось поубивать эти игрушки. Я не мог привести домой сабу. Я старался все сделать правильно. Но ты же захотел со мной встретиться? спросила я, и меня переполняло любопытство. Скажу откровенно, я сидел на диване и просматривал сайт. Читал данные по новым членам. Я видел, как ты вошла, но за несколько часов в сети, так ничего и не написала, поэтому я заговорил первым. А потом? А потом мне стало любопытно. Мы как бы были в одном положении. Оба нуждались в одном и том же. Тебе хотелось поэкспериментировать, а мне нужна была саба без каких-либо ожиданий. Получается, я свалилась, как гром сдери ясного неба, да? Сначала, я хотел найти тебе партнера среди одного из членов клуба. Хотя я никогда так не делал. Ты казалась такой потерянной, а мне хотелось найти тебе место. Я считал, что помогаю тебе. Я благодарила вселенную, за то, что в ту ночь вышла на этот сайт. И что теперь? Разве это не может продолжаться? Я не могу владеть этим клубом. Как я говорил, я никогда к этому не стремился. И если говорить начистоту, ни одна саба, не захочет встречаться с отцом-одиночкой. Да и я не особо хотел с ними встречаться. Некоторые их потребности были невыполнимыми. Я не мог сорваться посреди ночи и ехать удовлетворять их. На следующий день после нашего общения, я решил, найти себе более подходящую женщину. Но потом, я увидел тебя на мониторе охранника. Я молчала. Я хотела услышать больше. Он даже не представлял, что сейчас со мной творилось. Я вся горела, и сочилась вагой. Звук его голоса, натягивал нервы в каждой клеточке моего тела. И? Ты умираешь от желания услышать это, да, Вайолет? Да, выдохнула я. Пожалуйста, скажи мне. Ты же сейчас мокрая и представляешь, как я посасываю и трахаю тебя, да? Я тебя знаю. Но сегодня этого не будет. Будь ты проклят, всхлипнула я, а он засмеялся. Даже находясь в Саванне, я могу контролировать твое тело. Скажи мне, жаждет ли меня, моя прекрасная розовая киска? Наверное, она сейчас сжимается, вся набухшая, влажная, голодная до моих прикосновений. Боже... пожалуйста... замолчи, я встала и пошла в ванную, умыть лицо холодной водой. Тебе не следовало убегать, дразнился он, пока мои конечности сгорали от желания. Я стояла в ванной и лицезрела первые признаки возбуждения от слов Риза. Соски стояли, щеки раскраснелись, и кожа блестела от пота. Риз, я готова для тебя. Как у тебя это получается? я наклонилась вперед посмотреть на свои зрачки, они были расширены. Не трогай ее, Вайолет, приказал он, его низкий рык лишь усилил мою нужду. Я не могу, Риз. Мне все равно это не поможет, тяжело дыша, ответила я. Ты никогда не кончала от своих пальцев? он казался крайне шокированным. Нет, но я пыталась. Делала это как 16-летний парнишка, но безрезультатно, призналась я. О, детка, это настоящая трагедия, пробормотал он. Я всхлипнула от его ответа, от того как он старался быть нежным со мной. Риз был единственным мужчиной, которому было под силу быстро и легко довести меня до оргазма. Все дело было в химии между нами. Один его взгляд, и я готова на любую предложенную им игру. Чувства, которые я к нему испытывала, ранее считаемое мной невозможным, сейчас превращали в простое, интимное, захватывающее и чертовски идеальное. У Риза были не просто нужные навыки, Риз был правильным мужчиной. Именно для этого у меня и были игрушки, я вздохнула, выключила в ванной свет, и направилась в свою спальню, слушать шум океана, вдыхать морской бриз и любоваться на полнолуние. Это было невообразимо. Я легка на кровать и укрылась покрывалом. Я слышала, как Риз ходил по дому. Игрушки это жалкое оправдание для мужчин, которые слишком ленивы, чтобы делать свое дело. Он говорил с отвращением, и это вызвало у меня смех. Милый, прости, что разочаровала тебя, игриво добавила я. Но это единственный способ пока я... в одиночестве. Хрень полная, и я тебе это докажу. Черт, это настоящий кошмар, и я не могу приказать тебе в ближайшие минуты привезти свою киску ко мне. Да. Вид полной луны, морской бриз, красивый дом, все это заставило произнести следующее: Риз, но я оставила тебе свое сердце. Опять тишина. Черт. Что ты делаешь, Ви? Я быстро извинилась за свои слова, сердце забилось быстрее, и меня бросило в жар. Риз, здесь, правда, очень романтично, к тому же, я говорила, как мне нравятся мелодрамы. Давай забудем об этом, ладно? Еще немного поговорим, и пойдем спать. Вайолет, прекрати, его голос был уверенным. Ты не может говорить такое, а потом брать свои слова обратно. Если бы ты меня видела, то знала, что я лежу с закрытыми глазами и улыбаюсь. Не прячь свои чувства от меня. Я не давал тебе никаких на это причин. Я легла на кровать и представила его лежащего с закрытыми глазами, и вздохнула. Расскажи мне о себе. О своем детстве, родителях, сестрах. О чем ты хочешь знать? Обо всем. Мы несколько часов болтали о нашем детстве, смеялись над схожестью в нашем воспитании. Я рассказала, какой непопулярной была в детстве, и это была чистая правда, и помимо Молли, второй моей лучшей подругой была моя мама. Я была непримечательным ребенком. Вайолет, вот в этом я сильно сомневаюсь. Это правда. Даже в колледже я была очень домашней. Не такой безрассудной как сейчас. Меня можно назвать скучной, поэтому я не могу похвастаться красочным прошлым. Ты выдержала куда больше любой другой женщины, с которой я имел дело раньше, уверенно сказал он. Приму за комплимент. Я позволю тебе считать это комплиментом, игриво прохрипел он. Его мама была продавцом произведений искусства, и владела галереей в Саванне. Отец вышедший несколько лет назад на пенсию банкир. Сейчас Риз жил в доме, где провел свое детство, он выкупил его у родителей, когда те, переехали в новый район Тайби Айлэнд, в часе езды от Саванны. Он сказал, этот дом будет принадлежать его семье столько, сколько будет в его власти. Он чтил традиции. Мы перешли к теме бывших. Мне было очень любопытно узнать о его прошлом. У него было все присущее популярному старшекласснику, в том числе потеря девственности с постоянной девушкой, и после нее у него не было долгих серьезных отношений. Он понял о своих необычных предпочтениях в колледже, с одной из сексуальных партнерш. Чем больнее это было для нее, тем сильнее я возбуждался, также как и она, после чего мы поняли, что нам обоим нравится одно и тоже. Мы много экспериментировали. Я часто доходил до крайностей, пока не нашел ту, которая научила меня всему, что я знаю. А ты и сейчас доходишь до крайностей? Да, и для тебя это так и останется красным, честно заявил он. А я уже испытала все возможное? спросила я, с надеждой ожидая его ответа. Только ничтожную часть из возможного, ответил он, и его низкий голос вызвал мурашки по всему тему. Я быстро сменила тему. Всего день вдали от него, а я уже теряла контроль. У него две сестры, Хайди и Хиллари, но в семье их называют большая Х и маленькая Х. Риз самый младший из детей. Его сестра Хиллари раз или два в неделю присматривает за Брюсом, чтобы Ризу было не так тяжело. У нее у самой двое детей, и Риз чувствует себя виноватым, ведь у его сына не будут братьев и сестер. Он сказал, что он тоже сидел с ее ребенком, пока их не стало двое. Хайди, та, с кем я познакомилась за бранчем, была свободным фотографом. По тому, как он о ней говорил, я сразу поняла, она была его любимицей. Он сказал, она не особо хотела становиться матерью, но сейчас в восторге от этой идеи. Хорошо, а почему ты сделал вазэктомию? Это было больше по настоянию матери, когда она забеременела. Я знаю, что это обратимая операция, поэтому сделал. И нисколько не жалею. Знаешь, даже хорошо, что не надо больше беспокоиться об этом. Я сосредоточен на своем ребенке. Риз, а ты хочешь еще детей? опять с надеждой спросила я. А ты хочешь, чтобы я позвал тебя замуж? насмешливым тоном ответил он. Я не понимала. поддразнивает он меня или проверяет, и меня это бесило. ЗАТКНИСЬ ВАЙОЛЕТ. ПРОСТО ЗАТКНИСЬ. Прости меня. Я... тебе, наверное, пора ложиться. Его звонкий смех эхом разнесся по комнате, ведь я говорила с ним по громкой связи. Перестань надо мной смеяться. Если бы это было настоящее первое свидание, то я бы НЕ поцеловала тебя на прощание. Не страшно, я уже заполучил тебя стонущую, кончающую, и выбирающую имена нашим будущим детям. От его слов мое тело засветилось как новогодняя елка, и я раздраженно зарычала: Ух, какой же ты засранец, сказала я, немного сбитая толку от его игривого тона, но в тоже время сердце пропускало удары, слыша его слова. Ты такая капризная, когда возбуждена. Я бы с радостью избавил тебя от твоих страданий. Но уже немного поздновато для самолета. Скажи, Вайолет, а ты хорошо плаваешь? Риз, сказала я, стоя у окна и наслаждаясь видом. Если у нас... все получится, мне бы хотелось вернуться в этот дом, и провести с тобой несколько дней, и совсем не за беседами. Я даже не могу передать тебе, как здесь красиво. Даже фотография не сможет. Представь полнолуние, ночной океан сверкает, словно покрыт множеством бриллиантов. Запах просто невероятный, в десять раз лучше твоей соли для ванны. Я сейчас стою в абсолютно белой комнате, морской бриз колышет занавески, и все что я сейчас хочу, это тебя, обнимающего меня сзади. Пообещай мне, если мы будем парой, однажды мы приедем сюда. Но я не получила ответа. Риз? Я здесь. Господи, ты даже не представляешь, что твой голос со мной делает, под какими чарами я сейчас нахожусь. Я обещаю. Ложись спать. Завтра в тоже время? Да, спокойной ночи. Спокойной ночи. Риз Она меня убивала. Я не мог перестать смотреть на эту чертову фотографию. Она прикрыла синяки на лице, натянув шляпку ниже, оставляя только свои пухлые губы, шею, и очертание превосходных сисек, к которым я не мог сейчас прикоснуться. Также я вспоминал ее красивый живот и округлые бедра. А ее бесконечные ноги... И как я мог забыть о ее остром язычке и сексуальном попке. Она была все, о чем я мог просить небеса. Я услышал, как меня позвал Брюс, и остался стоять в дверях, не заходя в комнату. Па, па, па, па. Он не плакал, а разговаривал сам с собой. Я посмотрел на часы. Черт, полночь. Засыпай, малыш. В моей руке завибрировал телефон. Я посмотрел на высветившийся номер. Дьявол. Я не шевелился, а просто смотрел на телефон. Она не звонила больше года. Я сказал тебе, не звонить мне больше, выпалил я, как только ответил на звонок. Ты скучаешь по мне, и сам об этом знаешь, всего секунда и ее голос выводил меня из себя, словно звук царапающих ногтей по стеклу. Черта с два. Я тебе уже говорил, мне ничего от тебя не надо. Брюс начал лепетать громче, и я вышел из комнаты и ушел в ванную, чтобы она его не слышала. Я не собирался продолжать с ней беседу. Я все время о тебе думаю. Да и ты не мог меня забыть, мне было тошно от ее самодовольного и уверенного тона. Я вряд ли могу сказать тоже о тебе. Какого хрена тебе надо? И кто же она? Что тебе надо? я стиснул зубы от раздражения. Я хочу тебя, и прямо сейчас твой член, заполняющий меня, до боли знакомым соблазнительным тоном пропела она. Этот корабль уплыл 15 месяцев назад. Я получил от тебя все, что мне было нужно, сказал я, показывая, что мне неинтересен этот разговор. Риз, мы же оба знаем, что это неправда. Я не когда не употреблял слово ненависть, и не думал, что смогу произнести его по отношению к некогда небезразличному мне человеку, но я ненавидел ее. Я не стал говорить этого вслух, чтобы не радовать ее своей злостью. Мне вообще не следовало отвечать на звонок. И как он? Я ничего тебе не скажу. Это все? Ты закончила? я не мог больше выносить ее. И у меня не было никакого желания общаться с ней, словно она до сих пор хоть что-то для меня значит. Риз, пожалуйста, хотя бы приди и удовлетвори меня. Я засмеялся. Она и правда думала, что я на это куплюсь? Почему бы тебе не попросить об этом того, кто бьет тебя флоггером? Серьезно, у тебя что, совсем крыша поехала? Этому не бывать. Не звони мне больше. И как ее зовут? У тебя определенно появилась женщина. Ты всегда был мягок со своими сабами. Тебе никогда не быть хорошим Домом, прошипела она. Да пошла ты. Ты