Пустые шкатулки и нулевая Мария. Том 7 (с иллюстрациями)

Микагэ Эйдзи

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пустые шкатулки и нулевая Мария. Том 7 (с иллюстрациями) (Микагэ Эйдзи)

Эйдзи Микагэ

Пустая шкатулка и нулевая Мария

Том 7

Перевод с английского языка – Ushwood

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

Оглавление

Пролог

Станет ли и эта сцена одной из тех, которые я помню лишь во сне?

– Ты готов?

Мой враг, «О», стоит передо мной в квартире, где раньше жила Мария. Я сверлю ее взглядом, и мои мысли начинают блуждать.

Я противостою красавице, обладающей невероятным очарованием; у нее длинные волосы, напоминающие волосы Марии, стройные руки и ноги топ-модели, изящное лицо с приклеенной улыбкой. Да… «приклеенная» – самое подходящее слово: ее улыбка так идеальна, что лицо выглядит как у мастерски сделанной куклы.

Сверхъестественная улыбка, пробуждающая животный страх.

До сих пор лицо «О» ускользало из моей памяти, когда я просыпался. Больше такого не будет.

«О» – уже не то мистическое создание, каким было, – теперь я узнал, что она создана «шкатулкой» Марии, «Ущербным блаженством». Если «шкатулка» Марии и есть причина моей амнезии, то «Пустая шкатулка» позволит мне противостоять ей.

Да! Сосредоточиться на ней!

…На «О»Ае Отонаси.

Она мой враг.

– ……

Все в порядке.

Как только я зафиксировал для себя, что она мой враг, мои мысли пришли в норму. Я чувствую повсюду запах ароматизатора. Мятный аромат – мощное напоминание о моих целях.

Вернуть Марию.

Сделать ее частью своей повседневной жизни.

Встретиться с нулевой Марией – девушкой, еще не знающей про «шкатулки».

Ради этих целей я пойду на что угодно. Я уже принес в жертву одного из своих друзей. Если мне придется убить всех до единого людей в целом мире – я сделаю это, и глазом не моргнув. Без всяких преувеличений, я серьезно.

Я делаю глубокий вдох и сердито смотрю на «О».

– Ты готов? – спрашивает она со своей таинственной и слишком совершенной улыбкой. – Попрощаться с этим миром?

Я изо всех сил хмурю лицо и отвечаю:

– Нет, с чего бы мне это?

Конечно, «шкатулки» ввергли в хаос мое самое ценное сокровище – мою повседневную жизнь.

Юри Янаги – беспрерывно страдает под тяжестью вины за совершенное ей убийство в «Игре бездельников».

Ироха Синдо – ее характер, а также вера в фальшивое чудо, внушенная ей «шкатулкой», разрушены.

Кодай Камиути – убит.

Рюу Миядзаки – убил своих родителей и отправился в тюрьму.

Рико Асами – пропала.

Касуми Моги – никогда больше не пойдет собственными ногами.

Коконе Кирино – получила тяжелые физические и душевные раны, от которых сломалась.

Харуаки Усуй – потерял всех друзей, включая меня.

Дайя Омине – вряд ли когда-нибудь вернется.

И я, Кадзуки Хосино –

Я смотрю на свою правую руку. На до сих пор не зажившую рану, которую нанес себе сам. Эта рана напоминает мне, что я грешник и безумец, прошедший точку невозврата.

– Но… – бормочу я себе под нос, сжимая правый кулак. И где-то внутри меня вспухает бесконечная энергия.

Да. Я не откажусь от идеи изменить этот мир, каким бы безнадежным ни было мое положение.

– При нашей последней встрече ты проиграл, – насмехается «О». Я смотрю на нее, вложив во взгляд как можно больше злобы, но ее это, похоже, не смущает абсолютно.

