Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии

Чудинов Валерий Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вагрия. Варяги Руси Яра: очерк деполитизированной историографии (Чудинов Валерий)

ПРЕДИСЛОВИЕ

С детства мы испытываем почтительное отношение к наукам. Разумеется, кое-что мы можем проверить на собственном жизненном опыте и в школе даже устаем от различного рода лабораторных работ по физике, химии и биологии. Но мы привыкаем доверять и наукам гуманитарным, полагая, что если уж какое-то событие в истории случилось, то оно было многократно зафиксировано различными писателями, летописями, частной перепиской и к тому же подтверждено массовыми археологическими находками. И действительно, нам зачитывают цитаты из сочинений древнегреческих и древнеримских историков, сенаторов, драматургов, политических деятелей, каждый из которых хотя и вносит некоторый собственный субъективный взгляд, но в целом подтверждает своего современника: да, так в действительности и было. Беда только в том, что сами Греция и Рим вылепляются как бы из ничего, из воздуха, и сразу становятся зрелыми, совершенными, классическими. Правда, встречаются некие туманные намеки на то, что Рим был создан этрусками, но кто такие этруски, откуда они пришли, какого рода их язык и что утверждают многочисленные этрусские надписи, сие за почти 300 лет существования этрускологии нам неведомо. Чем больше трудятся ученые над разгадкой этрусских тайн, тем темнее становится прошлое этого народа; они теперь уже чуть ли не албанцы (так полагает французский исследователь Закария Майяни), но их язык еще тяжелее албанского и принадлежит якобы к неизвестной языковой семье. Еще хуже обстоит дело с пеласгами, предшественниками греков на Балканах; их письмо, линейное А, вообще не читается, о существовании так называемого критского иероглифического письма знают разве что специалисты, но знают именно о его существовании, а не о его смысле, ибо это письмо официально до сих пор не дешифровано. Мне все это весело слушать, поскольку я читаю и понимаю и то, и другое, то есть и этрусское, и критское иероглифическое, и сведения, которые исходят из этих текстов, весьма сильно отличаются от того, что предполагают другие исследователи.

Когда я был студентом, мне очень нравилась политическая экономия. Суть этой дисциплины состояла в том, что процессы производства, обмена и потребления, которые и составляют предмет экономической науки, подводили читателя к мысли о том, что экономические процессы образуют те или иные социальные группы; так что правильнее было бы назвать данную науку «социальной экономией». А когда я стал изучать те или иные исторические сведения, записанные этрусками, я тут же пришел к выводу, что та историография, которую культивируют университетские кафедры, прежде всего на Западе, а затем, как эхо, и в России, совершенно не учитывает (или учитывает в весьма малой степени) реальные процессы, шедшие в Древней Греции или Древнем Риме, а пишут занимательную, нравоучительную, душеполезную и очень выгодную для современных западных стран повесть, которую я бы также назвал «этнополитически ориентированная историография». Понятно, что если каждому из существующих государств и этносов достался бы свой жирный кусок мировой истории, вероятно, с этим можно было бы и согласиться. Однако получилось все как раз наоборот. Например, в сознании современного русского человека народы как Италии, так и Испании являются потомками древних римлян, причем Италия к Риму даже как-то ближе, поскольку город Рим и до сих пор является столицей этого государства. А Испания от Рима далека, и было бы даже несколько странным считать ее наследницей римского величия. А между тем любой историк знает, что Италия как государство существует только с XIX в., Испания же как государство намного старше, а кастильский (испанский) диалект ближе к латыни, чем итальянский; наконец, Испания несколько раз завоевывала Италию, а не наоборот. Поэтому, как ни странно, в испанце римлянина больше, чем в итальянце.