никогда не узнаешь ее имя, а она не узнает твое. Как и твой сын. Я повесил трубку. Должно быть ей совсем плохо, раз она позвонила мне. Сам не знаю, почему меня удивило то, что она позвонила и спросила об этом. Я уже ничему не удивляюсь, когда дело касается ее. Па, па, па, па! Все хорошо, сынок! сказал я, вернувшись в его комнату. Он так широко улыбнулся, и я не мог не ответить ему тем же. Когда я вошел, он пытался выбраться из кроватки. Скоро он поймет, как это делать. Молодой человек, теперь пора спать, я говорил командным голосом. Он захихикал и потянул свои ручки ко мне. Даже мой сын не воспринимал меня серьезно. Плохой из меня вышел Дом. Я не могу заставить собственного сына слушаться меня. Иди ко мне, парень. Он ткнул пальцем в памперс, я понимающе кивнул и взял его на руки. Ты единственный ребенок, который зовет своего отца, чтобы тот поменял тебе памперс. Ты или умнее, чем я тебя считал, или у тебя обсессивно-компульсивное расстройство, а это уже проблема. Он внимательно изучал меня, пока я расстегивал липучки. Знаешь, я каждый день благодарю бога, что ты похож на меня, приятель. Он снова улыбнулся, и потянул меня за нос, когда я склонился над ним. Ты маленький чертенок. Но ты уже влюбил в себя мою девушку. Я усадил его на пеленальный столик и достал телефон. Хочешь увидеть Вайолет? Тет, сказал он, желая повторить ее имя. Ага. Тет. Я увеличил фотографию. Ему, конечно, было рано смотреть на такого рода снимки, но я с уверенность мог сказать, моему сыну нравилось смотреть на красоту. Вайолет. Тет. Отлично, достаточно. Брюс посмотрел на меня, потом на телефон, и вырвав его из моих рук, швырнул его на пол. Сынок, я хочу быть с ней, но я всегда буду твоим папой. А теперь сделай мне одолжение, ложись спать. Я закрыл его глаза рукой, от чего от начал извиваться, желая убрать мою руку. Я фыркнул, и взял ее к себе в кровать, и мы оба уснули, глядя на самую красивую заставку на телефоне. День 2. Вайолет СВЯТАЯ МАТЕРЬ БОЖЬЯ, МАССАЖ! Люди как минимум раз в месяц должны делать такое, я хрюкнула от рук моей массажистки Аланы. Я продолжила: В мире было бы меньше жестокости, если бы каждый делал себе массаж. Я тебе говорю, это точно снизит уровень преступности. Алана усмехнулась, и начала прорабатывать мне поясницу. О господи, о да, вот так... охренеть как хорошо. Пардон, прости, не сдержалась. Ничего страшного, Вайолет. Я слышала и не такое, я посмотрела на нее, и она мне подмигнула. Аааааа, я постаралась больше не выражаться, не смущая нас обеих. У нее был бархатистый голос, карие глаза. Она была высокой и стройной, а ее руки могли расплавить любую статую. Я не вижу кольца на пальце, спросила Алана, не прерывая массаж. Ты здесь с кем-то? Нет, одна. Но уже начинаю жалеть об этом. Последние месяцы были настоящим безумием. Мне нужен был перерыв. Я ощущаю все это безумие на твоих мышцах, говорила она, прорабатывая тугой узел, и расслабляя мышцы. Ты даже не представляешь на сколько, ответила я, уткнувшись носом в дырку на столе, пока она растирала масло. У тебя есть двадцать минут, сказала она, и в голосе явно слышалось любопытство. Я подумала об исповеди. Я одна на Каймановых островах, и мы вряд ли когда-нибудь еще ее увидимся. Я ни с одной женщиной не делилась своими отношениями с Ризом, но все равно никак не могла рассказать всю правду. Если коротко, то я завтра я буду разведенной. Также недавно меня ограбили, избили до полусмерти, и я начала встречаться с мужчиной, который перечеркнул для меня всех остальных, но я еще плохо его знаю. Он в своем роде идеальный, но... у него есть темная сторона. Молодец, Вайолет. Изрядно ты все преуменьшила. Ого, сказала она, массируя локтем мою поясницу. Я хмыкнула, И это случилось за пару месяцев. Наверное, поэтому я здесь. Я замотала головой, когда увидела в зеркале ее расширенные глаза. В любом случае, я хочу убедиться, что влюблена в мужчину, а не только в его член. Знаешь, дорогая, по мне, так это замечательно. Я люблю немного таинственности в мужчинах. Мой телефон завибрировал, и я улыбнулась ей. А вот и он. Давай заставим его ревновать. Я застонала как раз в тот момент как ответила на телефон. Риз, о боже, какие руки, мммм. Какого черта ты там делаешь? прокричал он, пока я стонала в трубку. Мммм, да. Не останавливайся! Он нервно посмеивался в трубку. Я невозмутимо продолжила: Что? Ты совсем не ревнуешь? Чтобы ты знал, меня сейчас касается пара теплых рук. Для тебя же будет лучше, если это руки женщины, и должен ли я тебя предупредить что будет, когда я действительно начну тебя ревновать? Он говорил строго и пугающе, и я немедленно возбудилась. Вот это мне нравится больше, я тут же забыла о массирующих меня руках. Вайолет, предупреждаю, еще один стон в трубку, и твое возвращение домой будет весьма болезненным. Ммммм, промурлыкала я, думая о всех возможных вариантах наказания. Это для меня или для нее? спросил он, строгим, но в тоже время наполненным похотью голосом. Для тебя, только для тебя, Алана закончила и улыбнулась. Я махнула ей в знак благодарности и села. Твои руки мне нравятся куда больше. Тогда возвращайся, его слова были суровыми. Ему не нравилось расстояние между нами. Мое сердце сжалось. Без сомнения он хочет меня. И я была уверена, что до конца недели я здесь не задержусь. Через два дня я буду разведенной, радостно напомнила я. Хорошо, так, может, вернешься в тот же день? Я подумаю над этим, серьезно ответила я. Мне нужно возвращаться к работе. Сегодня в тоже время? Да. Ви, не забывай, тебе нужно написать хотя бы один пункт в плане на будущее. День 3. Риз. Брюс, сынок, оставь их в своей тарелке, я смотрел на своего упрямого сына, который упорно бросал хлопья на пол. Несмотря на мой сердитый взгляд, он продолжал пакостить. Я улыбнулся и покачал головой. Хорошо, сказал я, взял и высыпал пол пачки в его тарелку. Попробуй хоть что-то из этого съесть. В дверь позвонили, и на секунду во мне забрезжила надежда. Но это не могла быть она. Черт, эта женщина заняла все мои мысли. И она даже не понимала, что она со мной делала. Я открыл дверь и моя кровь сразу же закипела. Риз, мило улыбнулась она. Я знал эту улыбку, и больше не куплюсь на это. Послушай, если нужно я сделаю судебный ордер, сказал я, агрессивно шагая ей на встречу. Тсссс, сказала она, размахивая пальцем перед моим лицом. Я зашла поздороваться. Думала, стоит мне только взглянуть на тебя, и я упаду к твоим ногам, да? Она облоколась на дверной косяк и скрестила длинные ноги, и ехидно улыбнулась. Я надеялась на более радушную встречу, сказала она, наклоняясь ближе, даже слишком близко. Послушай меня. Я знать тебя не хочу. Между нами все кончено. Но я еще не закончила с тобой, она не обращала внимание на мои слова. Я получу судебный запрет. Ты ничего с этим не поделаешь. Я уже не такой малодушный, как был раньше. Ты была моим кошмаром. А теперь уходи. Я указал пальцем ей на выход, а она взяла его в рот, начала сосать, причмокивая, когда выпускала его. Я услышал как Брюс, отодвинул столик у своего детского стульчика, этому он недавно научился. Я побежал на кухню, пока он не выпал оттуда. Я подхватил Брюса как раз во время, и услышал ее шаги за спиной. Он похож на тебя, холодно сказала она. Я сжался, прижимая его к себе, зная, у меня не было иного выбора, как повернутся к ней. Я развернулся с Брюсом на руках, видя, как она в первый раз встречается с сыном после его рождения. Я не хотел, чтобы они когда-либо встречались. Но она и этой возможности меня лишила. Пошла вон. И я не шучу. Или я вышвырну тебя отсюда. Тебе нечего здесь делать! Брюс начал трястись от моих криков. Глядя на него, я улыбнулся и погладил его по голове. Все хорошо, приятель! Разве ты не скучаешь по этому? Тому, что было между нами? Как все было страстно? сказала она, полностью игнорируя ребенка на моих руках. Нет, я все забыл и живу дальше. И тебе советую. Не приходи сюда. Это только его запутает, я старался говорить тихо и цивилизованно. Она взглянула на Брюса, будто он причина нашего расставания, затем развернулась и пошла ко входной двери. Для меня он так и будет несделанным абортом. Ее слова были как красной тряпкой для меня. Если ты еще раз покажешься на пороге моего дома, я потребую твоего ареста. В ближайшее время ты получишь запретительный судебный приказ, можешь в этом не сомневаться, я шел следом за ней, наступая ей на пятки. Не обольщайся, Риз, я больше не приду. Я захлопнул за ней дверь, слыша ее визг, когда дверь ударила ее по заднице. Вайолет была права, мое крыльцо проклято. Черт. Черт, ну зачем на это делает? Я ощутил вибрацию телефона. В: Я отмокаю в горячей ванне, и готова к очередному рассказу. Прошлой ночью по телефону я рассказал ей несколько историй из неудачных БДСМ-сценариев. Они ей показались забавными. Она истерично смеялась. И я влюбился в этот звук. Р: Сейчас не самое подходящее время. В: Все в порядке? Р: Да, просто идеально. Приятного тебе отмокания. Я был слишком зол, так что над своим ответом я задумался лишь ближе к вечеру. Чем больше я думал о своем поведении, тем больше я думал о ней, о Вайолет, а не о злобной суке, которая показалась утром на пороге моего дома. Для меня она перестала существовать, и я не собирался играть в ее игры. Если она думала, что я буду думать о ней, то она просчиталась. Мои мысли были заняты женщиной, которая сначала пленила своим телом, а сейчас и разговорами. Мне хотелось бы перед ней извиниться, но не нравилась идея, делать это по телефону. Она пережила столько плохого, и никак не заслужила такого обращения как утром. Как я могу все исправить, если не вижу ее, и не могу к ней прикоснуться? В голове всплыли воспоминания о той ночи, когда я нашел ее на полу в луже крови. Я получил ее сообщение о помощи, и через пятнадцать минут был у нее дома. Я мог бы позвонить в полицию, но не знал точно, где она находится, поэтому для начала решил проверить ее дом. Следующая картина раз за разом повторялась, стоило мне только об этом подумать. Распахнутая дверь, но закрытая вторая дверь, в груди сдавило от возможных сценариев происходящего в доме. Я открыл дверь, боясь шуметь и прикасаться к ней. А потом я увидел огромную лужу крови. Если бы она была мертва, то я бы никогда не оправился от такого горя. И я знал, без нее, я бы никогда не был прежним. Когда я подбежал к ней, то опустился на колени, проверяя ее пульс. Он был, слабый, но был. Поднял ее на руки, и зажал рану на шее, из которой бежала кровь. Она была одна в доме на Большом Каймане. Черт. Если бы она только знала, как сильно я переживаю о ее безопасности. По крайней мере, она не боялась оставаться одна, именно поэтому я не говорил ей о своих опасениях. Однако, мне удалось пробраться к ней в дом, в тот вечер, когда мы поругались из-за ее мужа. Я еще ни с одной женщиной не был так близок. Я должен был дать ей шанс все объяснить. Тогда она не была бы сейчас на каком-то острове, гадая, кто я такой, и почему не рассказал ей о том, о чем должен был признаться еще месяц назад. Всю вину от случившегося я ощутил, когда она лежала в больнице. И я больше никогда так не облажаюсь, особенно с ней. Когда я уложил Брюса спасть, я позвонил извиниться. Прости, сегодня было паршивое утро, я даже не позволил ей закончить свое приветствие. Я поняла. Что случилось? я слышал, она была на грани. Я довел ее до такого состояния. Она это не заслужила. Мы можем не говорить об этом прямо сейчас? Никаких секретов, напомнила она мне. Это не секрет. Давай будем считать ее отложенной темой, предложил я. Ладно, как я понимаю ты все еще зол. Я бы с радостью предложила свою попку, чтобы ты выплеснул всю свою ярость, я мог представить ее улыбку после таких слов, и застонал в ответ. Она идеальная. Именно поэтому я сегодня не смог закончить работу. Расскажи мне о музыке, пробормотала она, и ее голос успокаивал меня. О музыке? Ага, расскажи, какую музыку ты любишь. У меня слабость к хорошим гитарным соло, ответил я, и начал расслабляться впервые за целый день. Я поднялся по лестнице, проверил Брюса, разделся в