Завоеватели

Вольский Станислав

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Завоеватели (Вольский Станислав)

Станислав Вольский

Завоеватели

Историческая повесть

из эпохи открытия и завоевания

Южной Америки

I

20 мая 1474 года в городке. Трухильо, в испанской

провинции Эстремаду а, было большое торжество. На это

число приходился троицын день, а троицын день у бла-

гочестивых католиков пятнадцатого столетия считался

одним из самых больших праздников. В этот день ското-

воды пригоняли на трухильскую ярмарку, большие гурты

рогатого скота и лошадей, а крестьяне ближних и даль-

них деревень привозили кур, свиней, гусей, домашние ко-

вры, горшки и бочонки. В этот день крепостные прино-

сили своим сеньорам, проживавшим в Трухильо поме-

щикам - подати, установленные еще при дедах и праде-

дах: жирных индюшек, откормленных поросят, вино, мед,

оливковое .масло и несколько серебряных реалов1 впри-

дачу. В этот день священник приходской церкви св. Ге-

оргия часа полтора считал медяки, брошенные верующи-

ми в церковную кружку, а купцы надрывали себе глотку,

расхваливая свои товары, и натирали мозоли на пальцах,

отмеривая сукно и полотно. И вполне понятно, что в

троицын день все жители города пили, ели и плясали

так, чтобы целый год было о чем вспомнить. Дворяне в

один вечер пропивали все свои доходы, ремесленники

проедали месячный заработок, и даже нищие заказыва-

ли себе на постоялом дворе бутылку доброго вина и по-

хлебку из кишок.

Город был небольшой и неказистый на вид. Жило в

нем десятка два купцов, сотни три ремесленников да

человек сто дворян-помещиков с семьями. ,Трухильские

дворяне уверяли, что знатнее их нет во всей Испании,

но так как каждый испанский дворянин говорил то же

1 Р е а л- около 10 копеек.

5

самое, то никто им особенно не верил. Земли у них бы-

ло мало, крепостных еще меньше, в карманах ни лома-

ного гроша. Но зато они хорошо Владели оружием, и

знатные гранды и даже сам король охотно нанимали

их в свои армии. Войной и поборами со своих крепост-

ных они только и жили. А когда прекращались войны и

с крепостных нечего было взять, приходилось им ночью

выходить на большую дорогу и подстерегать неосторож-

ных путешественников.

Город был обнесен высокой, хотя уже довольно вет-

хой стеной, и попасть в него можно было только через

ворота, которые отпирались на заре и запирались после

захода солнца. Так было заведено по всей Испании, по-

тому что страна кишела разбойниками и шайки их

устраивали налеты не только на деревни, но и на города.

В этот день разбойников как будто нечего было опасать-

ся: даже самые смелые из них вряд ли решились 6ы на-

пасть на эти тысячи людей, съехавшихся со всей округи.

И потому городские ворота растворились еще до рассве-

та, и шумной толпой потянулись на, городскую площадь

пешеходы, всадники, телеги, лошади, бараны, быки, ослы

и мулы. В девять часов там уже нельзя было протолкать-

ся, и следившие за порядком альгвасилы 2 сбились с ног

и накричались до хрипоты, ловя карманных воров и раз-

гоняя нищих.

Особенно шумно было в том углу площади, где кре-

стьяне продавали привезенную ; на базар живность: кри-

чали продавцы, кричали покупатели, кричали важные и

потрепанные сеньоры, которые расхаживали по рядам и

следили, не затесался ли среди продавцов какой-нибудь

крепостной, утаивший от господина • подать.

- Ты что же это, Хозе, ничего не привез мне к

празднику господню?
- тонким голосом, кричал высокий

тощий человек в дырявом плаще и со шпагой на боку.

Крестьянин, сняв шляпу, молча протягивал сеньору

ощипанного гуся.

- А перья и пух где же?
- возмущался сеньор.
- Ты

от меня одним гусем не отвертишься! Во-первых, ты же-

нил сына. 3а разрешением на брак мне полагается две ку-

рицы. Во-вторых, три недели назад жена родила тебе

двойню. За каждого новорожденного младенца мне пола-

гается по курице. Значит, еще две...

1 Г р а н д ы - крупные землевладельцы.

2 А л ь г в а с и л ы - полицейские.

- Да помилуйте, дон Карлос, - отвечал крестья-

ин.
- Ведь оба они на третий день умерли, клянусь

:святым Антонио, умерли.

- И ты их похоронил?
- спросил сеньор..

- Ну, конечно, похоронил.

- Значит, за разрешение на похороны еще две ку-

рицы. Итак, друг мой, мы насчитали уже шесть куриц.

Где они?

Рядом шел спор о поросенке.

- Мой поросенок!
-визжала на :весь рынок пожилая

крестьянка, вцепившись обеими рукам в задние ноги

кругленького, откормленного животного.

- Врешь, мой!
- так же громко кричал дюжий ка-

баллеро, успевший завладеть двумя передними ногами.
-

В грамоте моего прадеда ясно сказано: «И обязан двор

Родриго ,Куэнья платить своему господину к рождеству

двух боровов по двести фунтов весом и к троицыну дню

одного борова такого же веса».

- Заплатила, клянусь пресвятой девой, все заплати-

ла!
- причитала женщина, не выпуская поросенка из рук.

- И на тридцать фунтов надула, клянусь пресвятой

девой, надула!
- не унимался сеньор, изо всей силы дер-

гая поросенка за передние ноги.

Поросенок визжал на весь базар, сеньор кричал, жен-

щина причитала. Через минуту за спиной спорящих по-

явился альгвасил и строго произнес:

- За непотребное поведение платите по одному реа-

лу штрафа с каждого!

От удивления и испуга женщина разжала руки. Зад-

ние ноги поросенка очутились на свободе. Сеньор рванул

к себе добычу, сунул ее под плащ и быстро скрылся в

толпе, а женщина начала ругаться с альгвасилом.

Посреди площади, как раз там, где кончались ряды

телег и начинались ларьки с мануфактурой и галантерее-

ей, была поставлена высокая сорокаведерная бочка. На

ней стоял тощий монашек, а рядом с бочкой сидел на

стуле толстый бритый человек В белой рясе доминикан-

ского (монашеского) ордена и перебирал пачку каких-то

бумаг. Тонкий монашек пронзительным голосом возгла-

шал на всю площадь:

- Слушайте, братья и сестры! Слушайте, братья и се-

стры! Его святейшество отец наш папа ;прислал из Рима

почтенного отца Бартоломео. Отец Бартоломео привез с

собой индульгенции. А индульгенция, как вы знаете, -

7

это отпущение грехов малых и больших, грехов извини-

тельных и грехов смертных. 'Отпущения эти

его святейшеством и снабжены восоовыми печатями: Вся

кому купившему индульгенцию по кончине его святой

Петр отворит ключом своим райские двери и впустит

его в рай новообращенного. Если даже самый большой греш-

ник купит индульгенцию, ему нечего, бояться смерти: при

жизни он получит прощение, а после смерти ангелы'

оденут его душу в райские одежды и поведут на такой:

пир, какой нам и не грезился. Покупайте индульгенции,

покупайте индульгенции, покупайте индульгенции!

дукат' за штуку, один дукат за штуку, один дукат за,

штуку !

Около бочки собралась большая толпа. Люди пере-

шептывались, считали деньги и советовались: купить или

не купить.

- Больно уж они дорожатся, - говорил один.
- Ду-

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.