Виражи

Третьякова Наталья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ВИРАЖИ

ПРОШЛОЕ.

ОНА проснулась в своей комнате, в которой прошло все ее сознательное детство. В глаза сквозь занавес бил луч майского солнца, лаская кожу, согревая теплом. Тени от качающихся деревьев ходили по потолку, создавая причудливые фигуры, в которых можно было при желании разглядеть животных, либо лица. Или это была ее фантазия, которая уносила в мир далекого детства, в котором не было боли и предательства, где царили любовь и понимание?

Каждому ребенку в детстве хочется быстрее вырасти, стать похожими на маму и папу, быть самостоятельными. И как ни парадоксально звучит, во взрослой жизни нам снова хочется стать детьми, окунуться в беззаботное существовование.

Но, повернуть время вспять невозможно, как невозможно дважды войти в воду одной реки. Мы сами выбираем пути в этой жизни, совершая свои ошибки. И ни изменить, ни исправить после принятого самостоятельного решения нечего уже невозможно. Можно лишь простить тех, кто нанес сердечную рану, или попросить прощения у тех, кого ты сам обидел. А также надеяться на чудо, что сердце оттает, простит, а шрамы затянутся.

Лежит ОНА, смотрит в потолок на блуждающие тени, и пытается для себя вывести новую формулу жизни. Много счастья и радости было в ее молодом сердце, но горечь разочарований больно царапала душу потому, что она для себя не могла еще понять, где сама совершила промах, в чем ошиблась, почему радужные мечты о семейном счастье вдруг разбились о быт. Или ревность. Или стену непонимания между, казалось бы самыми близкими людьми - ней и некогда любимым мужем. И вот финал их семейной трехгодичной истории - они разошлись, банально, без скандалов, без выяснения отношений, решив, что надо отдохнуть друг от друга, чтобы понять для себя: а такие ли они необходимые друг другу и любящие люди.

А их совместная радость и гордость - сыночек, сладко посапывал сейчас в кроватке, улыбаясь и что-то бормоча во сне.

Мать повернула голову, чтобы полюбоваться своим ребенком, таким долгожданным и хорошим, иногда непослушным, своенравным, но все равно нежно любимым. Она хотела для своего сына самого лучшего в жизни, желала, чтобы он вырос самодостаточным человеком. Но, как теперь объяснить маленькому крохе, что папа теперь будет не рядом, что они никогда не вернутся в уют кухни, где решалось множество семейных проблем, где были тихие вечерние посиделки за столом. Как вырастить настоящего мужчину без отца? Потому что умом понимала, что возврата к былому счастью уже не будет. Пропало доверие к мужу, а, следовательно, исчезла любовь. И это надо было пережить. А то, что она справится с сердечной мукой - даже не сомневалась. Не впервые ей приходилось терять и плакать от предательства. Жизнь постоянно преподносила сюрпризы очень неприятные, но закалка ее сердца была стопроцентной. Она понимала, что любую боль можно перетерпеть, можно и душу возродить на пепелище прежних разочарований. Но, все же, как больно давался ей очередной опыт битвы за право быть любимой.

