Ковбой с Манхеттена (сборник)

Браун Картер

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ковбой с Манхеттена (сборник) (Браун Картер)

Ковбой с Манхэттена

(Пер. с англ. О. Сергиевской)

Глава 1

Лето в Манхэттене было в самом разгаре. Водители такси, хитро поглядывая на пассажиров, уверяют, что виновата не только жара, но и высокая влажность. На девушках этим летом еще меньше одежды, чем обычно. Зато больше убийств и ограблений, и все собираются в следующем году поехать отдыхать в Коннектикут.

Я подумал, что могу и остаться здесь — ведь загрязнение воздуха затронет всех нас в равной степени: и коннектикутцев, и жителей Нью-Йорка.

Сидел я у себя в бюро в четыре часа и думал, что, черт возьми, я здесь потерял, когда я могу расположиться в каком-нибудь баре с кондиционером и потягивать холодный, как лед, мартини. К тому же у меня как раз отсутствовала секретарша, а дела шли так плохо, что я даже не был уверен, могу ли я вообще позволить себе какую-нибудь роскошь.

Внезапно хлопнула входная дверь, а потом раздался стук каблучков. Я едва успел подумать, что пора убирать ноги со стола, как в бюро появилась девушка.

— На дверях вывеска: «Мистер Бойд, акционерное общество с ограниченной ответственностью», — холодно сказала она. — Вы выглядите весьма ограниченно. Стало быть, вы и есть Бойд!

— Да, меня зовут Денни Бойд, — ответил я. — И я даже сражался в Черном каньоне, но их предводитель в черной шляпе на верблюде ускользнул от меня.

Дело в том, что она была так одета, словно собиралась сниматься в новом вестерне: начиная с белой амазонки и кончая лакированными сапогами. Волосы медного цвета свободно спадали на плечи, а широко расставленные глаза отличались какой-то необычной синевой. Нос узкий, прямой и презрительно сморщенный, а широкий подвижный рот она, казалось, унаследовала от фавна. На ней была короткая голубая куртка и штаны соответствующего цвета, но такие узкие, что я даже побоялся предложить ей присесть. Всякое могло случиться!

— Значит, вы что-то вроде детектива?

— Не вроде, а настоящий детектив. И причем высшего сорта. — После этого я повернул голову, чтобы она могла полюбоваться моим профилем.

— Я слышала, что вы прожженный негодяй, который за деньги делает все, что угодно, и всегда с успехом.

— Прошу садиться, — предложил я. — И, пожалуйста, смягчите ваши выражения.

Она села в кресло для посетителей, и, к моему удивлению, ее брюки не лопнули. Небрежным движением она сдвинула шляпу на затылок, а потом закинула ногу на ногу. Я внимательно посмотрел на них, но шпор не обнаружил.

— Я — Праймел Хилл, — сказала она, — а свои комментарии сберегите для будущего.

У меня создалось впечатление, будто ее стукнули в детстве пыльным мешком, и поэтому повернулся к ней правым плечом и застыл — глядя на меня в таком ракурсе еще никто не мог устоять, женщины прямо на улицах падали в обморок. Но Праймел Хилл и глазом не моргнула — вероятно, была лишена пола.

— О’кей, — сказал я. — Итак, вы — Праймел Хилл, а я — Денни Бойд. Что же произошло? Вас что, кляча переехала в Центральном парке?

— Я приехала из Вайоминга, — сказала она. — Мой отец умер три недели назад и оставил мне ранчо.

— И у вас неприятности с похитителями скота? Воруют бизонов? Сознаюсь, что мое представление о мире, находящемся за пределами Нью-Йорка весьма туманно. Или дикие переселенцы ломают ваши ограды?

— Что с вами? — удивленно спросила она. — Немного рехнулись или насмотрелись вестернов по телевидению?

— Но ведь у вас ранчо! — сказал я. — А на ранчо должен быть скот, если я не ошибаюсь?