своей комнате и направился в ванную. Ххммм, интересно, игриво растягивая слова. Не особо, я удивился ее любопытству к таким мелочам. Я принимаю ванну. Почему бы тебе не присоединиться ко мне? Я сегодня уже принимала ванну. Как раз лежала в ней, когда писала тебе. Ты что забыл? Прими еще одну, предложил я. Хорошо, я услышал шум воды, пока она набирала воду, и минуту спустя, мы оба лежали в ванной. Забавно, у тебя немного женская привычка, Риз она засмеялась, и я присоединился к ней. Ванна расслабляет. Я не пью, пока Брюс со мной, так что, это единственный способ. Прошу, не надо потешаться над «Папочкиными водными процедурами». Я не потешаюсь, а констатирую факт. Не забудь добавить соль, она вновь засмеялась, и я услышал громкий всплеск. Мило, а ты само очарование. В моих мыслях, после твоего отъезда я уже раз сто отшлепал тебя по попе. Я знал, мои слова привлекли ее внимание. Тогда хорошо, что моя попа здесь в полной безопасности, она тяжело вздохнула, и я мог представить ее ореховые глаза, полуоткрытые губы. Мою ванну больше нельзя было назвать расслабляющей. Завтра День благодарения. Вайолет, я не хочу, чтобы ты оставалась совершенно одна. Со мной будет курица, которую я собираюсь приготовить, пошутила она. А я впервые решил приготовить индейку, я засмеялся от этой мысли. Что смешного? она спросила, но от ее шелковистого голоса мне сложно было сконцентрироваться на ответе. Я, Брюс, и сгоревшая индейка. Я не могу дождаться, когда ты узнаешь его получше. Он у меня двенадцатикилограммовый Годзила. Расскажи мне о нем, сладко пропела она. Что ты хочешь знать? уточнил я, скручивая полотенце, кладя его под голову. Все, вздохнула она. Прежде чем я забрал его из больницы, я погуглил все, и я действительно имею ввиду все. Я посмотрел видео, чтобы понять что к чему. Было много проб и ошибок. Мои родные мне помогали, но большую часть времени я справлялся самостоятельно. Я думал, будет легче. Покормить, одеть, и сменить подгузник. Я не придавал значение ни сну по часам, ни времени кормления, ни запасной одежде, на случай детских неожиданностей, я остановился. Я никогда не видел себя в роли отца. Всю свою жизнь, я был довольно эгоистичен со своей свободой. Мне нравилось думать только о себе. А потом я узнал о ее беременности, и даже мысли не допускал, об избавлении от него. Думая о том, что мне пришлось пережить, чтобы стать его отцом, я рассказал ей правду. Я молил ее сохранить ему жизнь. Я приходилось каждый день упрашивать ее оставить его, до тех пор, пока было поздно делать аборт. Я подумал о сыне и улыбнулся. Он самое лучшее, что случилось в моей жизни. Жизнь так кардинально поменялась, я даже не успел осознать, что все свое время посвящаю отцовству. Ты была первым, что я себе позволил после его рождения. Пожалуй, именно поэтому я не спешил тебе рассказывать я хотел опять побыть эгоистом. На другом конце трубки была лишь абсолютная тишина. Вайолет? Можно я тебе перезвоню? Конечно, что-то... Вайолет. Когда я перестала хныкать в полотенце, я подождала несколько минут, чтобы мой голос успокоился, и я смогла перезвонить ему, не выдавая своих эмоций. Эта женщина, о которой он скользь упомянул, заинтриговала меня. Да какая женщина не захочет заводить семью с Ризом? У меня не было права судить, да я толком ничего о ней и не знала, но уже сейчас она мне не нравилась. На первый взгляд мне показалось, она бросила их обоих. Я не должна обращать внимания на эти чувства. Если честно, когда он говорил о своей борьбе и о любви к сыну, у меня в душе закрались сомнения. Мотнув головой, прогоняя неприятные мысли, я перезвонила Ризу. Прости, нужно было сходить в туалет, это было единственным пришедшим мне на ум оправданием. Я хотела обсуждать с ним серьезные тему, но боялась, что эмоционально не выдержу их, поэтому я продолжила с того места, где мы остановились, но в более легком тоне. Значит, завтра вы с Брюсом готовите индейку? Я готовлю одну из четырех индеек, спокойно ответил он. Чаще всего День благодарения я провожу у родителей. Я тоже впервые отмечают его не с родителями. Я не подумала о праздниках, когда собиралась в поездку. Но ты ее заслужила. Тебе нужен был перерыв. Только умоляю, скажи мне, что ты закрываешь дом и проверяешь замки? Беспокойство в его голосе опустошило меня. Я не думала, как сильно он обо мне беспокоится, но была тронута его заботой. Клянусь тебе, я все закрываю. Кстати, я теперь постоянно ношу с собой небольшую палку. Иногда мне немного страшно, но потом я успокаиваюсь, вспоминая, что все двери закрыты, и я в полной безопасности. Иногда бывают тяжелые дни. Скажу по правде, раньше я считала безопасность само собой разумеющейся. Мне не следовало поднимать эту тему, едва слышно сказал он. Нет, это не запретная тема. Я одна в огромном доме, но я даже не задумывалась, как мы оба будем переживать по этому поводу. Если честно, я приехала сюда обдумать свой следующий шаг, собраться с мыслями и силами, но я это сделала еще до отъезда сюда. Я перестала много пить, погрузилась в работу, и тренировки, я говорила словно оправдываясь. Но так и не смогла написать ни единого пункта в плане будущей жизни. Я вздохнула и вылезла из ванной. Не пойми меня неправильно, здесь так красиво, и у меня роскошный загар. Но ты убежала, настаивал он. Да, я убежала, согласилась я. Я была благодарна ему, когда мы сменили тему. Опиши мне свое отражение в зеркале, его голос мгновенно довел меня до грани, заставляя ускориться мой пульс. Голая, не спеша проговорила я. Ты же не пытаешься заняться со мной сексом по телефону? Нет, но если бы я был сейчас рядом... Черт, я бы такое вытворял с твоими губами и киской. Я была мокрой, безумно мокрой, хотя уже успела насухо вытереться полотенцем. Скажи мне о чем-нибудь, пожалуйста с придыханием сказала я, ощущая, как мой пульс ускорился еще больше, а в отражении с легкостью можно было увидеть мое возбуждение. Я бы раскрыл тебя и лизнул, но только раз, снизу вверх всей плоскостью языка. Соски напряглись от одного этого предложения. Ладно, скажи еще что-нибудь, взмолилась я. После этого я бы остановился, потому что ты так близка к оргазму. Я бы поглаживал вокруг клитора, в то время, как мой язык трахал бы тебя, так как тебе хотелось бы большего... но у тебя не было бы времени попросить об этом, потому что стоило бы тебе чуть шире расставить ножки, я бы начал так быстро лизать клитор, вставляя в тебя пальцы и трахая тебя ими, что ты бы кончила сильно, сжимая ноги вокруг моей шеи. Ты замечала, что делаешь так? Когда ты кончаешь, ты обхватываешь мою шею ногами и сжимаешь. Еще? Нет, твердо ответил он. Скажи мне, чем ты сейчас занимаешься? Наблюдаю, как мое тело реагирует на тебя. Может мне стоит потрогать себя? Нет, это моя работа. Возвращайся, и я сделаю все в точности, как описал, его голос был возбужденный и голодный. Вернусь. Риз, теперь я ненавижу свой дом. Для меня это больше не дом. Это могила всего дерьма, случившегося в моей жизни. Я только сейчас это поняла. Наверное, я продам его. Я покажу тебе, где твой настоящий дом, его голос дрожал, и я знала, он возбужден не меньше меня. Риз, я так сильно тебя хочу. Черт, возвращайся сейчас же, серьезно скомандовал он. Возвращаюсь. Я уже собираю вещи. Клянусь тебе, если бы я могла написать только один пункт, стоящий сделать перед смертью, я бы сразу вернулась домой. И чтобы ты написала? «Поезжай в Саванну». Я позвоню тебе и скажу когда мой самолет. Больше никаких неожиданных визитов. Вайолет, он замолчал. Да, ответила, собирая вещи, умирая от желания вернуться к нему. Я твой. Я нервно всхлипнула от его слов, от чего он опять замолчал. Я хотела услышать больше, поэтому ждала, что он скажет дальше. Сейчас его голос окутывал меня как мягкий шелк. Я понимаю, чего ты боишься. Знаю, почему ты убежала. Я должен был раньше рассказать тебе о Брюсе, но тогда я не был уверен, как сейчас. Я знаю, все происходит очень быстро, и ты едва развелась, но мы оба знаем, ради того, что есть между нами можно и рискнуть. Больше никаких вопросов и сомнений. Возвращайся ко мне, влюбляйся в моего сына, как ты этого и хотела. Он полюбит тебя в ответ. В этом мире теперь есть двое мужчин, которым ты нужна. Я опустилась на кровать рядом с открытым чемоданом. Я не могу позволить себе влюбиться, и снова быть отвергнутой. Я этого не переживу. А с тобой, Риз, я знаю, это будет невыносимая боль, призналась я. Я твой, именно эти два слова были всем, чем нужно. Хорошо, прохрипела я. Хорошо. Я повесила трубку, и позвонила в авиакомпанию. Я переоформила свой билет на самый первый пятничный рейс. Я не смогу улететь раньше из-за праздников. Быстро написала Ризу сообщение, сообщив о рейсе, и о том, что в полдень в пятницу я буду у него. Я больше не могла слышать его голос и не быть с ним рядом. Я сразу же легла спать, видя во сне две пары серых глаз, пленивших мое сердце. День 4. Вайолет. Р: Я сжег свою гребанную индейку. Как такое вообще возможно? Разве эти штуки не готовятся часами? В: Жаль это слышать, но я чуть не описалась, смеясь над тобой. Позже я расскажу, как правильно это делать. Р: Еще только полдень, а день уже превращается в катастрофу. В: Если тебе станет лучше, то я забыла разморозить курицу, потому придется есть разогретый микроволновке буррито. Р: Мне не стало легче. Мне грустно. Но ничего, у нас остается еще три индейки, я оставлю тебе немного, и мы сможем устроить пикник в кровати. В: Пикник в кровати звучит очень романтично. Р: Я могу быть романтичным. Пока я готовил, то услышал одну песню, и сразу подумал о тебе. В: Правда? Песня обо мне? Р: Ага, и умопомрачительным гитарным соло. В: Хммм. Отправь мне ссылку. Р: Боже мой, я была весьма требовательна к музыке. Я сидела, смотрела на ссылку, гадая под какую же песню он думал обо мне. Решив не гадать, я перешла по ссылке, и чуть не умерла от сердечного приступа прямо на пляже. Этот мужчина был просто чудом. Сегодня День благодарения, а я не могу быть с ним. Хэллоун он же мой день рождения, был также испорчен. Надеюсь, хотя бы Рождество будет хорошим. После еще одного дня на солнце, я села в свое любимое кресло на заднем дворе и позвонила маме. Привет, мам. С Днем благодарения, сказала я, в надежде, что она не слышит грусть в моем голосе. Девочка моя, я полагаю, ты отдыхаешь и расслабляешься. Да. Мам, здесь так красиво, я посмотрела вдаль, на накатывающие, на берег волны, золотой песок, и заходящее солнце. Хорошо дорогая. Ты общалась с Ризом? Каждый день по несколько часов. Мама, он такой замечательный, и по-настоящему невероятный мужчина, мой голос опять начал дрожать. С чего вдруг я снова стала такой чувствительной? Так и есть, согласилась она, ожидая продолжения. У него есть сын. Малыша зовут... Брюс. Я все знаю, милая. Он рассказал мне еще в больнице. Показал несколько фотографий. Это самый красивый ребенок, какого я только видела, после тебя конечно. Подожди, перебила я. Ты знала о его сыне? все мое тело завибрировало от ее признания. Да, он сказал, что пока не представил вас, но обязательно это сделает, когда ты вернешься домой. Вайолет, этот мужчина по уши в тебя влюблен. Я хорошо его узнала за те несколько дней. Так случается, когда двое переживают общую трагедию, и вынуждены много времени проводить вместе. Он рассказал моей маме, значит, он все-таки планировал рассказать и мне. Мое сердце пропустило удар. Мама, помнишь, ты говорила мне, что мне не всегда нужен мужчина? дрожь в голосе вернулась, также как и комок в горле. Конечно. Я думаю, он мне нужен, сказала я, вытирая слезы. Именно поэтому я здесь. Я ничего не могу поделать с моей потребности в нем. Ох, дорогая, ты влюблена в него. Ты хочешь его. Но тебе нужно побыть одной, да? Да... нет... не знаю. Я не могу перед ним устоять. Я говорила, а в это время обнимала себя свободной рукой, не давая себе рассыпаться на части, от этого разговора. Мама будет волноваться, но для меня это были слезы облегчения и очищения. Милая, ты пораньше вернешься домой? она улыбалась. Я точно знала. Да, мама. Скоро