– Ты хочешь сделать так, чтобы Мария Отонаси добровольно отказалась от своей «шкатулки», верно? – продолжает она. – Однако ты должен понимать, что твои собственные поступки полностью исключили возможность того, что это когда-либо произойдет.

Я кусаю губы. Она права.

– Ради того, чтобы победить Дайю Омине, ты пожертвовал Коконе Кирино прямо у нее на глазах – прекрасно сознавая, что, увидев твое ужасное деяние, Мария станет глуха ко всем твоим попыткам ее переубедить. И твои опасения были не напрасны.

– …

Мария никогда не простит мне то, что я сделал, хоть это и было единственным решением, которое я мог придумать. Я сам вырыл себе могилу.

Нарушив повисшее молчание, «О» продолжает:

– Впрочем, это не имеет значения, поскольку произошло нечто гораздо более серьезное.

Что она –

«О» отвечает на мой вопрос, прежде чем я успеваю его хотя бы сформулировать.

– Мария Отонаси забыла про тебя.

– Что…

Моя цель – заставить Марию отказаться от «шкатулки». Я должен заставить ее отказаться от самой цели, которая гонит ее на поиск новых «шкатулок», – помогать исключительно другим. Я даже представить себе не могу, как можно убедить в этом человека с такой железной волей, как у Марии.

И, как будто ситуация и так не полностью безнадежная… Мария потеряла память?

И я должен так вот взять ее и переубедить? …Нереально. В смысле – кто будет слушать полного незнакомца? Как может незнакомец затронуть чье-то сердце? Мои слова ее уже не достигнут.

Ситуация на грани полной безнадежности

Да нет, надежды вообще нет.

Однако не это меня сейчас больше всего тревожит.

– …Она забыла про меня?.. Забыла про все то время, что мы пробыли вместе… это плохая шутка…

Нет!!!

Ни за что!!!

– У… уу…

Я стал для Марии чужим. Наша связь, за прожитую нами вместе целую жизнь ставшая крепче, чем между кем бы то ни было, растворилась.

Мария. Неужели ты не узнаешь меня, когда мы встретимся?

Мария. Неужели ты не улыбнешься, когда я назову тебя по имени?

Мария. Неужели ты уже не та девушка, которую я знал?

…Зачем тогда вообще бороться? Даже если я сумею уничтожить «Ущербное блаженство», у нас не будет общих воспоминаний, которые удерживали бы нас вместе.

– Похоже, ты в отчаянии.

Конечно, я в отчаянии! Я не смогу достичь своей цели, даже если уничтожу ту «шкатулку»!

И тем не менее –

– Однако ты не сдашься, не так ли?

Да. Не могу понять, почему, но она права.

Несмотря на переполняющую меня печаль, я продолжаю сверлить «О» сердитым взглядом.

Я спасу Марию, даже если она не помнит меня. Я спасу Марию, даже если она сама этого не хочет.

Я не сдамся. Нет… не совсем так. Я во власти «Пустой шкатулки», и я не могу сдаться. Я должен гнаться за Марией, даже если это убьет мое сердце. Я должен безостановочно искать ее, даже если мне придется нырять в глубину океана, где я не смогу видеть и дышать. Выбора «сдаться» у меня не было с самого начала.

«О» продолжает смотреть на меня; теперь она уже не улыбается. На ее лице самое жесткое выражение, какое я когда-либо видел.

– Буду честна: я тебя побаиваюсь.

Враг.

«О» наконец увидела во мне врага.

– У тебя нет надежды. Спорить с этим невозможно. И все же… я не могу избавиться от ощущения, что ты способен достучаться до сердца Марии Отонаси. Ведь такова данная тебе сила.

Она говорит о силе «спасителя», о силе, способной давить «шкатулки».

Мария создала «Ущербное блаженство», пожелав, чтобы все люди были счастливы. Однако из-за немыслимой точности «шкатулок» ее внутренние сомнения в собственном желании и ее тайная надежда, что кто-то ее остановит, тоже материализовались.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.