Мила'я любовь

Горская Елизавета

Серия: Любовная лирика [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мила'я любовь (Горская Елизавета)

Елизавета Горская

Мила'я любовь

1

Я вспотела от усилия, но рук не разжала.

Блин. И кто только придумал эту физкультуру?! Я понимаю, конечно, в здоровом

теле - здоровый дух. Но это же издевательство какое-то! Эти турники просто

созданы для того, чтобы на них позорились такие низкорослики, как я.

Стиснув зубы, я тихо застонала, когда наш физрук Владимир Александрович дал

команду отдыхать и пообещал всем продержавшимся хорошую отметку. Я

спрыгнула на землю и посмотрела на свои жалкие мозолистые ладони. Жуть! Ради

пятерки, конечно, стоило попотеть и потерпеть, но видеть это уродство как-то...

грустно. Завтра вечером нас с мамой пригласили на частную вечеринку - не

хотелось показываться с такими руками, да еще коленку расшибла, когда кросс

бегали. Алла Викторовна вряд ли будет в восторге от моего внешнего вида. Хотя...

это может сыграть мне на руку. И послужить причиной никуда не идти.

Фух! Наконец-то прозвенел звонок с урока.

В раздевалке, как обычно, царило оживлённое столпотворение. Я быстро

переоделась, запихала в рюкзак бриджи с майкой и вылетела пулей в коридор.

Проклятье! До литры осталось минут десять, а у меня на голове черт знает что

творится, тушь потекла, лицо лоснится. В туалете я достала косметичку и кое-как

подправила макияж, затем наскоряк расчесала волосы, собрала на макушке в

пучок. В класс вбежала в унисон со звонком и с разбегу впечаталась лбом в чью-то

твердую - явно не женскую - грудь.

- Твою ма...
- вырвалось у меня, когда я подняла глаза и встретилась с взглядом

нашего учителя по литературе, брови которого хмуро сошлись на переносице.
-

Простите, - прошептала я, опустив голову.

Черт!

- Осторожнее нужно быть, - услышала я низкий, с легкой хрипотцой голос.
- Не на

пожар ведь торопитесь.

- Ты где была?
- принялась пытать меня Ксюха, когда я села за нашу с ней парту.
-

В раздевалке такооое случилось!

- Опять Жанка с Иркой поцапались?
- высунула я нос из ранца, из которого

доставала учебник с тетрадкой.

- Темный твой заявился!
- поиграла бровями Ксюха.

Сердце сделало болезненный кульбит. Я сморщилась.

- Да ну?
- попыталась я скрыть свою заинтересованность.
- Кого-то искал или

просто так, поглазеть?

- О тебе спрашивал.

Руки, листающие учебник, задрожали. Черт бы побрал этого Темного!

- И что ты ему сказала?

- А что, по твоему, я могла ему сказать?! Ушла, говорю, твоя Милка. Куда - не

знаю. Школа большая.

- И вовсе я не его, - огрызнулась я.

- А что у вас там с ним произошло?
- придвинулась ко мне Ксюха.
- Ты так и не

рассказала толком, почему вы расстались. Из-за другой, да?

- Бережная! Кислицына! Общаться будете на перемене. Или у вас есть что сказать

по теме?

Арсений Валерьевич, скрестив на груди руки, выжидательно смотрел в нашу

сторону.

- Мы больше не будем, - насмешливо улыбнулась я ему.

- Я это уже слышал, - сдвинул брови учитель.
- И не раз. Кислицына, прошу к

доске.

- Зачем?
- недоуменно похлопала ресницами Ксюха.

- На предыдущем уроке я задавал вам выучить на выбор одно из стихотворений

Ивана Алексеевича Бунина, - терпеливо объяснил Арсений Валерьевич.
- Я слушаю

вас.

- Эээ... Я... не готова.

- Жаль, - сев за стол, он что-то начеркал у себя в журнале простым карандашом и

поднял голову. Его тяжелый взгляд остановился на мне.
- Бережная - к доске.

Черт!

Я тяжело вздохнула и медленно поднялась на ноги.

- Я не готова.

- Да?
- вскинул он брови.
- И почему я этому не удивлен?