увидимся. *** В: Буду у тебя через 20 минут. Р: Господи Иисусе, ты что, оправила мне еще одну фотографию себя полуголой на пляже? В: Я сделала ее вчера. Он ничего не ответил. Сердце отбивало чечетку о ребра. Весь перелет домой, я только и думала о его улыбке, смехе, поцелуях, прикосновениях. Я узнала о нем много нового, однако эта информация казалась мне бесполезной, по сравнению с тем... что мы оба чувствовали. Когда мы были вместе, весь мир переставал существовать, и испытываемые мной сейчас чувства это именно то, что бывает, когда ты влюблен. Я пожалела старую меня, которая так долго жила без этого. Я пулей вылетела из аэропорта, неся свой чемодан, как пушинку. Я не помню, чтобы желала кого-то так же сильно, как его. За последний год в браке с Алексом, я доказала себе, я и одна прекрасно справляюсь. Но с Ризом жизнь была куда лучше. Я сделаю это для себя. Я позволю себе быть счастливой. Я перестану бояться, и дам нам шанс. Я припарковалась позади его седана, и взмыла вверх по ступенькам, взлохмачивая волосы. Неожиданно дверь распахнулась, и я увидела его. Моя грудь тяжело вздымалась и опускалась, пока я шла к нему. Риз стоял в дверях, скрестив руки, внимательно наблюдая за мной. На заднем плане я слышала, как играла музыка, а точнее песня, которую он мне отправил, и от этого глаза сверкнули еще большей страстью. Боже, я была без ума от этого мужчины. Его взгляд пробежался по мне сверху вниз, и я тонула в омуте этих серых глаз. Вы становитесь очень мягким и романтичным, Сэр, сказала я, запыхавшись. Что ты скажешь на что, чтобы мы сняли проклятье с этих ступеней? Он спустился на две ступеньки вниз, и я оказалась в его руках, его губы накрывали мои. Мы оба застонали, отчаянно работая языками и руками. А потом я оказалась в воздухе, обхватив его ногами, крепко держась за него, пока он нес меня в дом. Когда музыка стала интенсивней, я уткнулась носом в его шею, вдыхая его аромат. Я сотни раз прослушала эту песню, а сейчас могла прочувствовать каждое слово. Запах мыла и пряностей заполнил мои ноздри, и я простонала, приветствуя их. На втором этаже он поставил меня на ноги, и тут же медленно стянул мою футболку. Я стояла с оголенной грудью, тянулась к нему, а он тем временем медленно расстегивал мои джинсы, ни на секунду не отводя взгляд. Мои губы чуть раскрылись, когда он разул меня, спуская джинсы вместе с трусиками вниз по ногам. Я стояла обнаженной, а он любовался моим телом. Он взял меня за грудь и медленно провел рукой вверх, останавливаясь на лице, очерчивая большим пальцем шрам под глазом. По щеке покатилась слезинка, и он смахнул ее в сторону. Положив вторую руку мне на лицо, притянул к себе, и впился губами, глубоко проталкивая язык. Мои ноги подкосились, Риз подхватил меня на руки и понес в спальню. Уложив меня на кровать, раздвигая ноги, глядя на мой сочащийся влагой центр, Риз одной рукой стянув свою футболку. Двигаясь плавно, он снял джинсы и боксеры, после этого я была накрыта его мускулистым телом, и его широкие плечи, красивое лицо, навсегда исключили других мужчин из моей жизни. Вставив в меня пальцы, я услышала его рычание. Сжимая мой клитор, его глаза сверкнули похотью, я хныкнула, когда его руки покинули то местечко и вместо этого начали блуждать по моему телу, вырисовывая каждый изгиб. Губы покрыли поцелуями, накрывая каждый дюйм тела, после чего он меня перевернул и проделал тоже самое со спиной. Мои тело гудело, когда он перевернул меня обратно, подминая под себя, сжимая бедра, растягивая меня, при этом посасывая мою шею. Головка упиралась в мой вход, и я задохнулась, ощущая его. Риз положил мою руку себе на грудь. Вот где дом. Всего один толчок, а я уже выдыхала его имя. Он двигался, вгоняя в меня свой толстый член так сильно, что я впивалась ногтями ему в спину, крепко обхватив его ногами, проталкивая его глубже. Он покрывал поцелуями шрам на моей шее, покручивал бедрами, занимаясь со мной любовью, и я была на грани от такого большого количества толчков. Я провела пальцами по его груди, рукам, его взгляд говорил мне все что нужно, в то время как каждое его движение заставляло меня подпрыгивать. Риз, прошептала я, когда его губы завладели моими, и мое тело задрожало под ним. Этот страстный поцелуй заглушал мои стоны. Когда мои спазмы утихли и ему больше нечего было заглушать, он оторвался от моих губ. Я посмотрела на него, вкладывая в этот взгляд бушующий во мне ураган эмоций, и произнесла слова, которые так легко слетели с моих уст. Я люблю тебя! Риз закрыл глаза и кончил. Риз Вчера я замучил ее, прежде чем мы вместе приняли ванну и без сил завалились спать. Утром, открыв глаза, я был ослеплен ее красотой. Провел пальцем по ее бедру. На ее ягодице был прелестный шрам, который я до сих пор не замечал. Огромный же на ее шее, сейчас был нежно-розового оттенка. Я провел по нему пальцем, едва касаясь. Я не мог не прикасаться к ней. Следы от купальника заставили мой член затвердеть. Ее волосы были немного светлее, чем в день нашей последней встречи. Она дышала ровно и глубоко, и я из последних сил сдерживался, лишь бы не разбудить ее. Мой палец уже путешествовал по ее груди, вырисовывая круг вокруг соска. Она застонала, прежде чем ее губы растянулись в улыбке. Ты притворялась? спросил я, улыбаясь сверху, глядя в ее уже широко открытые глаза. Только последние несколько минут, прошептала она в ответ. Я навис над ней. Я тебе еще не надоел? Она улыбнулась, раскрылась, обернув ноги вокруг меня, позволяя мне с легкостью скользнуть в нее. Я посмотрел на нее, зажимая зубами ее нижнюю губу, продолжая говорить. Надеюсь, у тебя не было никаких планов на эти выходные. Иди ко мне. Забыв, о собственном желании, я сел на кровать, прижимаясь спиной к изголовью, и притянул ее к себе. Она устроилась у меня между ног, спиной ко мне. Ее дыхание сбилось, стоило мне только прикоснуться к соскам, прильнув губами к ее шее, облизывая и посасывая чувствительную кожу. Риз, взмолилась она, а я развел ее ноги в сторону, сгибая их в коленях. Поглаживая руками ее живот, я как бы случайно костяшками пальцев задевал ее складочки. Вайолет запрокинула голову, застонала, поглядывая на меня. Я поцеловал ее, медленно двигая языком. Она отвечала на поцелуй более яростно, опуская мою руку ниже, показывая мне, насколько она мокрая. Я схватил ее руку и опустил ей между ног, и ее же пальцем коснулся клитора, а после поглаживая его из стороны в сторону. Она вскрикнула мне в рот, и убрала руку. Риз, я не могу, сказала она, высвобождая свою руку. Я вновь поцеловал ее, возвращая наши руки на место, погружая ее палец, и возвращая его к клитору, описывая маленькие круги, слегка нажимая там, где ей нравится больше всего. Она снова вскрикнула, я знал, она сможет кончить. Все признаки были налицо: ее превосходная грудь вздымалась, дыхание участилось. Вот здесь, двигай пальцами вот так, Я сплел наши пальцы, и она уронила голову мне на плечо, и начала двигать ими так, как я сказал. Ее стоны становились громче, стоило ей только понять свои ощущения. Почувствуй это, вот здесь. Немного быстрее, прошептал я инструктируя ей в ухо, видя на ее руках мурашки. Она выкрикнула мое имя, и я едва не кончил, когда мой член дернулся. Черт, это было идеально. Я ощутил вибрацию в ее ногах, монотонное движение рук по ее складочкам, Боже, Риз, ее голос был хриплым, давая понять, что она уже близко. Я ощущал, как ее тело начало сдаваться. Я несильно закусил зубами ее плечо, от чего она кончила, от своей же собственно руки, лишь немного направляемой моей. Перебросил волосы на одно плечо, я покрыл поцелуями ее шею, вызывая в ней дрожь. Она подняла глаза, и она светились. Давай еще раз, прошептал я. Сделай это для меня. Она опустила руку, облизывая мои губы, пока ласкала свою киску. Я видел ее подергивания, пока она быстро двигала рукой, и вновь кончила в моих объятиях. А сейчас позволь мне испить тебя, договорив, я снял ее с колен, положил на спину. Она смотрела с широко раскрытыми глазами. Я же тебе говорил, я улыбнулся, а после устроился у нее между ног, похвалив ее работу. Она улыбнулась, кивнула, пока я сосал и лизал ее до тех пор, пока не осталось ни капли. А она продолжала извиваться подо мной. Вайолет Я села на кровать и хорошенько потянулась, мое тело было ослабленным после двухдневного бесконечного занятия любовью вперемешку с безумным трахом. Доброе утро. Я обернулась и увидела Риза, смотрящего на меня, подложив под голову подушку для лучшего обзора. Привет, ответила я, склонилась чмокнуть его в щеку. Но он повалил меня на себя, и провел по моей спине вверх-вниз. Останься еще на день. Через несколько часов привезут Брюса. Он прижимал меня к груди, поглаживая лицо, плечи, руки. Я бы с радостью, но мне нужно домой, распаковывать вещи. Я обещала маме приехать к ним на позднее на празднование Дня благодарения. К тому же, мне не хочется мешать твоей привычной жизни. Ты ничему не помешаешь, прошептал он, и накинулся на мои губы. Риз, боже, я же еще не чистила зубы, неужели тебя это не волнует? прикрыла рот рукой. Не-а, я люблю, когда грязно. Он убрал мою руку, протолкнул язык мне в рот, а я толкала его в грудь, отвечая на поцелуй. Час спустя мы оба стояли перед входной дверью и мне было очень тяжело оставаться одетой. Каждый раз, когда я брала в руки пальто, мы начинали целоваться, гладить и ласкать друг друга. Ты сама не хочешь уходить, прошептал он, откидывая волосы с лица. Мы уже не раз это обсудили, сказала я, притягивая его еще ближе. Я не могла оторваться от него, также как и он от меня. Но все же он улыбнулся и отпустил меня. Будь осторожна и передавай Пэм от меня привет. Да-да, твоей новой лучшей подружке и по совместительству моей матери. Я обязательно ей передам. Я стояла неподвижно, мы улыбались друг другу, и в этот момент я вспомнила разговор с мамой. Ты рассказал моей маме о Брюсе, раньше, чем мне. Почему ты мне этого не сказал? Тогда бы мне было не так обидно. Вайолет, я хотел, чтобы ты верила мне, особенно когда я говорю тебе о серьезных вещах. Мне. А не кому-то другому. Я кивнула, повернула дверную ручку и посмотрела на него. Почему мне кажется, что стоит мне выйти отсюда и наш пузырь лопнет? У нас было тяжелое начало, но теперь мы не позволим ничему пошатнуть нашу веру друг в друга, верно? он наклонился и быстро поцеловал меня в губы. Верно, я спускалась вниз по ступенькам, едва не пританцовывая, и подмигнула ему, когда пошла к машине. Сев в машину, я опустила голову на руль, проговаривая молитву на День благодарения. Я выражала слова благодарности не хуже, чем получившие Оскара. Я не могла поверить, что это, и правда, происходит. Я услышала сигнал телефона. Р: Какого черта ты там делаешь? Я посмотрела вверх, и заметила его все еще стоящего на крыльце. Я засмущалась. В: Риз, я собираюсь с мыслями. Хотелось бы немного уединения. Я наблюдала, как он читает сообщение и улыбается. Р: Ты говорила сама с собой? В: Нет. Р: Я видела как ты говорила сама с собой. В: Чтобы ты знал, я молилась. Р: Молилась на моей парковке? Он истерически заржал. И я засмеялась вместе с ним, отправляя ответ. В: Ты не нашел ничего лучше, как шпионить за мной? Р: Нет, здесь нет ничего лучше тебя. В: Мило. Все, я уезжаю. Р: Пока, красавица. Приехав к маме, я поела индейку, и начала примерять наряды, я еще с детства обожала это делать. Это было идеальным завершением потрясающих выходных. Моя всезнающая мама во время ужина засыпала меня вопросами, как всегда заходя издалека. Воспоминания о Ризе и нашем пикнике на кровати согревали меня всю дорогу до дома. Впервые за все время, мне было комфортно в своем доме, я была сыта, спокойна и влюблена. Прежде чем задремать я получила фотографию. На ней Риз держал спящего сына. Риз улыбался, хотя выглядел уставшим. Брюс своей маленькой ручкой вцепился в папину футболку, глазки его были закрыты, рот слегка приоткрыт, а на пухлых щечках лежали длинные черные ресницы. Прилагающееся к фотографии сообщение гласило: «Продается Годзила». Риз Мне было легко заботиться о женщине. Я