— Наше ранчо предназначено для отдыха, — сухо сказала она. — У нас достаточно скота, чтобы декорировать ландшафт, и достаточно лошадей, чтобы гости могли кататься верхом. Есть у нас там и несколько бунгало, с кондиционерами, разумеется, где наши гости ночуют, развлекаются, пьют мартини и так далее.

— Очень заманчиво.

— Но все зависит от сезона, — уточнила она. Мои отец часто путешествовал, но когда возвращался на ранчо, любил попировать всласть. Точнее говоря, он все время пировал, когда жил на ранчо. И вот однажды он сильно напился, залез в седло и умчался по направлению к реке. Но лошадь внезапно остановилась у обрыва, а папу на следующее утро нашли в реке с лицом, искаженным от ужаса. Должно быть, здорово нагрузился. Он всегда пил только неразбавленное.

— Приношу свои соболезнования, — вежливо заметил я.

Она повела плечами и кивнула.

— Несчастный случай. Так, во всяком случае, я полагала сначала, но теперь я начала сомневаться.

— Почему?

— Двое мужчин и одна девушка приехали на ранчо. Сказали, что они друзья отца и хотят отдохнуть, разумеется, за плату — на этом они настаивали. Рассказали, что они с отцом побывали во многих местах: в Лас-Вегасе, Рено, Санта-Байе. По их словам, они знали его даже лучше, чем я. И первые дни они действительно вели себя очень мило. А потом, однажды вечером, когда мы сидели за рюмкой вина, они сказали, что отец задолжал им. Говорил об этом большой грузный тип, назвавший себя Вилли Фаррелом. Он сказал также, что мой отец не доверял деньги банку, так как подобные деньги банку не доверяют, и поэтому деньги спрятаны где-то на ранчо. Я ответила, что понятия не имею, о каких деньгах они говорят, и тогда они сразу утратили свое обаяние.

— А вы действительно не знали, о чем они говорили?

— Знала, — ответила она. — Мой отец всегда называл это «путь к одинокой сосне». Внизу, на берегу реки, стоит большая старая сосна, в которую лет десять назад ударила молния, и теперь она так и стоит полуобугленная. Но там есть дупло, и в нем отец держал свои незаконные деньги. «Вниз по реке» — так называлась его любимая песня. Когда он напивался, то становился сентиментальным и начинал петь. Я полагаю, он разбогател на разных не вполне законных делах и, разумеется, не мог да и не хотел отдавать львиную долю налоговому департаменту.

— А какого рода делами занимался ваш отец?

— Он никогда мне этого не рассказывал, да я и не спрашивала, потому что знала, что вместо ответа он залепит мне пощечину. У моего папочки была тяжелая рука. А у тех троих руки не тяжелые, но зато очень ловкие.

— И что случилось дальше?

— Какое-то время я терпела. Минут десять, наверное. Но за эти десять минут я хорошо поняла их, да и они слишком хорошо поняли меня. И я подумала, что если я им не скажу, где отец прятал ящик с деньгами, то они сумеют меня принудить. И в конце концов я решилась сказать правду. Вилли послал одного типа, и когда тот вернулся с ящиком, он так обрадовался, что угостил меня таким ударом по затылку, который вывел меня из строя до следующего утра. Разумеется, за это время они успели скрыться вместе с ящичком.

— Вы знаете, сколько там было денег?

— Я уже говорила, что никогда не спрашивала отца об этом. Знаю только, что он много ездил и совершал много сделок.

— А в полицию вы не обращались?

Она презрительно выпятила нижнюю губу.

— Что с вами, Бойд? Вы что, считаете меня полнейшей идиоткой? Ранчо и все остальное, что отец оставил мне, вполне законное наследство. Разве я могу рисковать? Да и, кроме того, что полиция может сделать в этой ситуации?

— А что, черт возьми, могу сделать я?

— Вы можете найти этих троих, — сказала она. — В ящичке были не только деньги отца. Там находились и мои: девять или десять тысяч, а также драгоценности, которые достались мне после смерти матери. Ну, как вам нравится мое предложение? А если вы их найдете, то постарайтесь вернуть то, что возможно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.