Корабли

Вернер Алекс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Корабли (Вернер Алекс)

Annotation

Сборник произведений автора из Санкт-Петербурга. Удивительно изящное сочетание русских поэтических классических традиций с передовыми веяниями европейского андеграунда. Книга, балансирующая на грани культур, тонкая, несколько вычурная, но вместе с тем полная свежести и неуловимой самоиронии.

«Корабли»

Я забыл, как верить, и как дышать,

Но не белый цвет на твоем гербе.

Вырывая с боем малейший шаг,

Я веду свои корабли к тебе.

Королем, изгнанником, чужаком

Я шагну на твой ледяной порог?

Ты же видишь:

нити моих дорог

Заплести в одну

было не легко.

Я не каюсь.

Просто пришел с войны.

Задыхаясь

Там, от тебя вдали,

Я привел к тебе свои корабли.

Я привел бы все корабли земли,

Я спалил бы весь поднебесный флот,

Но тебе не нужно ничье тепло.

Ты – последний кров на моем пути.

Ты – стальной клинок с ледяной резьбой.

Ты же слышишь – там пустота в груди:

Я оставил сердце свое с тобой.

В час, когда поклялся навек уйти,

Я оставил сердце свое с тобой.

Я веду свои корабли к тебе.

***

Капли падали за занавеской

В обветшалый небесный покой,

Пропуская по стенам отвесным

Незамеченным свет неземной...

Мне не будет и не было дела,

Где твои отзвучали шаги.

Только ветер дрожит онемело

Безответным касаньем руки.

***

Игрушечный заяц на детской площадке,

А дождь разошелся и звезды не видно.

Подумаешь: дома оставил перчатки, -

Спиной упираясь в холодные плиты.

Ладонь согревает загривок собачий,

Порой забываешься, даже не дышишь.

Быть может, иначе? не надо иначе...

Всё так же промокшие светятся крыши.

***

А воздух беспримерно смутно тих,

И кофе не спасает от простуды.

В привычном окруженье рук моих -

Мой трепетный безрадостный Иуда.

За шторами давно не первый снег

Слипался в мимолетные сугробы.

И пальцы. губы, голос - человек.

Солдаты в робах, офицеры в робах.

***

Холодные ладони мне на плечи.

Ты, правда, не пугаешься ничуть?

А время и вино почти что лечат…

Живым дыханьем погаси свечу.

Тебе пошло бы бархатное платье –

По мраморным ступеням в темный зал…

Когда остынут вечные объятья,

Без трепета закрой мои глаза.

***

Пальцами по перилам –

Беспрекословно вниз.

Сколько таких бескрылых

И кружевных маркиз…

Старый ворчит привратник,

Стынет вечерний чай.

В память твоих объятий

В пальцах дрожит свеча.

***

Захлебнуться тобой.

И уже не дышать,

Опуская ладони

На белую простынь.

Прикоснуться к губам –

Помолчи, не мешай.

Я же знаю – все просто,

Безоблачно просто.

Пропустить между пальцев

Твои кружева,

Блики прядей,

Разметанные по подушке.

И шептать упоенно

И слышно едва:

Будешь самой любимой.

Любимой игрушкой.

***

А рваные листья дрожат одиноко,

И больше не хочется взять их на руки.

Лишь губы – оттенка вишневого сока.

Мы много не знаем с тобой друг о друге…

Прижать твои пальцы к щеке обреченно,

Не слушать. Опять, как обычно, не слушать.

Но чей еще взгляд может быть столь же черным,

Чтоб видеть почти целиком мою душу?

***

Дождаться тебя, открывающей дверь,

И молча упасть пред тобой на колени.

Покорный, усталый, измученный зверь,

Достойный назваться лишь тень твоей тени.

Жестоко наказан – я выдумал сам

Свое бичевание нашей разлукой.

И капли дождя по моим волосам

Текут на твои обнаженные руки.

***

Босыми ногами в холодный пол.

Я долго искал твоего лица,

Боясь ошибиться. И вот – нашел,

На ощупь, руками, с теплом слепца.

Я долго ходил по твоей воде

Со свечкой и именем всех святых,

Но больше не видел уже нигде,

Чтоб так алым цветом цвели цветы.

«Император»

Значит, так и болит душа

В неразреженном кислороде?

Если только решит мешать,

Пристрелите его на входе.

Так, не веря и не дыша,

Смотрят в спину чужой свободе.

Ты не сделаешь этот шаг,

Император, курки на взводе.

Пальцы сжаты и не дрожат,

И под горло парадный китель.

Пристрелите

Его,

Не ждите.

Может... так и болит... душа?

Это редкий и страшный дар

Задыхаться в своей свободе.

Если только войдет в ангар -

Пристрелите его на входе.

Это капельки звезд дрожат

На сияющем небосводе.

Удержать

Не пытайся.

Сводит

Ожиданием каждый шаг.

Искореженную в бою,

Не машину - кусок металла,

Я оставлю тебе

И стало

Быть

Для полета возьму твою -

Пусть как...

Память.

Ее допью

До последней горчащей ноты.

Недоступны мои частоты.

Пусто место мое в строю.

Что рождает в тебе Судью,

Дышит в спину моей Свободе,

Смотрит твердо в ее глаза?

Ожидание, боль, азарт?

Он пристрелит меня на входе,

Если я поверну назад.

***

А за окошком – небесный чердак,

Рыжая кошка под вытертым кленом.

Низкие звезды – размером с кулак –

В узкие окна мерцают зеленым.

Не открывать на настойчивый стук,

Долго курить над недопитым чаем.

Птицы опять улетели на юг –

Это по ним я, наверно, скучаю.

***

И револьвер в руке нелегкою поклажей,

А пальцы все-таки становятся грубей.

И каждый миг ты ждешь – сейчас войдет и скажет:

«Убей, охотник. Я искал тебя – убей.»

Он на порог, сверкая огненною шкурой,

Приляжет, и засмотрится в глаза.

У вестника из сказочного Гурра

Седые пряди в рыжих волосах…

Снежинки сквозь незапертые двери

Ворвались. И стекло в окне дрожит.

«… а жизнь – всего лишь новые потери.

Убей – и ты поймешь, что значит жить…»

Навечно предназначены друг другу –

Охотник-жертва и преследователь-зверь.

«Иди сюда, не бойся. Протяни мне руку.

Стреляй в упор. Всегда. Не веришь мне? Не верь.»

…И, вспоминая, обреченно хмурить брови,

Сгонять ладонью снежных бабочек с картин.

Но постепенно привыкаешь даже к крови.

Лишь только чаще начинаешь пить один.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.