заботился о разных женщинах по разным причинам. Но вот любить женщину было сложнее. Дому не нужно было говорить «Я тебя люблю». Мое общение с сабами заключалось в сексуальном удовлетворении, и по правде говоря, эти связи сложно было назвать отношениями. Я много раз слышал признания в любви от женщин, и чаще всего они были сделаны бессознательно и в постели. Постоянное доведение женщин до оргазма имело и свои недостатки, особенно когда вмешивались их чувства, и они были безответными. До сегодняшнего дня. Часто они путали страсть с любовью, и мне приходилось аккуратно объяснять им это, как только они делали свои признания. И меня все устраивало. Я никогда не думал, что смогу полюбить сабу... до нее, которая в итоге оказалась матерью Брюса. Но я ошибся. Она очаровывала меня самыми грязными способами, и однажды, подумав о том, что когда-то меня захватывало, сейчас стало мне противно. Три года жизни я потратил на женщину, которая едва не лишила моего сына жизни, даже не дав ему шанса. Она была моим прошлым. Наши отношения нельзя было назвать любовью. Вайолет же напротив, была моим будущим, женщиной, открывающей для меня настоящие чувства, и она не была моей сабой. Она была просто любопытной, также как и я когда-то. Я встречался с множеством женщин. Хотя встречался это громко сказано. В двадцати однолетнем возрасте, я решил покончить со своими демонами, обучиться выдержке и дисциплине, познать наслаждение и боль, и что они могут с тобой сделать, если ты не будешь осторожен, и как это может поработить вас. Я не мог избавиться от привычки, во время секса доводить понравившихся мне женщин до предела. Мне нравилось познавать, от чего они становятся ручными. С Вайолет я поступал точно так же, как и с любой своей партнершей. Начало было плавным и медленным, как ритм Вальса. Что-то отдаешь, что-то получаешь, узнаешь о дозволенном и жестких приделах, и Вайолет обожала каждую минуту нашего танца. Тогда я понял, я хочу ее для себя. Я ни за что ее не отпущу. И не успел я опомниться, она въелась мне под кожу, заняла все мои мысли, больше, чем мне этого хотелось. Я стал зависеть от ее стонов, и колкостей. В одно мгновение я не хотел ее видеть, но через секунду нуждался в этом. Теперь наши движения напоминали Танго. Я изучал ее пределы, о которых она даже не подозревала. Я был уверен, в один прекрасный момент стоп-слово слетит с ее губ. Я много ночей провел за размышлениями, как совершенно неопытная женщина, могла выносить все это. Именно тогда я понял, она любила меня, и молился, чтобы эти слова никогда не слетели с ее губ, потому что я не был уверен смогу ли я ответить на ее чувства. И было ли у нас общее будущее. Сейчас эти слова были всем, что я хотел услышать, и когда она произнесла их впервые, я понял, в моей жизни есть все, что нужно. С Вайолет мне было не важно, по какой причине она их произнесла. Я был очарован ей больше, чем какой-либо другой женщиной в прошлом. У нее не было ни тараканов в голове, ни темной порочной стороны. Она жаждала ее, и я понимал, откуда бралась эта жажда, ведь раньше именно она придавала мне силы. Сейчас основным смыслом моей жизни был мой мальчик. И Вайолет, ставшая неотъемлемой частью всего этого. Я жил своей жизнью, пока не появилась она, со своими свежими взглядами и нереальными представлениями, каким должен быть Дом. Я продавал клуб, был свободным, готовым стать ответственны отцом. Для освобождения мне нужно было всего лишь продать клуб и уйти. Сейчас я понял, мне есть к кому стремиться. И впервые в жизни я надеялся, что достаточно подхожу женщине. Вначале я был ее господином, а сейчас превратился в ее раба. Вайолет Поход за подарками на рождество с моей мамой это сущий кошмар. К счастью Молли согласилась сходить с нами, чтобы отвлечь меня. Мама решила за один день купить все необходимое. Я поймала себя на мысли, что хожу и присматриваю подарок для Риза, и роюсь к куче игрушек для Брюса, но не могу найти ничего подходящего. Прошлая неделя прошла как в сказке. Я провела несколько дней у Риза, знакомясь с его сыном. Сначала он меня немного побаивался, будто я хотела причинить ему вред, но позже быстро ко мне привык. Я не сдержала улыбку, вспомнив как он вчера скуксился не хотя меня отпускать. Но я отказалась оставаться на ночь, как бы сильно Риз меня не упрашивал. В воскресенье днем Риз уснул на диване, а мы с Брюсом устроились на полу и играли с его новым Лего. Мы несколько часов провели, вытаскивая его арсенал игрушек из коробки, в то время как папа Брюса спал крепким сном, в котором он так давно нуждался. Когда Риз проснулся, посмотрел на нас и резко сел, в полном непонимании происходящего и начал быстро извиняться. Риз, у нас все хорошо, настаивала я, кивая в сторону Брюса, который в этот момент упорно лепетал что-то очень важное о своем пластиковом молоточке. Риз лег обратно, и смотрел, как мы играли, сложив руки на груди, повернув голову в нашу сторону. Взгляд его серых глаз говорил мне, что он был голоден, но я, улыбнувшись, отрицательно покачала головой, переключая все свое внимание на нового мужчину в моей жизни. Каждый раз, поднимая глаза, я ловила Риза, наблюдающего за нами и улыбающегося. И я знала, впервые за все время, он думает о том же, о чем и я. Вон оно настоящее счастье. Земля вызывает Вайолет, сказала Молли, помахав сережками у меня перед носом. Покупать Ризу галстук в подарок было слишком безлично, но хоть я сказала ему слово на букву Л, я сомневалась, как он отнесется к рождественскому подарку. Он совершенно по-другому выражает свои чувства, когда дело касается не секса. Он еще ни разу не признавался в своих чувствах, и лишь однажды говорил о нашем будущем, когда я была на Кайманах. Я поспешила предположить, что он чувствует тоже, что и я, и каждую минуту проведенную вместе, я чувствую, мы становимся ближе и наши отношения крепнут, но до конца я не уверена. Я купила несколько игрушек Брюсу, а покупку подарка своему новому кавалеру я оставила на потом. Я увижу его сегодня, после нескольких дней разлуки. Последние дни у меня были поздние встречи с клиентами, а Риз лечил простуду Брюса. Он не хотел рисковать и заражать нас обоих. Я увидела флаконы с мужским парфюмом, и задумалась, а каким пользуется Риз. Так что ты решила ему подарить? я посмотрела на Молли, она улыбнулась от маминого вопроса и они обе с нетерпением ждали моего ответа. Мама, прошу тебя, иди копайся в чьих-нибудь других мозгах. Как папа все это терпит? Вы с Ризом решили обменяться подарками? Ты решила купить ему парфюм? Думаешь это в его вкусе? прощебетала Молли, еще больше усиливая мои сомнения. Я посмотрела на нее прищуренными глазами. Теперь она знала всю правду о начале моих отношений с Ризом, а после отпуска я рассказала ей все во всех подробностях, и сейчас начала жалеть об этом. Тон, каким она задавала эти вопросы, можно было приравнивать к вопросу «Может тебе следует подарить ему новый хлыст?» Молли была миниатюрной брюнеткой с большими глазами. Выглядела она куда более невинно, чем было на самом деле, и она часто пользовалась этим образом в своих интересах. Молли улыбнулась, поднимая рубашку, и я покачала головой. Ее хрупкое тельце с легкостью проскользнуло между рядами, в то время как я собирала опрокинутые вещи, которые, проходя рядом, зацепила своей задницей. Магазин был похож на сумасшедший дом, и меня нервировало все происходящее в нем. Моя мама, казалось, легко вписывалась в эту атмосферу, и Молли подстраивалась под нее. Мама подняла мужской свитер, и я покачала головой. Мама, я, правда, не думаю, что ему это понравится. Вайолет, это же свитер, сказала она, покосившись на меня. И если честно, я не понимаю, почему ты прячешь свои чувства к нему. Это же все взаимно. В том то и дела, мам. Я так думаю, но я не уверена. Она подняла и опустила бровь, обдумывая мои слова, я же вырвала из ее рук свитер. Он и правда был хорош, серый, подходит к его глазам. Доченька, тогда в чем проблема? продолжила она, снимая вещи с полок, чтобы рассмотреть их. На День благодарения ты жить без него не могла. Нет никакой проблемы. Просто он не озвучил свои чувства, как я. Это немного унизительно, но я не смогла сдержаться. Я уверена, он скажет о своих чувствах, когда будет готов, и то, как он выражает их сейчас... Готова поспорить еще и разными способами, добавила Молли, и сразу же выставила руку якобы в защиту, когда я сделала шаг к ней, и в моих глазах можно было прочитать все, что я хотела с ней сделать. Я вздохнула, и обратилась к маме: В любом случае, мне было бы спокойней, если бы я точно знала, что наши чувства взаимны. Мама посмотрела на Молли, ища поддержку. До мужчин все доходит намного медленнее. Вы встречаетесь всего пару месяцев. Он любит тебя, я точно это знаю. Просто немного подожди. Я закрыла лицо руками, смущаясь от происходящей беседы. Боже, до чего противно. Я в отчаянии. Две недели как развелась и уже в отчаянии. Вайолет, твоя мама права, и не кори себя. Ты же женщина. В ту минуту как мы встречаем подходящего мужчину, испытываем умопомрачительный оргазм, мы тут же начинаем планировать свадьбу. Ой, черт, простите Миссис Хэйл. За что? сказала она, улыбаясь Молли. Я покачала головой, глядя на эту парочку. Давайте сменим тему. Нет, сказала Молли, многозначительно глядя на меня и поджав губы. Только у тебя появился новый горячий парень. Аминь, сказала моя мама в поддержку слов Молли. Все, я ухожу, быстро решила я. Почему бы вам двоим не обсудить мою жизнь без меня? Я выложила из тележки новый свитер Риза и игрушки Брюса, а они обе возразили моему заявлению. Обменявшись улыбками, я поняла, стоит мне только выйти за порог, и эти двое начнут сплетничать. Я должна избавиться от своей неуверенности. Я знала, откуда взялась эта проблема, и решила не позволить своему прошлому разрушить мою жизнь. После дня шопинга, купленного свитера и игрушек, мне нужно было свидание с Ризом. И я быстро набрала ему сообщение. В: Хочется немного КРАСНОГО. Р: Могу все организовать. В: Это может подождать. Я лучше сегодня побуду с твоим ребенком. Р: Не сегодня. Он до утра остается у своей тети. В: Черт побери, Риз. Р: Киску ко мне, живо! Через час я была на пороге его дома. Мы договорились встретиться у его дома, раз Брюса до утра не будет дома. Он быстро открыл дверь, стоило мне только постучать, и втянул меня внутрь. Обняв его за шею, я страстно поцеловала его. Что, соскучилась, да? сказал он игривым тоном. Я тебе кое-что купила, сказала я, тыча в его лицо бумажным пакетом. Технически Рождество еще не наступило, поэтому не было смысла заворачивать подарки, так что, не о чем было волноваться. Этим я себя успокаивала. Он смотрел с замешательством, когда я вытащила свитер. Вайолет? Если тебе не нравится, я могу купить парфюм или соль для ванны... вот дерьмо, пробубнила я, чувствуя себя неловко, поэтому побежала на кухню, налить себе немного вина. Он фыркнул и пошел за мной. Мне нравится свитер, но не то, как он был подарен. Ты буквально швырнула его мне в лицо, уверена, что не хочешь это обсудить? Я достала бутылку желая налить себе бокал, пока он внимательно следил за мной. Он потрясающе выглядел в своих темных джинсах, черной футболке лонгслив. Волосы были стильно уложены. Он все еще держал в руках свитер. В его взгляде читался немой вопрос, но я не обращала внимания и продолжала разглядывать бокал. Сглотнув, я набралась храбрости и ответила. Прости, я весь день провела с мамой, сказала я, повернулась к шкафу, в поисках штопора. Угу, промычал он, подходя ближе. Понимаешь, она слегка сумасшедшая. И меня сводит с ума, я говорила и размахивала руками как безумная. Тебе нужна помощь? спросил он, делая шаг ко мне, останавливая мою суетливость. Так мы будем трахаться или нет? Он остановился, посмотрел на меня, и его злаза потемнели. Как будто у тебя есть выбор, ответил он, стоя всего в дюйме от меня. Его взгляд был серьезным, но тело совершенно расслабленным. У меня побежали мурашки по телу от одно его вида. Может, покажешь мне дом. Я мало что видела на втором