Нет, сожаления о том, что они расстались с мужем, у нее не было, так как много обид и невысказанных претензий друг к другу измотали душу и сердце. Когда, в какой момент времени их семейная лодка дала течь, тоже было не вполне понятно. Ведь все так складывалось хорошо. Они знали друг друга со школьной скамьи. Они любили друг друга. Им пришлось пройти через разлуку, через терпеливое ожидание того момента, когда они произнесут клятву верности друг другу - любить до гробовой доски в богатстве и бедности, болезни и здравии. Но реалии времени круто поменяли некогда мягкий характер ее мужа, превратив его в деспота, тирана и ревнивца. Она не понимала своей вины, потому что всегда была скромна. Дом ее светился чистотой. Она была хорошей хозяйкой, умела порадовать мужа необыкновенным блюдом, когда он, уставший, приходил с ночной смены домой. Но его бесконечные придирки и расспросы о том, куда ходила в его отсутствие, зачем сделала так, а не иначе, кого видела, с кем встречалась и с кем изменяла ему, доводили до исступления. Она не могла поверить, что он действительно мог ее обвинять во всех смертных грехах из-за своей неудовлетворенности жизнью, работой, заработком, проблемами с друзьями, с которыми он всегда конфликтовал, если приходилось им отмечать праздники веселой дружной компанией; женам же постоянно приходилось разнимать своих горячих мужей, которые считали себя правыми в споре, возникающем из-за пустяка, будь то курс валют на мировом рынке, лучшей марки автомобиля или прогноза погоды. У женщин заботы были глобальнее: накормить семью, выучить детей, успеть пробежаться по пустующим магазинам, да еще постараться сэкономить семейный бюджет, чтобы завтра можно было купить очередную конфетку для ребенка или понравившуюся игрушку. О себе уже не думалось. Она забыла, когда в последний раз была у парикмахера, чтобы навести красоту, так как даже поход к специалисту по красоте выливался в копеечку, которую можно было потратить на другие нужды. Реалии сложного времени были таковы, что приходилось думать, как выживать, на что кормить семью.

Она работала в школе, каждый день, вставая ни свет, ни заря, чтобы успеть на автобус, увозивший ее в село, где она учила деток русскому языку и культуре. Этот утомительный путь был ей знаком уже давно. Даже будучи беременной сыном, она ходила по пять километров до федеральной трассы в случае отсутствия автобуса, который мог не выйти на маршрут из-за отсутствия бензина. И этой проселочной дорогой она наматывала километры с книжками и тетрадками для проверки домашнего задания.

Все было сложно. Но так жили все в трудное, непростое время девяностых годов, когда экономика целого государства рушилась на глазах: предприятия, огромные заводы закрывались, оборудование продавалось за границу за бесценок. Якобы приватизация национального достояния не сделала людей богаче. Рыночные отношения, к которым был непривычен советский народ, вступали в свои права. Все покупалось и продавалось. Весь город был сплошным базаром, состоящим из стихийных палаток и просто лоточников, продающих в розницу штучно сигареты, жевательные резинки и мелкие товары для детей. Продавцы сидели вдоль тротуаров и навязчиво предлагали свой незатейливый сервис. Челноки таскали неподъемные сумки, чтобы заработать крохи на перепродаже товара, на которые претендовал и рэкет. Всюду лилась реклама, как легко заработать деньги, вложив свои скромные сбережения в сомнительные финансовые пирамиды. Сетевые компании, предлагающие купить здоровье благодаря чудо-таблеткам - БАДам, втягивали все большее количество начинающих "бизнесменов" в дело. Уже не удивляли странные люди со значками на груди: "Хочешь похудеть - спроси меня, как!", пристающие на улицах и в магазинах.

Появились новые секты. Лжепророки зазывали народ под свое покровительство перед богом, провозглашая каждый свою веру и догмы единственно правильными, не забывая при этом собирать дань с народа в виде десятины, а то и при помощи промывания мозгов и гипноза отбирать квартиры, оставляя целые семьи без крыши над головой буквально на улице. Обман и жажда наживы завладел умами целого поколения. Доллар правил бал. Все четко знали котировки валют на рынке, так как обменные пункты встречались на каждом шагу, пестрели красочными афишами, росли как грибы после дождя.

Проблемы сыпались на народ как из рога изобилия. Только успевай поворачиваться. Люди как будто сошли с ума. Но таковы были реалии жизни. Надо было выживать, а для себя еще расставить приоритеты в жизни, чтобы правильно воспитать детей, начинавших жить в эпоху тотальной экспроприации, денег, обмана и лжи.

Великая страна Советский Союз осталась в прошлом, распалась на отдельные государства, в которых происходили процессы, связанные с независимостью друг от друга. Новая валюта, введенная в Киргизии, - сом, не была твердой. Яркие бумажки не имели цены. Все больше котировался натуральный обмен - бартер.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.