- Потому что у меня память плохая!
- дерзко встретила я его взгляд.
- И я терпеть

не могу Бунина!

- Хм, - сцепил учитель руки в замок и оперся о них подбородком, - тогда можно

узнать, кого вы любите?

- Она все еще сохнет по Артему Жданову, - услышала я насмешливый голос

Жанки с ее привычными ленивыми нотками.

Я стиснула зубы. У меня уже руки чесались вцепиться этой стерве в волосы, когда

учитель, по-видимому заметив мое состояние, тихо произнес:

- Садитесь, Мила. Надеюсь, вы понимаете, что в программе еще много будет

писателей и поэтов, не вызывающих у вас симпатию. Что прикажете делать? Вас

устраивает двойка в аттестате?

- Нет, - опустила я голову.

- В таком случае жду вас с Ксенией завтра утром, перед занятиями. Иначе я

обведу ваши двойки ручкой. Понятно вам?

- Да, - процедила я сквозь зубы.

- Я не расслышал. Что вы сказали?
- голос его был суровым, в нем так и сквозили

укор и недоумение.

- Хорошо. Мы придем завтра утром, - ответила за меня Ксюха.
- А стихотворение

любое?

- "Крещенская ночь", "Одиночество" или "Последний шмель". И не забудьте

сделать его анализ. Все слышали?
- обратился он уже ко всему классу.
- Анализ к

стихотворению обязателен. Даю вам пять минут. Сначала буду спрашивать по

желанию, затем - по журналу. Время пошло!

Ненавижу этого Арсения Валерьевича! И школу эту бессмысленную ненавижу! И

Жанку-стерву, и Артема, и...

- Милка!
- ворвался в мои мысли бодрый голос Ромки.
- Ты что, такая хмурая?

Опять с матерью поцапалась?

- Нет, - буркнула я, дожевывая свой сэндвич с салатом и ветчиной.
- Двойку

получила по литре. Завтра придется переться ни свет ни заря, чтобы рассказать это

чертово стихотворение Арсению Валерьевичу. Дался мне вообще этот Бунин! И

Пушкин, и Толстой, и Достоевский с Лермонтовым! Можно подумать без них и их

шизофренических писулек вся моя жизнь пойдет под откос.

- Твоя мать тебя за это по головке не погладит, - ухмыльнулся Ромка, но встретив

мой колючий взгляд, нахмурил брови.
- Ты порвала с Темным?

- Угу.

- Что он сказал?

- Рассмеялся мне в лицо и послал на все четыре стороны, - хмуро сообщила я.

- Надеюсь, он не распускал рук?
- сжал кулаки Ромка.

- Ромка! Это было всего лишь раз...

- Милка, ты дура влюбленная, а я - твой друг. Я вижу все так, как оно есть на

самом деле. Темный твой подлец, каких еще поискать. Я никогда ему не доверял, а

после того случая в баре...

- Ром, проехали. Давай не будем об этом.

- Ладно, - Ромка поднялся из-за стола.
- Я побежал. У нас сейчас английский. А ты

не вешай нос. Завтра наступит новый день.

- Ага, - криво усмехнулась я.
- Новый день - новые заморочки.

Ромка улыбнулся.

- Новый день - новые решения, Милка. Ну все, давай! Вечером спишемся.

- Пока, - улыбнулась я другу.
- Спасибо, Ром.

- Не за что, - похлопал он меня по плечу и, закинув ранец за спину, выбежал из

столовой.

Я брела по узенькой аллее и размышляла над насмешками самой жизни, которые

с завидной очередностью сыпались на мою бедовую голову. Эта чертова школа

меня достала. А хуже всего то, что моя мать - директор этой самой школы. И

воспитывала она меня одна - отец погиб в аварии пять лет назад.

Алла Викторовна - интеллигентная, целеустремленная, абсолютно состоявшаяся в

жизни личность - мечтала о таком же будущем для своей дочери, которая - увы!
-

представляла это самое будущее диаметрально противоположным. Можно

представить ее потрясение, когда я заявила, что после девятого класса хочу пойти

работать. Я ненавидела учебу и все, что с ней было связано. Единственный

предмет, который я по-настоящему любила, это урок рисования. Но с девятого

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.