этаже. Покажи мне комнату Брюса. Он с удивлением посмотрел, как я пошла к лестнице, вспоминая сегодняшний день. В полной неуверенности, я поднялась по лестнице, и пошла по коридору, в поисках комнаты Брюса. Я не хотела обсуждать наши чувства, и природу наших отношений. Я сожалела, что рассказала о своей неуверенности маме и Молли, надо было оставить эти мысли при себе. Я слыша как Риз поднимался следом за мной, я повернула ручку одной из двери, за которой оказалась огромная кровать это, скорее всего, комната для гостей. Открыв следующую дверь, я оказалась в детской, заставленной вещами Брюса. Я подошла к креслу-качалке, на которой лежал его плюшевый мишка, и зажав его в руках, я подошла к пеленальному столику, над которым висели полки, со множеством фотографий. Фотографии были только их двоих. И я завидовала тому, что Риз был родителем. Я ощутила его руки на своих плечах. Он был очень красивым, когда родился. Многих новорожденных сложно назвать красивыми, сказала я, повернувшись к наблюдающему за мной Ризу. Он посмотрел на фотографию, на которую я указывала и кивнул. Сколько ему здесь? спросила я, отходя от него, чтобы взять следующее фото. Вайолет, на рамке написано полгода, усмехнулся Риз. О, да, точно сказала я, и положила мишку в кроватку. Красивая комната. Почему ты не хочешь, чтобы я к тебе прикасался? спросил он, разворачивая меня к себе лицом. Риз, мне нужно чтобы сегодня ты сделал то, о чем я просила ранее. Ты сможешь это сделать? Он резко потянул меня к себе, от чего я вскрикнула. С превеликим удовольствием, сказала он, и меня окутало его желанием. Спрошу еще раз, какого черта с тобой происходит? Ничего не происходит, просто, прошу тебя, сделай это. Сегодня мне не нужен милый любовник... неужели это так трудно понять, а? Как думаешь, у тебя получится или нет? Вот теперь его глаза сверкнули, на скулах заходили желваки. Он посмотрел на меня, теперь в его взгляде была лишь власть. Воздух повисло напряжение и я неожиданно оказалась близка к краю. Ты забыла, с кем говоришь. Марш в мою комнату и раздевайся. *** Я ждала, лежа голой на его кровати. Я ничего не слышала, и это меня нервировало. Я должна перед ним извиниться. Я не хотела портить вечер своими нервами. Между нами все было так хорошо, я не понимала, почему я не могла наслаждаться этим. Я была резка, даже груба с ним, но по опыту знаю, меня ждет мучительная, но в тоже время восхитительная расплата. Ты перенервничала, беспокоясь, понравится ему свитер или нет. Перевернись на живот, положи голову на матрас. Я подпрыгнула от его голоса, и посмотрела на него. Он снял футболку, но джинсы оставил. Риз выглядел умопомрачительно, но его аура была пропитала чем-то знакомым, что я уже довольно давно не видела. Прислонившись к двери, он держал в руках свою черную сумку. Риз прости меня. Мне не следовало срываться на тебе. Его губы растянулись в язвительной ухмылке. Да, не следовало. Я перевернулась на живот, как мне было велено, и мой пульс уже зашкаливал. Это для меня могло плохо кончиться... или же наоборот. Зарычав, я уткнулась лицом в матрас. Комнату неожиданно наполнила музыку, из стоящего на тумбочке айпода, и Риз приступил к действиям. Я лежала и ждала, не произнося ни слова. Ожидание волной разливалось внизу живота, и каждое нервное окончание ожило. Кровать прогнулась под его весом, и его горячее дыхание обожгло мою шею. Вайолет, сегодня ты будешь смотреть, как я тебя трахаю, чтоб ты помнила, он еще ближе прижался к моему уху. что Я мужчина, заставляющий тебя кончать. Сказанные им слова, ласкали словно бархат. И я же могу тебя этого лишить. Он поднялся, а на моей коже появились мурашки. Если он хотел довести меня до грани, то ему это удалось. Перебирайся на стол, я подняла голову и увидела, стоящий рядом с кровать массажный стол, только этот был намного больше, и с ремнями по краям. Бог мой, он меня привяжет! Лицом вниз, сказал он, я медленно поднялась с постели. Я старалась не медлить с выполнением его приказов, но все равно успела полюбоваться на его обнаженный торс. Получив за это шлепок по попе, и его довольный взгляд, я запрыгнула на стол. Когда я опустила голову в подголовник в вырез для лица, я увидела перед собой маленький экран, с изображением моей голой попы. Резко подняв голову, я увидела Риза, стоящего позади меня, держащего в руках и устанавливающего небольшую камеру. О господи. Я опустила голову на место, наблюдая, как Риз достает из сумки кнут, с плетеными кисточками на конце. Он закрепил мои запястья, пока я смотрела в монитор, как его красивое тело нависало надо мной. Ты не произносишь ни звука, и не кончаешь, приказал он, поглаживая кожаным крутом от ягодиц до пальцев ног. Эти движения он повторял в течение нескольких минут, а я смотрела, пытаясь сдержать стоны. Движение на экране дало мне понять, что он передвигает камеру, после чего, приказал мне раздвинуть ноги. Сделав это, я увидела во весь экран свои гениталии, и как к ним прикоснулся его язык. В тот же миг я была как в огне, мне пришлось молча смотреть, как мой любовник лакомиться мной, лижет и погружает в меня пальцы. Зрелище, как его губы оттягивают клитор, язык вылизывает меня было самым эротичным из всех, что мне приходилось видеть. Сердце сдавило от его поддразниваний моей киски, движений языка взад-вперед, пока я не начала извиваться на столе, усилено сдерживая рвущиеся наружу стоны. Отстранившись от меня, я увидела, как он снова взял в руки кнут и ощутила тоненькие кисточки на нижней части ягодиц. Прежде чем я смогла опомниться, я вскрикнула, когда почувствовала боль. Одна минута, Вайолет, упрекнул он, опуская кнут. Тебе потребовалась минута, чтобы лишить себя удовольствия. Еще одно движение на экране, и теперь я видела нас обоих, Риз стоял, обхватив рукой член. Ты хотела, чтобы я трахнул тебя. Мой рот наполнился слюной от одного его вида, ласкающего себя. Ты этого хотела? прошипел он, и я застонала в ответ. К счастью для тебя, я сегодня очень щедрый. Расстегнув ремни, он притянул меня на край стола, и вложил мне в руки маленький монитор. Я смотрела, как он гладит себя, а меня другой рукой. Ты сказала трахнуть, значит наслаждаться этим буду только я, Вайолет. С этими словами он вогнал свой член, а я сжала монитор. Он почти полностью вышел, от чего я запротестовала. Вайолет, этот член не выполняет приказов. Он толкнуся вперед, погружаясь до упора, и опять замер. Собрав пальцами мою влажность, он поднес их к камере. Я застонала, когда он слегка развернулся и вложил пальцы мне в рот. Я укусила один из них, когда он начал двигаться, входя в меня так сильно, вызывая слезы на глазах. Моя киска протестующее сжалась, ощутив пустоту, и это заставило меня умолять его. Сегодня можешь не умолять, это все равно не поможет. Он развел мои ноги в стороны, и заботливо развернул камеру так, чтобы я видела свои набухшие складки. Он взял в руки кнут, и я закричала от удовольствия, когда он коснулся меня там. Мощный выброс адреналина, и не испытываемые до этого ощущения заставили меня приподняться, предлагая ему себя, в надежде, что он еще раз так сделает. Черт возьми, Вайолет, ты сомневалась, справлюсь ли я с этим? он ударил меня еще раз, но на этот раз нежнее, но удар пришелся прямо по центру, от чего я уронила голову и скинула монитор на пол. БОЖЕ МОЙ. Он наклонился и затем начал облизывать, сосать и дразнит клитор, делая это не достаточно интенсивно, чтобы я кончила, поэтому я начала раскачивать бедрами, помогая ему. Когда я была уже близка, кнут ужалил меня снова. Жадная маленькая киска, прорычал он, когда сменил кнут на член, и кончил мне на ягодицы. Я заскулила, но это помогло мне избавиться от дурацкого настроения. И впервые за все наше время вместе, мне ужасно захотелось ощутить его руки на моей коже. Я приподняла бедра и посмотрела в монитор, как его рука оставляет след на моей и до того чувствительной коже. Про себя я только и делала, что повторяла «Пожалуйста, еще», но вслух не произнесла ни слова. Он зарылся в меня лицом, утыкаясь носом в задний проход, пока его язык блуждал по клитору. Я ерзала от нетерпения, а он отказывался доводить меня до оргазма. Я закричала он расстройства, и покрутила бедрами. Думаю, мне под силу усмирить тебя, еще один удар пришелся на внутреннюю сторону бедра. Я была на грани, и меня повергло в шок осознание, что любой следующий удар может привести к оргазму. Головка его члена коснулась входа, и я сжалась в ожидании, один его толчок и я кончу. Он не спеша входил в меня, и я смотрела на место нашего соединения, как моя киска плотно обхватывала его член. Уже войдя, он потянулся и сжал мои соски, и я кончила с такой силой, что из глаз побежали слезы, а мой крик был протяжным и хриплый. Риз отбросил камеру в сторону, сильно потянул меня за волосы занял удобную позу, и начал таранить меня. Опять! Я получила серию ударов, от которых растянулась под ним, повинуясь его воле, пульсируя и сжимая его член. Мой был затуманен от страсти, я была пьяна от ощущений, а он продолжал превозносить меня все выше и выше, ударяясь бедрами о стол, полностью погружаясь в меня. Черт, да, зашипел он, вцепившись в мои плечи, резко притягивая к себе, он такой сильный и неумолимый. Я ощутила, как его член дернулся, и он излился мне на спину, шлепнув меня последний раз. *** Риз, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! умоляла я, а когда он поместил в меня кусочек льда, позволяя ему таять, слегка замораживая меня. Сейчас я лежала на спине, связанная по рукам и ногам, а Риз кружил надо мной. Я не могла остановить дрожь, а небольшое онемение не позволяло мне кончить. После того, как он вылизал меня, изрядно согрев, он вновь принялся водить льдом по клитору. Я была широко раскрыта перед ним, что позволяло ему свободно дразнить меня ртом. Я могла только ерзать и дергаться под ним. И как только онемение проходило, я снова начинала умолять. Риз, я так больше не могу, сказала я, встречаясь с его неумолимым взглядом. Вайолет, ты знаешь слово, пробормотал он, испив прохладной воды, вытекающей из меня, вперемешку с моими соками. Он потряс стаканом со льдом, после чего его идеальный голый торс коснулся меня, пока он зажав в зубах лед водил им по моим соскам, спускаясь ниже к клитору. Вставив пальцы в мою онемевшую киску, я закричала от ярости, зная, что никогда не произнесу этого слова. Я знала, оргазм уже близко, ведь он встал передо мной на колени, посасывая меня, согревая своим языком. Он раскрыл меня шире, пробуя меня, а я запульсировала от удовольствия. Когда он отстранился от меня, его лицо было покрыто моими соками и Риз облизнул губы. Мммм, лакомый кусочек. Я никогда не произнесу этого слова. *** Несколькими часами позже, лежа на кровати в его объятьях, я заметила, что он улыбался. Позволь узнать, чему ты улыбаешься? сказала я, тоже улыбаясь, хоть и не знала, по какой причине. Я еще ни с одной женщиной не играл так долго, а ты, сказал он, прижимая меня к своей груди, Вайолет, ты вообще не должна была испытывать всего этого. Он усмехнулся. Я пытался заставить тебя произнести стоп-слово. Он засмеялся, и я ударила его кулаком в грудь. Я уверена, что это не так, я тебе не верю, я говорила и в это время закатывала глаза. Нет, я говорю серьезно. Ты настоящая извращенка, заверил он, и уткнулся носом в мои волосы. А ты настоящий поддонок, ответила я, краснея от мысли, что я могла сразу же закончить игру со льдом. Это заставило меня задать вопрос. Сколько кусочков, Риз? Через сколько другие останавливали тебя? Он взглянул на меня и перестал ухмыляться. Сколько? Самое большее было два. А сколько ты использовал на мне Риз? спросила я, мой голос звучал немного выше обычного. Пять, ответил он и засмеялся. Я сильно ударила его в грудь, пытаясь встать с кровати. Он повалил меня обратно, прижимая к себе, я же проклинала его всеми возможными словами. Ого, да ты ругаешься как сапожник. Не могу поверить, что ты это сделал, прорычала я, Риз же покрывал поцелуями мою шею, нос, подбородок. А я не могу поверить, что ты