Точно так же империю франков Карла Великого обыденное сознание воспринимает как французскую, хотя франки являлись типичными германцами, как и жители северной части этой империи, которые позже стали называться германцами. Только юг империи франков был в свое время занят римлянами и перешел на язык завоевателей («вульгарную латынь»), тогда как север продолжал говорить на нескольких германских диалектах. Трагедия некогда единого народа, германцев, завершилась в конце концов разделением его на немцев и французов, а единой страны короля Карла – на Германию и Францию.

Я привел эти два примера только для того, чтобы показать, что многие «очевидные» вещи в исторической науке совсем не столь очевидны, и достаточно сложно придумать какие-то тесты, чтобы показать, что испанцы имеют не меньшие права на то, чтобы считать Рим столицей своих предков, чем итальянцы, или что немцы такие же потомки империи Карла Великого, как и франки.

Вопиющая неосведомленность. Наиболее странным в истории Руси является момент призвания варягов. Он как-то противоречив внутренне, поскольку под варягами обычно понимают какие-то германские или скандинавские племена, коих призывать у русских не было абсолютно никакого резона. В этом смысле весьма показательны нынешние украинские исследования, даже если они публикуются на русском языке. Я имею в виду, например, книгу А. П. Речкалова «Кто ты, Русь» [111] 1 . На с. 31 он пишет: «Нужна была сила, способная переступить через племенные обычаи и отношения, изменить привычное распределение сил в регионе. Рано или поздно такая сила нашлась бы непосредственно в славянском мире, но история рассудила по-своему: вмешались чужаки. Причем вмешались не только в судьбу наших предков, но и многих иных народов Европы, придав общеконтинентальным процессам образования государств и народностей невиданный прежде импульс ускорения. На Руси эти чужаки получили название варяги, в Европе – викинги. Ускоряя эти исторические процессы на континенте, эти отважные господа, разумеется, заботились не о прогрессе человечества – это был, так сказать, побочный продукт их деятельности. Неведомых ранее пришельцев занимали гораздо более простые и конкретные вещи. Сэр Уинстон Черчилль писал: “Яростная буря разразилась в 835 г., и мощные флоты, состоящие иногда из трехсот или четырехсот судов, устремились по рекам Англии, Франции и России. Такого масштабного разбоя еще не было” [148]. Этот мощный мутный поток, движимый жаждой наживы, и вынес на берега Ладоги будущих повелителей Руси» [111, с. 31]. Удивительно тут многое. Прежде всего, оказывается, что наиболее крупным авторитетом по истории Руси является постоянный противник СССР Уинстон Черчилль. И что Русь якобы в те дни называлась Россия. Далее, что викинги и варяги – это якобы одно и то же, поскольку и те, и другие – грабители. Наконец, как утверждается, варяги не имели ничего общего со славянами, а были для них чужаками. И все это подается как вполне серьезное научное исследование. Именно поэтому мне захотелось рассмотреть, кто же такие варяги. Удивительно, что до меня никому в голову не пришло подробно изучить те самые германские земли, которые когда-то были варяжскими, а также прочитать надписи на зданиях, построенных еще в те времена, рассмотреть древние гравюры, вглядеться в имеющиеся на них надписи. Пока что нам подают историю так, словно бы от государства варягов не осталось ни малейшего следа, тем более следа письменного. И я как раз решил разобраться, можно ли составить какое-либо представление о том, кем же были варяги по их этническому составу. Оказалось, что материалов для этого более чем достаточно.

Что обычно хотят видеть потомки? Потомки желают видеть свою историю ясной, прозрачной и мудрой. Они хотят быть уверены, что если их предки откуда-то и пришли на новые земли, то пришли уже довольно подготовленными, с интересной мифологией и религией, ни у кого эти земли не отнимали, никого из-за этих земель не убивали, а если даже и включили местных жителей в свою новую страну, то научили их многим сторонам своей культуры, которой те не владели. Словом, предки были высококультурными, мирными, гуманными по отношению к местному населению людьми и в то же время весьма способными к дальнейшему развитию.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.