Море

Петров Андрей Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Курицын смотрел на море, и бог знает, о чем при этом думал. Алиса надеялась, что море впечатлило Курицына: семнадцать лет она прожила на побережье и считала море своим достоянием. Она прижалась к Курицыну и с покровительственной улыбкой заглянула ему в глаза. Глаза были непроницаемы.

- Теперь ты знаешь, что такое счастье?
- прошептала Алиса в розовое мужское ухо. Ее не обманул хмурый вид Курицына: Алиса знала, что в море, в ее море невозможно не влюбиться.

- Значит, раньше я был несчастлив?
- безучастно спросил Курицын, не отрывая взгляда от моря.

- Раньше?
- Алиса продолжала улыбаться, хотя улыбка казалась теперь чуть вымученной.
- Разве что-то было раньше?

Курицин не ответил. Он буравил глазами море, будто стараясь что-то разглядеть в толще вод, что-то, что сейчас было скрыто от его глаз и что оправдывало бы это море, что давало бы этой соленой, непитьевой воде право разливаться бескрайно, занимать все - до горизонта, до наливающегося красным солнца...

- А мне вот кажется, что раньше ничего и не было, - не дождавшись ответа, произнесла Алиса.
- Была я, было море - всегда. Потом появился ты - вот здесь, на этих камнях, где я была. Если ты исчезнешь, я все равно буду тут. И море будет. Это хорошо, это правильно. Что, если не море, заслуживает это право - быть здесь, со мной? Ну и ты еще. Но ты уйдешь...

- Не уйду, - пообещал Курицын. Она улыбнулась совсем уже печально, и он, склонившись, поцеловал ее обнаженное плечо. Они оба любили верить лжи... Но правдиво могло быть только море.

Еще минуты две они стояли, обнявшись. Солнце, желая приблизить к себе, окрасило белую простынь, обвернутую вокруг Алисы, в свой, розоватый. Девушка уткнулась в сильное плечо Курицына и подумала, что заплачет. Но прикрытые веки не выжали ни слезинки - наверно, они разучились делать это без повода.

- Знаешь, если бы я был писателем, - вдруг сказал Курочкин, - я написал бы такой роман... Про мужчину, который знает, что умрет, скажем, через неделю. Здоровый, никому не мешающий мужчина. От чего умрет, неизвестно, но твердо знает - через неделю. Ровно неделя на все, что он не успел за годы. А он приходит вот сюда, к тебе, на камни, и неделю здесь с тобой стоит...

Алиса взглянула на него снизу вверх:

- А потом?

- А разве что-то может быть потом?
- Курицин улыбнулся и чуть заметно подмигнул. Алиса рассмеялась - так, как она смеялась всегда, начиная с высокой, тихой, едва уловимой ноты, и вдруг разражаясь истеричным, раскатистым хохотом, подобным тому, как находит на камни штормовая волна. Она прижалась к Курицыну лицом, и по смешавшимся с шумом моря глухим звукам непонятно было, смеется она или уже плачет.

Рыдания оборвались резко. Алиса подняла на Курицына абсолютно сухие глаза и ровным голосом спросила:

- Так ты не уйдешь?

Курицын не расслышал и переспросил.

- Ты. Не. Уйдешь?
- с расстановкой произнесла Алиса.

- Куда?

- Ну не знаю... Поесть?
- голос Алисы вновь стал веселым.

- Уйду, пожалуй, - улыбнулся Курицын.

На миг лицо Алисы исказилось.

- Ну давай, - сказала она, казалось, прежним голосом.

- А ты?
- робко, слишком робко спросил Курицын.

- Я сейчас..
- девушка сжала тонкие губы.

Курицын оторвался от девушки и пошел по тропе вверх.

- Догоняй!
- крикнул он, не оборачиваясь.

- Да... Спасибо...
- тихо произнесла Алиса.

Курицын не услышал ее слов. Он сверху еще раз с невыносимо-упоительной, закатной печалью посмотрел вниз, на камни, на тонкую фигуру... Солнце село, и белые одежды потеряли свой розоватый оттенок. Фигура была неподвижна и только чуть заметно покачивалась в такт волнам.

- Спасибо, - почти неслышно сказал Курицын и быстрым шагом ушел от моря.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.