мне позволила это сделать! Так ты же у нас главный, оправдываясь, сказала я. Сегодня я точно в этом полностью убедился, сказал он, опять начиная смеяться. Не смешно! Вайолет, главное это подчинение, бормотал он, накрывая меня своим телом, устраиваясь у меня между ног. Ты же продемонстрировала сегодня отличную выдержку. Он потерся щетиной о уже болезненные соски, я же втянула воздух сквозь зубы, боль прекратилась, как только Риз коснулся их языком. Пожалуйста, скажи мне, что ты сотрешь это видео, сказала я, неожиданно поняв, что у него могут быть такие же видео с другими женщинами. Это камера Брюса и монитор для няни, они ничего не записывает, только показывает, хихикнул он, когда мои глаза расширились от его слов. Ого, какой креативный подход, сказала я, сжимая в руках эго эрекцию. По мне, так просто гениально, ответил он, его голос становился хриплым от желания. Я до сих пор не могу поверить, что ты со мной вытворял, я говорила и ласкала его член, после чего он прижимался у меня между ног, и я забылась от ощущений, вызванных покручиванием его бедер возле моего входа. Что заставил испытать. Он поднял голову и посмотрел на меня с такой искренностью в глазах, ради которой хотелось жить. Для тебя все что угодно. *** Я ощутила тяжесть на животе и быстро открыла глаза. Риз посадил на меня Брюса, а тот начал стучать по моей груди. Втавай, втавай. Он посмотрел на отца, Риз лишь подначивал его, и я засмеялась над ними обоими. Брюс такой милый. У него пухлые ручки, и костяшки его пальцев на маленьких кулачках были едва видны. На нем была пижама, с выпирающим сзади памперсом. Его красивые серые глаза были точной копией Риза. Ресницы длинные и темные, делая его глаза сияющими. Я не могла на него насмотреться. Волосики торчали в разные стороны, а голос походил на писк. Втавай, втавай, повторял он, теперь стуча кулачками по животу, заставляя меня засмеяться сильнее. Все, все, я встала, сказала я, улыбнувшись, поддерживая его за попу, чтобы он не упал. Брюс наклонился ко мне, широко открыв рот, на его губах появилась немного слюны и он смачно поцеловал меня в подбородок. Я расхохоталась от такой нежности, и посмотрела на Риза, он лежал с довольной улыбкой. Доброе утро, я поприветствовала его, и Риз потянулся ко мне, целуя меня намного лучше своего сына. Я отвечала на поцелуй, в то время как Брюс продолжал прыгать по мне, прерывая наше блаженство. В следующий момент я почувствовала, как маленькие ручонки схватили мои волосы и потянул так сильно, что на глазах навернулись слезы. Я вскрикнула, немного ошарашено, Риз же тут же прервал поцелуй. Ох, черт, и поспешил высвободить мои волосы из рук сына. Я же говорил тебе он маленький Годзила, проговорил он, аккуратно возвращая пряди на место. Ничего страшного, ответила я, беря Брюса за руки, чтобы он не повторил этого снова. Это было больно. Я встала с постели, не выпуская из рук Брюса, и вышла из комнаты. Вы будете завтракать? спросила я, спускаясь по лестнице, пока Брюс ерзал у меня на руках, махая руками отцу, идущему за мной. Мы позавтракали. Кстати, соня, уже полдень. Ну, понимаешь, я вчера сильно вымоталась, не догадываешься, кто в этом виноват? Завтра ты тоже проснешься уставшей, пообещал он, когда мы спустились на первый этаж. Я пошла на кухню, посадила своего приятеля на коврик, и достала из холодильника сок. Брюс поднялся и побежал к своей коробке с игрушками, и мигом начал все оттуда вытаскивать. Я повернулась к Ризу, он не сводил глаз с сына. Думаю, пора тебе все мне рассказать. Риз немного напрягся от моей фразы, но старался не подавать вида. О чем? уточнил он, доставая еще один стакан, наливая себе сока. Я хочу знать о ней. Он пил долго, глотая с трудом. Здесь нечего рассказывать. О ней даже не стоит говорить. Ты обещал, напомнила я. Хорошо, замешкавшись, сказал он. Она была распутной, манипулирующей сукой. Можно подробнее, сказала я, забирая у него стакан, не давая возможности отвлекаться. Он фыркнул, облокотился на стол, и, глядя через мое плечо, следил за сыном. Риз. Я стояла, скрестив руки на груди, притопывая ногой. Это был ее клуб, сказал он, внимательно следя за моей реакцией. Когда я не отреагировала, он продолжил: Она была свахой, и именно для этих целей открыла клуб. В твоем мире она вроде Госпожи, да? заинтригованно спросила я. Да, но она делала это из своих сугубо эгоистичных побуждений, она злобная сучка. Дерьмо! сказал Риз и понизил голос, чтобы Брюс не слышал, как он ругается уже дважды за сегодня. Он выдохнул, стараясь успокоиться. Мы познакомились в «Бараке», это было основное место наших встреч, но она хотела начать новый бизнес. Долгое время «Барак» был основным клубом, который я посещал, там же я знакомился с сабами. После открытия «Кроличьей норы» многие члены клуба перешли туда, я же перешел туда из-за нее. Я был увлечен ею. В некотором смысле, мы идеально подходили друг другу. Я знал, она хотела меня, но я даже не догадывался, чем мне придется заплатить за свое любопытство. Хорошо, пробубнила я, стараясь не выдавать ревности. Ты ревнуешь, сказал он с самодовольной ухмылкой. Не льсти себе, ответила я, злясь на то, как хорошо он меня знает. Когда я встретил ее, у меня уже был некий опыт отношений Дом саба. Но они не вызывали интереса. Мне стало Скучно, я закончила его предложение, и он согласно кивнул. Она была больной, да и я тоже, то есть, для нее главным было разрушить жизнь других. Если она положила глаз на кого-то или чью-то сабу, то делала все, пока не получит желаемого. Подожди, перебила я, прокручивая его слова. Ты хочешь сказать, что был ее сабмиссивом? Мои глаза расширились, и я почувствовала небольшое возбуждение от представления Риза в этом роли. Нет, конечно, резко ответил он, и его слова словно ужалили, и мне захотелось сократить расстояние между нами. Я запрыгнула на стойку, усаживаясь к нему лицом, оттягивая футболку вниз, прикрывая белье. Не прикрывайся, он тебя не видит, а я не прочь посмотреть, взволнованно пробормотал он. Не сейчас, ответила я, натягивая футболку, от чего Риз закатил глаза. Ладно, значит, она не особо стремилась к материнству? Ты забегаешь вперед, хотя я не против, мне бы... Ой, прости, продолжай. Я замолкаю, я умоляла его продолжить. Я был только Домом, она же пробовала разное, поэтому она настояла на совместной работе для раскрутки клуба. После открытия клуба мы порвали отношения со своими партнерами, и со временем стали парой. То есть ты влюбился в нее? Я не могла смотреть ему в глаза, когда он говорит о той, кого он любил в прошлом, поэтому мой взгляд был направлен на его грудь. Нет, я ощущал себя жертвой, голос его был весьма раздраженным. Помнишь, я рассказывал тебе, что может случиться на сессиях? С ее помощью это случалось не только у нас, но и в других парах, до тех пор, пока я не сдался. Она так ловко всеми манипулировала, и я признаюсь, позволил ей управлять мной. Когда я больше не мог выносить этой игры, я порвал с ней, а она забеременела и мне пришлось... Что? спросила я, в надежде, что он не остановится. Он задумался, а потом посмотрел мне в глаза. Она любила экстрим, и я не шучу. Она обожала, когда ее били флоггером и часто. А это не для всех. Она любила разные вещи, с которыми мне приходилось мириться. Она жаждала крови, нравилось быть избитой и изнасилованной, замученной всеми возможными способами, но я не мог этого делать. Тогда она искала того, кто мог. Во время беременности я часто видел ее в ситуациях, в которых не хочешь видеть ни одну женщину. Когда она была на пятом месяце, я нашел ее в клубе с кляпом во рту и избитую. Кровь шла из всех возможных и невозможных мест. Перед уходом парень даже помочился на нее. В тот момент мне хотелось закончить то, что он начал и тогда я был бы свободен. Именно в ту ночь, я решил уйти из клуба. Я чуть не подал иск на нее, и тогда мы заключили сделку. Какую сделку? Я должен был заботиться о ней, пока она не родит. Заботиться о ней? переспросила я, хотя прекрасно знала, что он скажет дальше. Вайолет, поверь мне, ты не захочешь это слышать. Я поняла, ответила я, понимая, как мне неприятна эта тема. Сексуально, я поняла, ты должен был удовлетворять все ее нужны. Почему тебе пришлось сделать вазэктомию? Она настаивала на этом. Должно быть она думала, что Брюс не выживет. Она хотела сделать меня стерильным в отместку за то, что ей приходится вынашивать ребенка. Я не знал всех причин, должно быть все дело было в контроле, именно его она получила во время беременности. Я был в полном ее распоряжении. Она полагала, что и после рождения ребенка мы останемся вместе. Я должен был позаботиться о своем сыне. Ее совершенно не заботило его состояние. Я настоял, чтобы она переехала ко мне, и я делал все, чего бы она не пожелала, в надежде в будущем оградить его от нее. Когда он родился, она даже не взглянула на него. Через неделю после родов, после того, как я сказал ей, что нас больше ничего не связывает, она съехала. Я получил сына, больше мне от нее ничего не нужно было. Слава богу, он был здоровым, и я мог вздохнуть спокойно. Ее карьера пошла в гору, она отгородилась от основных членов «Кроличьей норы», поэтому в качестве расплаты, она переписала клуб на меня. Сначала я не хотел его, но она настаивала, чтобы в дальнейшем я не требовал денег на содержания ребенка, поэтому мы заключили еще одну сделку. Она отказывалась от материнских прав, я же получал клуб. Господи, я посмотрела на Брюса, как раз в этот момент он оглянулся, видя, что мы смотрим на него. Ты бы никогда не заподозрила ее в таком лицемерии. Иногда поражаешься, как люди могут скрывать свою истинную натуру. Она была красивой, умной, и в тоже время самым ужасным человеком, кого я только встречал. Риз говорил, сжимая края стойки. Когда он родился, я сделал тест на отцовство. Я не хотел ругаться с ней, пока она была беременной, тогда бы это был прекрасная отговорка для аборта. Я прошел через ад, но оно того стоило, сказал он, глядя через мое плечо на Брюса. Ой, он точно твой, сказала я, указывая на Брюса, который сейчас стучал пластиковым молотком по игрушкам. Риз улыбнулся. Теперь я не сомневаюсь в этом, я повернулась к нему, он поймал меня, за умилением над Брюсом. Ты все сделал правильно, и теперь у тебя есть он, я говорила, не сводя глаз с Брюса, бегающего по комнате и размахивающего своим молоточком. Сочельник. Это был невероятный месяц, состоящий из бессонных ночей наполненных сексом и смехом, несчитанного количества часов проведенного с Брюсом, и это только начало. У нас началось нечто настоящее и значимое. Я все больше и больше стала привыкать к необычным для меня вещам, а Риз не забывал творить чудеса в спальне. Он наконец-то продал клуб, и сегодня был его последний вечер, в качестве хозяина. Он нашел покупателей, желающих забрать клуб и сделать из него нечто стоящее. Взрослая, более опытная пара, которые с радостью оставили себе гнездышко, где можно было, не стесняясь раскрыть свою сексуальность. Я встретилась с ними, в день заключения сделки, мне было интересно посмотреть на пару, которая пришла в «Кроличью нору» за тем же, за чем и я. Я пришла сюда за сексуальной революцией, а получила намного, намного больше. Я нашла утешение после неудачного брака в руках заботливого и властного мужчины. Я еще никогда не любила так отчаянно, я хотела его, стоило мне только о нем подумать. Он мужчина, который завладел моим сердцем, телом и душой, хотя признаюсь я не сильно этому и сопротивлялась. Кажется, наша страсть и жажда друг друга не угаснет даже по прошествии времени. Мы проводим дни, борясь с миром, а по ночам снимает стресс самым приятным способом. Я только что получила уведомление, сообщающее, что в первую неделю января мне придется в суде встретиться лицом к лицу с моим нападающим. Но вместо переживаний, я испытывала радость от того, что я в последний раз увижу монстра, который едва не лишил меня жизни, едва не забравший мое счастье. Когда я приехала, в клубе было темно, и я зашла, поприветствовав Тару. Я знала, Риз еще как минимум час будет здесь, прежде чем отвезет Брюса к своим родителям на праздники, но все же, написала ему сообщение, убедившись, что он там. Это место нашего знакомства, оно хранит небольшие воспоминания, хоть в начале наши отношения были сугубо сексуальными. Я сказала ему, что мне придется покинуть его, и я проведу Рождество с родителями и друзьями. Поэтому у меня было огромное желание сделать его последний вечер в качестве владельца незабываемым. Его реакция на мое неожиданное появление была весьма красноречива: глаза расширились, губы чуть приоткрыты. Я закрыла дверь его кабинета, и сняла пиджак, показывая ему красный кожаный корсет, купленный на Хэллоуин. Тот, который я обещала ему показать. Я была в образе: волосы начесаны в стиле пин-ап, губы кроваво-красного цвета, а корсет приподнимает мою грудь так, что соски стояли от постоянного соприкосновения с кожей. На ногах были туфли на высоком каблуке, украшенные шипами, а на шее черный бархатный шарф с цепью по краям. Счастливого рождества, Риз, соблазнительно прошептала я, пока он осматривал меня с ног до головы. В его серых глазах сверкнул огонь желания, и взгляд переместился с глаз на губы, а потом медленно спустился по ногам. Его губы медленно растянулись в улыбку, пока он осматривал меня. Я не услышала ни одной команды, а это означало, что сегодня командую я. Он позволит мне быть главной. Счастливого мне рождества! Сядь и не двигайся. Я желаю ощутить твой член у себя во рту! без промедления приказала я. Я была готова к этому представлению. Он приподнял бровь, на губах небольшая ухмылка, но он послушался и быстро сел, не разрывая зрительного контакта. Я подошла и встала прямо перед ним, проговорив следующий приказ. Ты не трогаешь меня, ни разу, иначе не получишь сегодня эту прекрасную розовую киску. Он усмехнулся, когда я, стоя перед ним, резко дернула за ширинку, высвобождая его. Он был чертовски твердым, и я увидела маленькую капельку на конце, после чего сжала его в руке, слизала ее, заставляя дернуться. Мне не терпится ощутить этот огромный член внутри, но думаю для начала, я покажу тебе то, что ты можешь получить. Его глаза округлились, когда я сняла трусики, открывая ему вид на мой сочащийся влагой центр. Разведя складочки пальцами, я провела другой рукой по ним вверх-вниз. Я текла от предвкушения, поэтому поднесла влажные пальцы к его губах. Со вздохом, он широко открыл рот, ожидая, что я вложу туда пальцы. И почему я должна давать их тебе? Ты думаешь, ты их заслужил? Я подвинулась ближе, и теперь была в дюйме от его лица. Я слышала, как он зарычал, видела, как дернулся член. Я возбудилась еще больше, слыша его учащенное дыхание. Ты хочешь это? Мой гладкий лобок был прямо перед его носом, и я увидела его суровый взгляд, он злился, за то, что я дразнила его. Риз обожал мой аромат и вкус, он каждый день говорил мне об этом. Я думаю, это был первый раз, когда над ним действительно доминировали. Я решила не спешить с подарком. Поэтому вложила пальцы в его приоткрытый рот. Соси хорошо, иначе ничего не получишь, Риз, он высунул язык, обхватил мои пальцы, и просунул их себе в рот, безжалостно сося. Я щелкнула по его носу, когда едва не потеряла контроль. Достаточно! сказала я, удивляясь командному тону. Даже он был немного удивлен с какой легкостью мне это удавалось сделать. Ххмммм, что же сделать, раздумывала я, поворачивая его креслу, член был почти фиолетовый и пульсировал, он буквально трахал меня глазами. Скажи мне, Риз, я лучшая из тех, кто у тебя был? Мы оба знаем, ты был бабником до меня. Я сама чуть не рассмеялась от своего вопроса, но его взгляд и слова заставляли меня продолжить. Почему бы тебе не опуститься на него, и тогда ты узнаешь ответ, его голос был спокойным и властным, и мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не послушаться его. Сегодня не ты устанавливаешь правила, я сняла корсет, стянула Риза вниз, практически положив спиной на кресло. Оседлав его ноги, моя киска коснулась его члена, а соски были на уровне носа, в одном наклоне от его губ. У него перехватило дыхание, он облизнул губы, и закатил глаза, когда я, дразня, скользила вверх-вниз по его члену. По-моему немного ванильно, ты так не думаешь, Риз? не дожидаясь его ответа, я развернулась так, что теперь раскачиваясь, я могла дразнить его головку, при этом приближая попку к его носу. Черт, прошептал он, пока я смачивала и играла его членом, сжимая при этом его яйца. Хочешь прикоснутся ко мне? прошептала я, когда я опустилась на его головку. Я позволю тебе ощутить лишь дюйм моего тела, я опустилась ниже, обхватывая горячим центром его член, проталкивая его, как и обещала всего на дюйм. Я услышала, как он выругался, но все же оставил руки там, где они и лежали. Я усугубляла его положение, опускаясь и поднимаясь на дюйм, дразня его. Нет, я встала с него, и развернула его кресло так, чтобы он был лицом к столу. Сев на край, я расставила ноги, давая ему полный обзор моей промежности. Он посмотрел на меня, в глазах пытка от того, как я без стеснения раскрываю ему себя. Мне кажется, ты еще не готов. Я не чувствую этого, Риз. Может мне просто лечь, и самой себя трахнуть. Я так и сделала. Я раздвинула ноги перед его лицом, я легла на стол. Я услышала еще один его стон, он сел там, где мне и нужно было. Мои ноги немного покачивались, пока каблуки упирались в подлокотники. Чуть приподняв попу, я пододвинулась ближе к его лицу, и вставила два пальца. Черт, Вайолет, его дыхание коснулось моей киски, и я была уже на грани. Перестав двигать рукой, я посмотрела на него. Его глаза были черными. Я получила желаемое, меня ждет КРАСНЫЙ от Риза! Вперед, Вайолет! Разве я разрешала тебе говорить? я улыбнулась, Риз неотрывно смотрел на мое влагалище и опять был в дюйме от него. Не двигайся! Я облизнула пальцы, и вернула их на место, поигрывая с клитором именно так, как он мне показывал. Я слышала хлюпающие звуки, пока двигала пальцами. Я ощутила рывок, означающий, что я уже близко. Мое дыхание участилось, грудь налилась, и я задвигала пальцами быстрее, глядя как он наслаждается видом, а его глаза мутнеют от возбуждения. Я остановилась, когда была в секунде от оргазма, и услышала его протестующий рык. Я была в шоке, когда увидела, как раздуваются его ноздри. Я и не подозревала, что мое маленькое представление так сильно на него повлияет. Я быстро села, касаясь сосками его лица. Ты получишь только то, что я тебе дам, выкрикнула я, и опустилась перед ним на колени, и мои собственные желания начали мешать моему контролю. Наши глаза встретились, пока я обхватывала его пульсирующий член, и начала поглаживать. Его дыхание стало прерывистым, и я проглотил его целиком, а он дернулся у меня во рту. Я застонала, сося быстрее, крепче отхватывая его губами, ощущая на языке очередную каплю его спермы. Теперь его дыхание походило на шипение, он вцепился руками в подлокотник с такой силой, что костяшки побелели. Я хочу немного тебя попробовать, сказала я, проводя рукой по стволу. Открыв рот шире, я протолкнула его по глотке, чувствуя, как он начал ерзать. Он был близок. Не смей кончать! прохрипела я, работая усердней, вытягивая из него все соки. Еще пара поглаживаний, и он был весь в поту, полностью лишившись контроля. Я одарила его довольной улыбкой. Выпустив его изо рта, я услышала его протяжный стон, а затем встала. А теперь трахни меня, приказала я. Он подпрыгнул, вцепился мне в горло, и жадно накрыл губы. Наши языки безжалостно боролись за власть, но так и не смогли определить победителя. Я вскрикнула, когда он развел мои ягодицы, сжимая и массируя их, прижимая тело к своей эрекции. Он начал двигаться, пока я пыталась его целовать, и повалил меня на стол, зарываясь лицом у меня между ног, облизывая мою попку, доходя до киски. Я закричала, когда он вставил в меня пальцы, при этом поедая меня, как будто я его последний ужин. Он резко двигал пальцами, не выпуская из губ клитор, быстро доводя меня до оргазма. Я начала извиваться, ноги тряслись, а мое тело взорвалось от ощущений, он не останавливался, даже когда я кончила. Ох, черт, Риз, да, да, я кричала, кончая на протяжении минуты, ощущая как волны оргазма стали стихать, он высунул язык, оторвал мою попу от края стола, и начал трахать меня языком. Через секунду, попа опять коснулась стола, и когда я подняла глаза, то увидела, как он стоял передо мной, его черные глаза были безумные от желания. Он стянул свою рубашку, открывая мне вид на потрясающую грудь. Будучи голым, он ласкал мое тело обеими руками, прикасаясь к каждому дюйму моей кожи, заставляя меня стонать и извиваться под ним. Ты идеальная, Вайолет, и ты моя! Он схватил рукой член и направил в меня, склоняясь для поцелуя. Вдоволь насладившись моими губами, он толкнул в меня, заполняя меня полностью. Закинув ноги себе на плечи, он брал меня быстро и жестко. Его движения были такими собственническими, а руки старались не пропустить ни единого участка тела. Ближе к концу, он усадил меня к себе на колени, не разрывая контакта. Я откинулась назад, оперлась руками на его ноги, в то время как мои ноги были широко расставлены и лежали на подлокотниках. Он удерживал меня за ягодицы, при каждом движении притягивая к себе. Склонив голову, Риз покусывал мои губы, опуская меня на всю длину его члена. Я чуть приподнялась на руках, меняя угол проникновения так, чтобы он входил глубже, задевая головкой точку G. Риз, я скоро кончу, давай со мной, простонала я, пока мое тело вновь не начало трясти. Еще один толчок и он тоже задрожал, выдыхая ругательства, облизывая мои губы, изливаясь в меня, но, не замедляя своих движений, желая продлить это мгновение для нас обоих. Опустив ноги по бокам от него, занимая удобную позу, я уткнулась головой в его грудь. Прошли минуты, а мы так и продолжали сидеть в объятиях друг друга, покрытые потом, и доказательствами нашей любви и потребности друг в друге. Я взглянула на него, испачканного в моей помаде, все еще тяжело дышащего, но улыбающегося мне. Надеюсь, ты насладилась своим подарком, потому что такое больше НИКОГДА не повториться. Ой, да ладно, тебе же понравилось, сказала я, пропуская между пальцев его влажные волосы. Никогда не повторится, это тело принадлежит мне, только я лижу эту киску, и только я целую эти губы. Он наклонился и втянул в рот мою укушенную губу. Ладно, я попыталась отодвинуться, но он притянул меня обратно. Но я все равно знаю, что тебе понравилось. Он согласно кивнул, продолжая дразнить меня, пока я обвивала его ногами. Я взглянула на монитор охраны, расположенного у него за спиной, и замерла. Почувствовав мое напряжение, Риз спросил: Что такое? Он отодвинулся, чтобы посмотреть на мое лицо. Я вцепилась в него, не давая увидеть то, что видела я. Вайолет, в чем дело? переспросил он, на этот раз встревожено. На экране я увидела улыбающегося Алекса, идущего вместе с парочкой. Он помог женщине снять пальто, и я внимательно на нее посмотрела. Сандра. Риз медленно поднялся, мне пришлось ослабить хватку и встать на ноги. Он с легкостью вышел из меня, требуя ответа. Вайолет, какого черта происходит? спросил он, вырывая меня из ступора. Это Алекс. Он здесь. Риз съежился от моих слов, и взглянул на монитор. Его взгляд похолодел, пока он изучал происходящее внутри, и на лице опять заиграли желваки. Он был готов убить взглядом. Сбитая с толку происходящим, я начала оправдываться. Я не знаю, как он узнал об этом месте, но ему нечего здесь делать, я говорила, попутно застегивая пиджак. Риз, я обо всем позабочусь. Пожалуйста, не расстраивайся. Я даже боюсь представить, как он узнал об этом месте. Риз застегнул свой ремень, поправил галстук, мне было сложно понять его эмоции, но в его взгляде было лишь призрение. Он почти дошел до двери, пока я поправляла прическу. Я едва услышала его слова, прежде чем он вышел. Дело не в нем, а в ней. Я посмотрела на монитор, на котором появилась Сандра, и понимание происходящего чуть не сбило меня с ног... Щелк.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.